ЛитМир - Электронная Библиотека

— Рассаживайтесь, — я жестом показал на пол. — Начнём тогда заново. Не хотите учиться, будем топтаться на месте. Мне всё равно.

— Мы тренировались, — сказал Кристофер, добавляя в голос нотку позитива. — Сложное очень умение.

— Там, — я показал на дверь, — всё просто и понятно. И результаты соответствующие. А здесь всё по-другому. Как у взрослых. Если не получается, значит либо недостаточно усилий прикладываете, либо это просто не ваше. Это Алёну я могу направить, держа за руку, провести через все сложности, расширить границы. Потому что готов тратить на неё своё время. А вы должны дойти до всего сами.

— Парная культивация, — немного оживился Морока. — Мы слышали. Вы же нас научите, это не секретная семейная техника?

Я чуть дар речи не потерял, не зная, то ли матом крыть, то ли спросить от кого он подобное услышал.

— Вот как нормальный одарённый может до подобной чуши додуматься? Какая парная культивация? Кто тебе такое сказал?

— В институтском сообществе пишут про это, — ответил он. Вынул из кармана телефон, принялся листать сообщения. Мне тоже стало интересно, поэтому я ждал. — Ага, здесь.

Он протянул телефон. На экране был открыт чат. Тема насчитывала почти семь тысяч ответов и называлась: «Парная культивация». Денис выбрал сообщение какой-то девушки: «Точно говорю, всё сходится. Я лично видела. Они с Соломиной запирались в классе и оттуда стоны были слышны. А потом она внезапно на соревнованиях ногами вперёд всех вынесла. То в третьем бою сливалась, а то прошла через всю элиту института, заканчивая бой одним ударом. Такого не бывает! Отец говорит, он книжку китайскую видел, где такой способ тренировки описывается». Ниже кто-то из парней поставил смеющиеся смайлики и подпись, что он бы с автором поста парной культивацией позанимался. Она же ответила, что, если он секрет техники знает, пусть приходит.

— Это ж сколько идиотов набралось, — удивлённо произнёс я, протянул телефон Алёне. — Ты читала?

Она пробежала глазами по тексту, задумалась, пожала плечами и вернула телефон Мороке. Я только сейчас обратил внимание, что пары из разных стран состояли из парня и девушки. «Нет, нет, вряд ли бы из-за подобной чуши, — подумал я. — Их кураторы же не дураки».

— Не верьте, — подытожил я. — Пусть недалёкие студенты думают что хотят. Без упорных тренировок и таланта никакая парная культивация не поможет стать сильным. Если кто-то придумает, как совместить приятное с полезным, сам буду в первых рядах на раздачу. Давайте тренироваться. Так, что у нас было? А, точно, первый шаг к укреплению тела через развитие доспеха духа. Давай, Кристофер, показывай, что освоил и что не получается…

Несмотря на утренние неприятности, оставшийся день прошёл тихо и без спешки. Как и следующий. Я всё ещё пытался восстановиться, замечая, что после пары истощений процесс движется существенно быстрее. Вернулось старое чувство, когда тебя переполняют силы и начинаешь думать, куда бы их выплеснуть. Физические упражнения не помогают, а усталость делает это чувство невыносимым. Помню, маялся в старшей школе, ломал мебель и ручки на дверях простым прикосновением. Мама говорила, что так всегда происходит, когда тело пытается подстроиться под силу мастера. Только началось это как-то неожиданно рано.

Сидя на диване в комнате, листал одинаковые тетрадки с ровными и не очень строчками. Можно сказать, утолял любопытство, так как ничего особого не видел. Денис и Тамара ни к какому роду не принадлежали, выходит, работали на военных. Занимались самбо и боксом, писали о стрелковой подготовке. Зачем, спрашивается, они про умение палить из любого оружия упоминали? Испанцы относились к радикальному и очень воинственному клану. Хотя в Каталонии всего было два клана и друг от друга они практически не отличались. Одинаково не любили Испанию, занимались контрабандой оружия и всего, что пользовалось спросом в Южной и Северной Америке. Арабы выходили из знатного рода шейхов, но это ни о чём не говорило, так как таких родов у них пара десятков. Все знатные, все друг друга люто ненавидят. Но деньги у них водятся и детей они могут отправить учиться в любую точку мира. Корейцы удивили. Точнее, парень, Юн Хонг, оказавшийся сыном Юн Сони. Подруга Индры носила имя Лина и ту же самую трудно произносимую фамилию, что и у парня. Может сестра, надо будет уточнить.

