ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока мы ехали в гости к Наумовым, я устало развалился на заднем сидении, пытаясь прийти в себя и понять не переоценил ли свои силы во время тренировки. Права была принцесса из Поднебесной, говоря, что кинетическое поле невероятно выматывающая техника. За последние лет десять ни разу не получалось так сильно опустошить внутренний резерв. Но зато я мог в полной мере оценить, насколько продвинулся в плане укрепления тела за этот месяц. Вроде бы совсем недавно Таисия меня хорошенько побила, с трудом, но сумев расколоть доспех духа. Теперь же стало понятно почему «прорыв» получился таким странным. Просто я дошёл до такой стадии, когда недостаточно только укреплять защиту, а нужно расходовать силу, вычерпывая резервуар, чтобы, наполняясь вновь, он становился больше. Мне попадались старые тексты японских мастеров, где они говорили, что для постоянного роста нужно находить всё более и более сильного противника. Иными словами, нужно выкладываться на все сто процентов, чтобы прибавить в силе ещё немного.

Миновав большую развязку, мы свернули к центру столицы. Сначала ехали по широкому проспекту, миновали площадь и свернули на небольшие улочки. Не знал, что в сердце города есть подобные районы с четырёх-пятиэтажными жилыми домами. Старинные фасады зданий, с лепниной, изящными окнами и даже балкончиками. Расцветка зданий в основном кремовая, от самых светлых до тёмных тонов. Мы проехали вокруг одного такого здания. Выполнено оно в виде неровного квадрата с просторным двором в центре. Дорогие машины, припаркованные на узкой улочке, едва давали возможность разминуться встречным автомобилям. Вход во двор здания перекрывали решетчатые ворота. Когда мы остановились, из будки охраны вышел крепкий мужчина в костюме.

— Матчин, — сказал Василий, опуская окно. — К Наумову.

Охранник кивнул и поспешил вернуться к себе. Через секунду ворота дрогнули и начали открываться. Двор действительно оказался просторным, с клумбами для цветов, лавочками и даже небольшими декоративными деревцами. Стоянка в центре строго размечена. Как раз там, рядом с дорогими спортивными машинами крутилась молодёжь. Двое парней, четыре девушки. Хотя, молодёжь сказано слишком сильно, так как парни — мои ровесники. Насчёт девчонок не скажу, на взгляд определить довольно сложно. Мы припарковались с противоположной от них стороны.

Я вышел, разглядывая окна пятиэтажного здания. Интересно, сколько людей здесь живёт? Не исключено, если всего одна семья Наумовых. И прислуги человек двадцать, чтобы держать столько помещений в надлежащем виде. Обратил внимание, что в ворота следом за нами заехала серебристая машина. Что-то среднее между внедорожником и седаном. Колёса большие, но подвеска не такая уж и высокая. На капоте знак крыльев с буквой «В» в центре. Подъехала она достаточно близко, чтобы рассмотреть, что салон выполнен из светло-кремовой кожи с деревянными вставками. Честному наёмнику нужно лет десять трудиться и все деньги откладывать, чтобы такую купить. Машина остановилась прямо по центру площадки. Из неё, не глуша двигатель, выбрался солидно одетый и важно выглядевший усатый мужчина. Волосы, как и усы чёрные, внешность славянская, но очень интересная не совсем типичная. Он мне почему-то грека напомнил. Было дело, мы на месяц в греческом порту застряли, неплохо так погуляли по городу и окрестностям. Вот, глядя на него, мне почему-то именно Греция вспомнилась.

— Вы встали на моё место, — с едва заметным акцентом сказал он, показывая на громоздкий джип.

— И? — уточнил я. На стоянке для десятка авто занято было всего три места.

— Переставьте машину, — говорил хотя и строго, но непонятно, требовал или просил.

— Вот, говорил я Сашке…

— Никодим Михалыч, — вмешался один из парней, отпуская талию подруги и направляясь к нам. — Паркуйте на моё место.

Мужчина недовольно посмотрел на моё наглое выражение лица, затем на парня. Молча забрался в машину и очень осторожно начал выруливать, чтобы встать точно по разметке в указанном месте.

— Кирилл, — улыбнулся мне парень, протягивая руку.

— Кузьма, — мы обменялись рукопожатием.

— Ты к Наумову Петру Сергеевичу? — уточнил он.

— Именно такой план.

