ЛитМир - Электронная Библиотека

Раз в месяц мы с ней обязательно ходим в театр, ведь Нежельская – в прошлом актриса. А я так люблю театр, с самого раннего детства: эту суматоху у гардероба, волнительный шепот в зале под меркнущие огни, очередь за мороженым в антракте… Пожалуй, мне нигде так не хочется мороженого, как в театре! Надо обрадовать Таню, решила я, взяв в руки смартфон. Хотя нет, наверное рано ей говорить, а то вдруг у Екатерины Васильевны не получится достать три билета.

Мои размышления прервал странный звук. Словно кто-то пытался открыть нашу входную дверь! Эдик, спрыгнув с моих колен, пулей помчался в коридор. С гулко бьющимся сердцем я пошла за ним…

– Катька, ты дома? – вдруг услышала я за дверью мамин голос. – Ты дверь закрыла на внутренний замок!

– Мамочка! – обрадовалась я и кинулась открывать дверь. – Извини, я машинально! А ты что так рано?

– Да у нас директор уехал на какую-то важную встречу, – объяснила она, устало плюхнувшись на стул. – Вот я смылась с работы по тихому!

– Молодец! – засмеялась я. – Вот интересно, что бы ты сказала, если бы узнала, что я так смылась с уроков?

– Ну, небольшая взбучка тебя, конечно, ждала бы! – призналась мама, стягивая с себя сапоги. – Катька, я голодная, как волк!

– Волк, а у нас в холодильнике мышь повесилась… – вздохнула я.

– Что, совсем пусто?

– Совсем! Я сегодня за завтраком съела последний сырник…

– Катька, вот у меня голова дырявая! Главное, в кондитерскую забежала, а про все остальное забыла! – сетовала мама.

– В кондитерскую? – с подозрением посмотрев на маму, переспросила я.

– Алле-оп! – воскликнула она, доставая из пакета коробку моего любимого «Птичьего молока»…

На улице стало совсем темно. В окно забарабанил мелкий дождь, поднялся ветер, он завывал не хуже приведения. Мы с мамой сидели на кухне друг напротив друга и молчали. На меня вдруг навалилась такая усталость: глаза начали слипаться, не было сил даже рукой пошевелить.

– Катька, как же я устала… – словно прочитала мои мысли мама. – На работе сейчас какое-то безумие: идет финансовая проверка, начальник дергает меня постоянно. То один отчет ему составь, то другой!

– И когда она закончится, эта проверка?

Мама лишь пожала плечами в ответ. Тогда я через силу встала на ноги и начала убирать со стола: помыла чашки, спрятала торт в холодильник. Он оказался таким вкусным, что мы слопали добрую половину…

– Катя, скажи, разве можно столько сладкого есть? – спросила мама, устало склонив голову на бок.

– Это, наверное, риторический вопрос? – улыбнулась я. – А мне Екатерина Васильевна рассказывала, что раньше люди специально приезжали в Ленинград, чтобы купить мороженое и «Птичье молоко»!

– Про мороженое я слышала… Ленинградское считалось самым вкусным. А вот «Птичье молоко», мне кажется, везде продавалось…

– Кстати, в честь чего был торт? – поинтересовалась я.

– Как это, в честь чего? А конец первой четверти?

– Мы же ещё завтра учимся… – напомнила я, тяжело вздохнув.

– Завтра не считается! Подумаешь, три урока! – неожиданно бодрым голосом заверила меня мама. – Так что, Катерина, в выходные отдохнёшь, а с понедельника – в английскую школу!

– Мама! Но я же все лето там проучилась! – жалобно застонала я. – Вместо того, чтобы нормально отдыхать!

– Вместо того, чтобы бездельничать, – тоном учительницы поправила мама. – Катя, это не обсуждается! Мы с тобой уже раз сто про это говорили: я от тебя не требую отличной учебы, но английский ты должна знать свободно! Ты мне потом спасибо скажешь!

– Мамочка, но я так устала за эту четверть… Честно, очень устала, – уже со слезами в голосе пробормотала я.

– Ладно, лентяйка, – недовольно посмотрела на меня мама. – Будешь ходить не каждый день. Там вроде бы есть интенсивный курс: три раза в неделю, по три часа.

– Хорошо, но только утром!

– Почему утром? Неужели ты не хочешь в каникулы поспать подольше?

– Хочу утром отмучиться, чтобы потом весь день был свободным!

