ЛитМир - Электронная Библиотека

Растущие относительно близко друг от друга деревья, которые я принял за лес, имели очень странную форму, они были не вытянуты вверх, а скорее приплюснуты. Углубившись в заросли, едва не провалился в яму, наполненную водой.

— Чёртовы кусты! — проскочило в эфир ругательство Ливио, затем ещё пара слов на итальянском.

Я оглянулся, посмотрел на дорогу. Река и заросли находились в низине, и машин отсюда почти не видно. Зато сразу стало понятно, почему местные говорили, что пройти можно только вдоль русла реки. Воды пока не много, учитывая, как поливает дождь, но если так продолжится, то здесь станет опасно.

— Движение на девять часов, — сказал я в рацию, увидев две фигуры, быстро двигающиеся вдоль берега. Случайно увидел, они вынырнули из зарослей, пробежали метров десять и снова пропали из вида. Зелёные камуфляжные комбинезоны, такие же как у нас с Джимом. Думаю, даже фирма та же. Между нами метров двести, но я их не чувствую.

Двигались фигуры быстро, словно убегая от отряда преследователей, стараясь до последнего не выдать себя. Возможно, наоборот, хотели как можно быстрее добраться до залива. Перебраться на другой берег реки оказалось проблематично, но я заметил позади крупные камни, немного перегородившие русло. Хорошо в последний момент обернулся и посмотрел на речку. В тот самый момент диверсанты перебрались на нашу сторону и довольно резко выбрали направление к дороге, где стояли машины. Заметили?

— Ливио, они идут в вашу сторону, внимание. Джим, как только будешь уверен, что видишь их, жахни разрывным, чтобы залегли.

— Принято, — голос Ливио.

— Кусты мешают, — ответил Джим. — Воды много.

— Давай! Я пойду наперерез, не зацепи.

— Вижу их, — голос Марго. — Идут к нам через кустарник. Мужчина и женщина. Быстро идут, восемьсот метров.

Я почти уверен, что они почувствовали Джима, прикинули, что там только один мастер и решили напасть. Возможно завладеть машинами. Когда я выбежал на равнину, то не сразу заметил бегущих. Стена усиливающегося дождя неплохо скрывала их. Эх, надо было остаться у дороги. Побежал так, чтобы перехватить их недалеко от дороги. Краем глаза отметил, как далеко слева вспыхнул столб огня, распространяя вокруг клубы пара. Секундой позже огонь взорвался изнутри и мелькнул раскалённый кусок металла. Ярким росчерком он пронёсся над кустарником, ухнул вниз и оглушительно взорвался. В воздух взметнулись комья грязи, кустов и воды.

— Давай ещё, — крикнул я в рацию.

Джим, скорее всего, менял позицию, так как второй выстрел запоздал на полминуты. Я почти добрался до пары, когда послышался оглушительный свист и взрыв. Это он «гайку» запустил, приплюснутый шар с отверстием, издающий наводящий ужас свист в полёте.

— Вступаю в бой, — тяжело дыша от бега, крикнул я. Теперь уже не скрываясь, использовал силу, зато сквозь кустарник двигался как бульдозер с ковшом, ломая и выдирая кусты с корнем.

Я немного не добежал до воронки, куда угодил снаряд Джима, так как меня снесло в сторону. Чувство такое, что грузовиком сбило. Пропахав с десяток метров по земле, завяз в кустарнике. Удачно, а то летел бы до самой дороги. Один из противников — кинетик, причём очень сильный. Я его даже знаю! Тихий, неприметный мужчина сорока лет. Необычно скромный, для обладателя подобной силы и положения. И догадываюсь, кто пришёл вместе с ним. Бешеная стерва Ацуко. Есть среди женщин мастеров те, кто идёт путём силы, отказавшись от многого. Такие, как она пытаются доказать, что сильнее мужчин, при этом почему-то презирая их. Меня всегда убивала эта ошибка в логике и головах. Зачем пытаться доказать что-то тем, кого ненавидишь? Или они подсознательно хотят, чтобы признали и уважали?

Все эти мысли промелькнули на краю сознанию и затаились. На первый план выходили крупицы информации, всё, что я о них знал.

— Джим, кинетик на мне, разберись с огненной бабой, — быстро сказал я, вскочив и, пригнувшись, ринулся сквозь кусты. — Хамада-сан, сдавайтесь!

