ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Василий Панфилов

Дети Революции

Глава 1

— Его Величество в парке, — с намёком на поклон сообщил придворный, — он соизволил сообщить, что готов дать аудиенцию[1] сразу же по вашему прибытию.

В голосе придворного звучало привычное осуждение непутёвого монарха, но попаданец отметил, что былые пренебрежительные нотки ушли.

Немолодой лакей, важно неся себя и оттого ступая излишне медлительно, проводил генерала к беседке. Король с несколькими придворными что-то обсуждал, стоя перед макетом города — не иначе, очередная Великая Стройка намечается.

— Друг мой, — весело сказал король, завидя Фокадана, — пойдёмте, нужен ваш совет.

Прогуливаясь по дворцовому парку, Людвиг вёл себя так, будто Алекс отсутствовал несколько дней. Монарх мало изменился за четыре года, разве что пропало ощущение лёгкой безуминки в глазах, и появилась уверенность в себе.

Отречения в пользу дяди и двоюродного брата, наметившееся пару лет назад, не предвидится. Учитывая очевидную асексуальность[2] чудаковатого короля и его категорическое нежелание жениться, беспокоиться запасной ветви Виттельсбахов не о чем. Власть фактически в руках у Луитпольда и его сына, тоже Людвига, а корона подождёт.

Его Величество как-то договорился с дядей Луитпольдом и поделил с ним обязанности правителя. Людвиг царствует, но не правит, оставив себе представительские функции, попутно курируя образование и культуру. Дядя с кузеном взяли на себя финансы, промышленность и армию.

Получается недурно, Бавария ныне одна из самых благополучных стран мира. Не самых сильных, а именно благополучных — последнее в том числе благодаря сокращению армии. Русские союзники настояли.

На проекты Людвига тратится никак не меньше двадцати процентов дохода, но поскольку Его Величество с превеликим энтузиазмом занимается возведением общественных зданий, то деньги из казны на хотелки монарха выделяются без вопросов. Строительство школ, университетов и театров общество воспринимает очень положительно.

Образ мудрых Виттельсбахов, ухитрившихся поставить на службу народу даже свои недостатки, регулярно выплывает в прессе. Династия популярна и считается благословенной — не без подачи Луитпольда, разумеется. К слову, после договора двух ветвей, количество заговорщиков в стране резко уменьшилось.

— Ваше Величество? — Прервал молчание задумавшегося короля Фокадан.

— Людвиг! — Возмущённо парировал тот.

— Ваше Величество Людвиг, — невозмутимо повторил старую шутку попаданец, на что монарх рассмеялся облегчённо.

— Вопросы по скаутскому лагерю возникли. Конечно, друг мой, вы описали структуру уже существующих у ИРА, но я хочу понять дух, саму суть этих ваших детских лагерей. Всё-таки отличии у двух стран имеются, и довольно-таки существенные, так что бездумное повторение может даже навредить.

— Дух? Хм… Но вы правы, что решили спросить у меня. Основное отличие — контингент. Первое и самое важное, в скаутских лагерях ИРА совсем другие дети. Голодные, озлобленные, многие из них привыкли воровать, убивать и торговать своим телом. Не потому, что они испорченные, а потому, что иначе от голода умерли бы они сами и умерли их близкие.

— Преступники поневоле? — Монарх задумался ненадолго, — да, похоже. Эти взрослые могут выбирать, становиться ли им на скользкую дорожку, да и то не всегда. Дети же невинны по своей сути.

Попаданец поморщился, насчёт невинности детишек он бы поспорил — в своё время сталкивался с малолетними отморозками, коих нельзя назвать иначе, чем тварями. Нормальные родители, не бедные, внимание есть… просто отбраковка, по-видимому.

— Н-да… так что контингент, сами понимаете, непростой. Перевоспитывать нужно быстро, недорого и желательно безотходно. Именно желательно, — повторил Алекс, видя возмущение монарха, — мы не настолько богаты, чтобы прыгать вокруг каждого. Хотелось бы, но нет.

— Решение простое — лагерь армейского типа с жёсткой дисциплиной.