– Отмучиться! – возмутилась мама. – Вот зря ты так! Классная школа: педагоги из Англии, программа необычная, фильмы всякие смотрите… И вообще, ты же знаешь, я от тебя не отстану. Если не можешь изменить ситуацию, измени к ней отношение – начни от английского получать удовольствие!

– Ладно, начну, – обреченно сказала я и поплелась в ванную. Бывают моменты, когда с мамой спорить просто бесполезно…

Глава II

Подарок на день рождения

– Свобода! – заорал Пашка, едва прозвенел последний в четверти звонок. Схватив рюкзак, он пулей вылетел из класса. Димка Ярко сразу же бросился его догонять.

– Вот ненормальные! – поджала губы Даша Суховеева, очень заносчивая девчонка из нашего класса. Мы с ней почти не общаемся.

Когда я только пришла в этот класс, Дашка постоянно издевалась надо мной: мол, приехали тут из какой-то деревни и всё такое. А потом она узнала, что наши мамы работают в одной и той же компании: моя мама там главный бухгалтер, её – менеджер. Тогда Суховеева вдруг решила ко мне «подкатить», но ничего у неё не получилось! Я уже подружилась с Таней Заболоцкой.

Тане в этом классе тоже было непросто. Её мама работает продавщицей в цветочном ларьке, что рядом с метро. А наша школа считается «престижной» – она находится в самом центре, и преподаватели здесь сильные. Так что у нас учится много детей из очень обеспеченных семей. Так вот, Суховеева и её компания попытались мне объяснить, что Таня – «не из нашего круга»… Вот дуры! Танька – замечательная девчонка, умная, добрая, отзывчивая. Ещё она очень верный друг, она всегда за меня горой! Жаль только у неё с Пашей отношения не сложились…

– Ваши куртки, дамы! – Пашка, уже ждавший нас в гардеробе, сделал что-то вроде реверанса.

Наконец мы вышли из школы. Какое счастье – каникулы начались!

– Не могу поверить, что отмучились! – Димка устало облокотился о перила школьного крыльца. – Я уж думал, эта четверть никогда не закончится!

– Точно! – согласился с другом Пашка и весело взъерошил свои непослушные соломенные волосы. – Тем более в этом году нам такой подарочек сделали: алгебра, физика, химия…

– Не продолжай! – попросила я. – В ближайшую неделю даже слышать о школе не хочу!

– Так, ребята, я побежала… Помогу маме всё приготовить! – решила Таня, посмотрев на часы. – Вы к двенадцати успеете?

– Конечно, успеем! – ответила я за всех.

Таня понеслась через двор и вскоре скрылась в своей парадной – её дом стоял прямо напротив школы. Паша и Димка тоже живут неподалёку. Везёт, мне до школы идти минут двадцать.

– Ласточка, тебя проводить? – с надеждой посмотрел на меня Паша.

– Нет, не надо, на улице же светло!

– Ладно, – вздохнул он. – Встретимся у Тани!

Мамы дома не было… На кухонном столе лежал красивый фиолетовый свёрток с бантиком и записка: «Катя, меня срочно вызвали в офис. Прости, малышка! Вечером увидимся. Может быть, сходим куда-нибудь? Эдика я покормила, подарок упаковала! Целую, мама». Ну вот, как всегда! Я так хотела упаковать подарок вместе с мамой. Обожаю это дело: заворачивать что-то в красивую глянцевую бумагу, подбирать разноцветные ленточки… А маму даже в субботу не могут оставить в покое!

Времени у меня оставалось немного. Я с удовольствием закинула портфель в самый дальний угол, повозилась с Эдиком и вдруг сообразила, что неплохо было бы выйти пораньше и помочь Таньке. Они с Валентиной Сергеевной наверняка сейчас крутятся как белки в колесе! Я быстренько переоделась и выбежала во двор. Накрапывал мелкий холодный дождь, и вообще на улице было как-то неуютно… Накинув на голову капюшон, я припустилась бежать и чуть не врезалась в машину «Скорой помощи»! Это было у того самого дома, где вчера мы столкнулись с Ромкой. Рядом со «Скорой» стояла полицейская машина, а между ними нервно курила высокая холеная женщина: копна кудрявых волос, сапоги на высоченной шпильке, светлая шуба в пол. «В шубе под дождём? И не боится мех испортить?» – в мыслях удивилась я одежде незнакомки.

3
{"b":"694216","o":1}