В последний момент прыгнул в сторону, а в том месте, где только что был, кусты вдавило в землю, словно на них наступил великан. Земля под ногами ощутимо дрогнула, а с кустов на землю полилась вода. Мне грязь не страшна, я бежал по ней, как невесомый эльф по снегу, а вот диверсантам она доставляет немало проблем. Почувствовав нарастающую силу рядом, закрылся бронёй и на меня обрушился поток огня. Температура была настолько высокой, что ближайшие кусты вспыхнули и исчезли. Резко вскипев, испарилась вода, накрывая площадку непроглядным туманом. Я лишь криво ухмыльнулся, падая на землю. Грохнул взрыв, гораздо сильнее, чем два предыдущих, вместе взятых. Ударная волна сдула водяной пар и огонь, на секунду оглушив. Почти сразу встав, пробежал по перепаханной грязной земле, всё ещё дымившейся в нескольких местах. Увидел руку, словно кто-то пытался выбраться из пятиметровой воронки. Но подойдя ближе понял, что хозяйки руки поблизости не видно.

— Сдавайтесь Хамада-сан, — громко повторил я, хорошо слыша при этом только левым ухом. — У Вас нет шансов победить.

Невысокий мужчина, телосложением напоминающий юношу, сидел недалеко от воронки. Он что-то сказал, но я не расслышал из-за шума дождя. Но, догадываюсь, что именно. Если император Тайсе приказал ему сражаться, то он выполнит этот приказ или умрёт. Сдаться в плен — это позор. Из всей японской аристократии он был последним, с кем бы я хотел драться. Почему именно он?

«Теряешь время, — пришла мысль. — Сейчас он придёт в себя и даже при поддержке Джима будет непросто справиться. Давай, ты же хотел испытать «его» именно против кинетика».

Рука сама потянулась к поясу, где в закрытом чехле для ножа лежал боевой стержень. Я вытер грязную ладонь о костюм, отщёлкнул зажимы. Металлический стержень едва не обжёг. Он казался тяжёлым, урони и скроется под слоем грязи, уйдя вглубь на пару метров.

«Видишь, что выхода нет, к чему промедление? — давил внутренний голос. — Хочешь рыдать над телом друзей, до кого он сможет дотянуться, пока ты колеблешься?»

— Чёрт! — сквозь зубы прорычал я.

Хамада Иоши копил силу, или собираясь применить особый удар, или рассчитывая на долгое противостояние. Бросил короткий взгляд в сторону возвышенности дороги, куда выбрался Джим. Крупного американца было хорошо видно.

— Чёрт! — в сердцах прокричал я, побежав к нему навстречу, разгоняя тело. Размытой тенью, метнулся ко всё ещё сидящему на земле мужчине.

Он вскинул руку, ударяя в меня невидимой стеной, которая должна была отбросить на пару десятков метров. У Таисии подобный удар получался значительно хуже, но даже так она отправляла меня в долгий и головокружительный полёт. Я врезался в стену, ударяя по ней заострённым концом стержня и к нашему обоюдному удивлению, пробил. Она лишь немного замедлила мой рывок и для второго удара у Хамады не было времени. Я же обрушил на голову японца кулак, стараясь не думать, какую тяжесть он сейчас несёт.

Остановившись и набрав полную грудь сырого воздуха, я от злости заорал так, что меня должны были услышать у аэродрома. И словно дожидаясь именно этого, с той стороны загрохотало. Отдалённо и глухо.

— Связь! — сказал я, приложив палец к уху. — Сообщите, что с диверсантами мы разобрались. Идём в сторону залива.

После небольшого сражения я был покрыт грязью и листьями с ног до головы. Немного поколебавшись, зашагал к дороге, взобрался по насыпи. Сверху на перепаханное и обгорелое поле боя открывался отличный вид.

— Уверен, что нам надо к заливу? — спросил Василий. — Если там сейчас работает корабельная артиллерия, это может быть опасно. Всё, что от нас зависело, мы сделали. Можно уйти на север к Курильску. Слышишь, как гремит?

— Джим? — спросил я.

— Решай, — сказал американец. Его немного подкоптило, но даже волосы не опалило.

— На востоке берег длинный, там пехоту можно высадить где угодно, — сказал Василий. — Не везде танкам места хватит, но люди пройдут. Если сейчас начнут, то с юга к Буревестнику выйдет пара тысяч человек. И точно так же с северной стороны залива. А дорога к Курильску одна, не пройдём сейчас, застрянем.

52
{"b":"694287","o":1}