— Не ново, — перебил Людвиг, — да, извини…

— Верно, не ново. Только и отличие существенное — прежде всего мы не ставили цель сломать детей под армейские стандарты. Жёсткая дисциплина, но не палочная и не карцерная. Учим не маршировке, а интересному: стрелять, фланкировать, ходить по следу. А главное — инициация, как раньше, у предков. Выполняют определённые задания, показывают храбрость, какие-то умения, выдержку — постепенно вроде как поднимаясь по ступенькам к сияющему образцу в виде великолепных капралов и сержантов.

— Великолепных, это в смысле ветеранов?

— Да, все ветераны, прошедшие минимум одну войну, а многие и по две-три. Медалями увешаны, уверенный взгляд, повадки матёрого хищника. Соревнования постоянные среди детей для выявления лидеров, которых ставим во главе отрядов. Отряды друг с другом соперничают, а чтоб злобы не возникало, время от времени перемешиваем — не навсегда, а на какой-то промежуток времени. Тогда они договариваться между собой начинают, сотрудничать.

— Жёстко, — с долей сомнения сказал Людвиг, — этакий лагерь юных спартанцев получается. Волчья иерархия какая-то.

— Волчья, — согласился Фокадан охотно, — а деваться-то куда? Контингент… впрочем, пораспрашивай офицеров о нравах в военных школах, много интересного услышишь. Что-то мне подсказывает, что нравы у ирландских волчат помягче могут оказаться.

Его Величество скривился, но кивнул задумчиво:

— Спрошу. И каковы ступени инициации?

— Мм… с этим сложнее, мы новичкам, только прибывшим под опеку ИРА, скорее путь показываем. Лагерь военного образца, капралы и сержанты из числа самых заслуженных и харизматичных, да всё это вперемешку с рассказами о сланных предках и подлых англичанах.

— Общий враг и некие идеалы? Разумно. Правда, не вижу пока, как это повернуть на баварский лад, но ничего, разберусь. Тем паче, контингент у меня не столь запущенный. Так что там дальше?

— Образование к инициации плотно привязываем. Не просто лидерские качества, храбрость и некие навыки, но и мозги, желание и умение учиться. Образование ныне — привилегия. Возможность окончить хорошую школу есть только у представителей среднего класса и редких счастливчиках из бедноты. Прочие довольствуются умением бегло прочитать вывеску, накарябать своё имя в рабочем контракте, да подсчитать сдачу в зеленной лавке.

— В Баварии с этим получше, — не согласился монарх, — у нас давно всеобщее образование введено, да неплохо, скажу тебе.

— В Баварии… не стоит сравнивать благополучное государство с Ирландией.

— Ты прав, Алекс, извини.

— Многие события привязали к школе. Футбол, к примеру, с первого класса. Регби со второго — хоть в шесть лет сдал экзамены, хоть в двенадцать. Не обязаны играть, но имеют право.

— После школы-то играют? — Понимающе хмыкнул Людвиг.

— Играют, но нет соревновательного момента, нет официального признания их взросления. Жилы рвут, чтобы в следующий класс перейти! В третьем классе хоккей на траве, лакросс[3] и прочие игры с палками начинаются. В четвёртом, как некий особо важный этап взросления — борьба. В средней школе, начиная с пятого класса, бокс изучают. Шестой класс — фехтование и фланкирование. Ну и в старшей школе уже огнестрельное оружие, стрельба, тактика рейнджеров и сапёров, выживание в дикой природе.

— Небезынтересно, — кивнул монарх задумчиво, — таким образом вы показываете им, что оружием владеть может только достойный. Прививается уважение к оружию и самоуважение. Мнится мне, что выпускник такой школы, окончивший все восемь классов, не станет развлекаться субботними кулачными боями по тавернам.

— Количество драк даже у взрослых стало снижаться, — засмеялся Алекс, — они видят бокс и борьбу как спорт, с соревнованиями и прочей атрибутикой. Драться в пьяном виде почти перестали, теперь если конфликт возникает, то совсем как у дворян — секунданты.

— Неужто стреляются?! — Восхитился король.

1
{"b":"694286","o":1}