— Когда план есть — это хорошо, но плохо, когда нет карты, — многозначительно заметил он. — Пошли провожу. Здесь заблудиться как два пальца… — он бросил взгляд на девушек, наблюдающих за нами с хитрыми улыбками. — Легко, в общем.

Когда я только вышел из машины, девчонки на меня смотрели с холодным равнодушием. Когда же Кирилл пожал руку, мой статус в их глазах стремительно взлетел, установившись на уровне «очень любопытно». Только одна из девушек, стоявшая довольно близко ко второму парню, оставалась безразличной. Я бы определил её как эксперта первой ступени, по силе равной любой из дочерей Трубиных. При этом она была на пару лет моложе. Парни же приближались к третьей ступени эксперта. В этой тройке едва ли не физически чувствовалось крепкая родословная линия. А вот девчонки, хитро смотревшие на нас с Кириллом, едва ли понимали, какая пропасть между ними и наследниками влиятельных семей. Ну да, красивые, стройные, улыбчивые, с такими неплохо провести время.

— Пошли, — согласился я.

Со стороны одного из подъездов здания к нам спешил кто-то из охраны, но увидев меня в компании с Кириллом, подходить не стал, резко повернув к воротам.

— Отец злится, когда я сквернословлю, — тихо сказал Кирилл, когда мы отошли от стоянки. — А эти пигалицы ему доносят. Ух, я их… — он тихо выругался, нелестно отзываясь о красотках и в красках рассказывая, как накажет ночью.

— Вы куда-то собрались? — вынес я из всего сказанного нецензурной лексикой.

— В клуб. Сегодня знаменитая шведская рок-группа выступать будет. «Ночные искатели», слышал? Хочешь, поехали с нами. Такой шанс выпадает раз в два года. Это я про группу.

— И ты всех подряд приглашаешь? — хмыкнул я.

— Нет, только тех, кого отец уважает. А я таких, кому меньше тридцатки, и не знаю, — поймав мой взгляд, он улыбнулся. Мы как раз заходили в здание. — Он сегодня с утра охрану строил. Говорил, что приедет глава новой ветви рода, и чтобы никто не вздумал вести себя с ним грубо. Обещал ноги оторвать. Нам с Лёхой внушение сделал, чтобы мы не нарывались. Как будто мы ему каждый день проблемы доставляем, — он фыркнул. — Да, ты на Михалыча не обижайся. Салют — он такой. Любит порядок, правила и деньги.

— Салют? — не понял я.

— Фамилия у него такая, — закивал Кирилл. — Вообще, он грек и фамилия у него переводится как «Салют». Он, когда паспорт менял, прикололся. Точнее, мы не знаем, специально или нет. Но теперь он Никодим Михайлович Салют. Вот так, — парень рассмеялся.

Второй этаж дома, куда мы зашли, напоминал чем-то убранство дворца. Дорогие картины на стенах, вазы, скульптуры. Не дом, а выставка изобразительного искусства. Длинный коридор, проходящий через всё здание и почти полная тишина. Только в одной комнатке я приметил охранника, болтающего с горничной. Они увидели нас и бросились в разные стороны, как перепуганные кошки.

— Слышал, как вы с Артёмом поссорились, — сказал Кирилл, скорее всего, имея в виду сына князя, с которым мы столкнулись в Санкт-Петербурге. — Он тот ещё дебил, доводилось пересекаться. И отец у него такой же, два сапога пара. Он что, княжеской фамилией тыкал?

— Типа того, — кивнул я.

— И при нашем знакомстве тоже. Вот как узнать, что ты с сыном князя разговариваешь? — расплылся в улыбке Кирилл. — Он тебе об этом в первые пять секунд разговора напомнит, — он рассмеялся бородатой шутке. — Ладно, дальше не пойду, отец ругаться станет. Через одну дверь будет приёмная, не пропустишь. Ну что, на Искателей пойдёшь? Мы подождём.

— Я ещё не обедал.

— Так и мы, — кивнул он. — Конь…

Кирилл быстро прикрыл рот ладонью, огляделся, словно его могли подслушать.

— Лёха так вообще готов кожаную оплётку с руля жевать. Говорит, со вчерашнего утра ничего не ел.

Идти в ночной клуб не хотелось, но шведскую рок-группу я знал и творчество их уважал. Да и с молодёжью из рода нужно было налаживать отношения. Или хотя бы познакомиться, узнать, чем живут наследники благородных родов. А то у девчонок, тех же Хованских и Трубиных, из всех развлекательных мероприятий только пикники, музеи, да званые ужины.

2
{"b":"694287","o":1}