— Кузя, привет, — в комнату вошла Таисия, подошла, чмокнула в щёку. — Как прошёл день? И почему входную дверь не запираешь?

— День прошёл… обычно, — оторвавшись от тетради, ответил я. — А насчёт двери, то это для сестёр Юй. Они обещали подать ужин через полчаса. Днём все уши прожужжали, что в столовой плохо готовят.

— Да, слышала запах еды на лестнице, — сказала она из спальни. — Ещё подумала, что кто-то до нашей кухни добрался. Кстати, ты слышал, что говорят в институте?

— Смотря о чём ты. Неужто заметили, что у меня появились слуги?

Пару минут слышался шорох одежды, затем Тася вышла, упала рядом со мной на диван.

— Знаешь, Кузьма, я так и не поняла, зачем тебе это. Какой-то бессмысленный, но наверняка коварный план, который должен вызвать у кого-то изжогу, так?

— Всё так. Я за их обучение возьмусь, чтобы они любого благородного студента за пояс заткнули. Пусть от изжоги страдают.

— Это ты про свою новую группу или про всех? — она посмотрела на меня, вздохнула. — Ты как маленький.

— Это многоуровневый, долгоиграющий план. Потом будешь мной гордиться.

— Уже горжусь. А вот студенты обсуждают на своих закрытых форумах, что ты сбежал с войны. Говорят, испугался и тому подобное. Сегодня у меня на занятиях об этом спрашивали. Представляешь?

— Надеюсь, эти негодяи ещё живы? Чтобы лично с ними успел поквитаться, — я рассмеялся, взял её ладонь. — И что ты им ответила?

— Сказала, что ты не мог сбежать, так как по закону тебя там вообще не должно было быть. Многие удивились.

— Ай, — я отмахнулся. — Завтра придумают для себя какое-нибудь оправдание, что я или сам напросился, а потом сбежал, или меня долго уговаривали и всё в том же духе. Это лавина, которую так просто не остановить. Нужны кардинальные меры.

— Деканат эти меры уже принимает. Сегодня трёх студентов отчислили, за то, что слухи про тебя распространяли. Я своих предупредила, а там пусть думают.

— Всех не отчислят. Да и меры эти глупые. Мне кажется, так только хуже будет.

— Как посмотреть. Для многих учёба здесь это отличный шанс завести нужные связи, попасть в богатый род. А для благородных это как обязательная ступень. Чтобы потом за спиной не говорили, что он мастером не стал, только потому, что учиться не захотел.

— Если они нашли в себе мужество ссориться со знатным родом, то отчисление им не страшно. Меня всё это совсем не интересует и не напрягает. Я думаю о том, что сейчас творится на островах, — нахмурился я. — В новостях говорят, что с двух островов Японцев выдавили в океан, там потопили корабли, здесь разбомбили аэродром. Одни успехи кругом. А число погибших не объявляют. Осташкову позвонить?..

— Зря переживаешь, — она полезла обниматься. — Мне знакомая звонила, говорит, что мастеров на восток отправлять не спешат. Войска не усиливают. Одно из двух, либо сдаются, либо побеждают. И в том и в другом случае потерь не должно быть много. Но, чтобы тебе спокойней было, я завтра позвоню кое-кому, уточню кое-что, — она рассмеялась тому, как прозвучали слова.

— Ты не распаляйся, — я поймал её руки, стягивающие с меня рубашку. — Сейчас сёстры Юй придут и застукают нас за парной культивацией.

— За какой культивацией? — не поняла она.

— Ты ещё не слышала? — я рассмеялся. — Это вообще нечто…

Глава 13

Четвёртого ноября в Москве пошёл снег. За окном спальни кто-то додумался установить большой термометр с крупной каплей красной ртути. Я вставал часа в три ночи, Тася разбудила, на улице показывало почти пятнадцать градусов мороза. От окна заметно тянуло холодом, но тяжёлые чугунные батареи справлялись и в комнате было довольно тепло, я бы даже сказал, жарко. Тася говорила, что в прошлом году в этот день была плюсовая температура, а снег начался только к концу месяца. Там, где мы жили в Японии, снег тоже сыпал, правда таял через пару часов.

64
{"b":"694287","o":1}