ЛитМир - Электронная Библиотека

Сабрина Джеффрис

Отчаянный холостяк

Из газеты «Лондонское общество»

БЛИЗНЕЦЫ ГЕРЦОГИНИ ЭРМИТЭДЖ ПОКОРЯЮТ ЛОНДОН

И снова, дорогие читатели, мне удалось раскопать пикантные сплетни, чтобы повеселить вас. Можно было бы ожидать, что герцогиня Эрмитэдж подождет положенный год перед тем, как представлять высшему обществу свою дочь леди Гвин Дрейк. Но вдовствующая герцогиня снова демонстрирует пренебрежение к правилам, установленным в обществе воспитанных людей, и это шокирует. Ее дочь будет представлена при дворе в этом сезоне. Конечно, пойдут разговоры, а молодая женщина, несомненно, обеспечит достаточно поводов для них – другого ожидать не приходится. Леди Гвин точно доставит нам всем удовольствие и всех позабавит. По крайней мере, ее матушка оказалась достаточно мудра, чтобы следовать хоть каким-то правилам приличия для женщины, овдовевшей всего полгода назад: мне сообщили, что она не станет посещать никакие мероприятия вместе с дочерью. Вместо нее леди Гвин будет представлять при дворе близкая подруга герцогини леди Хорнсби, которую большинство считает исключительно добродетельной женщиной.

Несомненно, что возраст леди Гвин (а ей уже исполнилось тридцать) является причиной такой поспешности ее матери, которая хочет побыстрее выставить дочь на ярмарке невест, как чистопородную лошадь выводят для завоевания призов на Дерби, хотя, судя по слухам, наследница очень даже привлекательна внешне. Ваш покорный слуга слышал, что характерец у нее, как у брата, герцога Торнстока – оба горячие и темпераментные. Так что, вероятно, лишь очень немногих джентльменов остановит ее возраст, в особенности если в награду дается огромное приданое.

К этому можно добавить, что единоутробный брат леди Гвин, герцог Грейкурт, также в этом сезоне будет представлять при дворе свою новую жену. Эта новость только усиливает возбуждение! Все гадают, какая же женщина согласилась выйти замуж за такого надменного человека. Мы также с нетерпением ждем появления лихого и беспутного брата-близнеца леди Гвин. Бальные залы Лондона будут просто кишеть членами семьи герцогини, включая двух холостых герцогов, если считать Шеридана Вулфа, совсем недавно получившего титул герцога Эрмитэджа. Юные леди определенно будут очень стараться, чтобы прихватить хотя бы одного из них. Сезон обещает быть очень интересным.

Глава 1

Апрель 1809 года

Эрмитэдж-Холл, Линкольншир

Леди Гвин Дрейк ходила взад и вперед по декоративному мостику, как тигрица в клетке. Что означает это опоздание шантажиста? Определенно, это не очень хорошо для переговоров, которые она надеялась начать.

Может, она пришла не на то место.

Она достала записку из кармана и снова ее перечитала:

Леди Гвин,

Завтра в 4 часа дня принесите мне пятьдесят гиней[1] к мосту через реку, протекающую по поместью Эрмитэджей, если хотите обеспечить мое молчание. В противном случае я буду считать себя вправе раскрыть те тайны о Вас и обо мне, которые испортят Вашу репутацию. Вы знаете, что я могу это сделать.

Капитан Л. Мэлет

Значит, то место. Это был единственный мост через реку на территории поместья. А Мэлет понимает, что совсем рядом находится дом, в котором живет симпатичный егерь, майор Джошуа Вулф? Или Мэлету просто все равно?

Гвин нахмурилась. Последний раз она видела Л. Мэлета десять лет назад. Тогда он служил в армии, всего лишь в звании энсина, а ей самой было двадцать лет. Но если он ожидает встретить все ту же глупенькую юную девушку с широко раскрытыми глазами, его ждет большой сюрприз.

Она смяла записку и бросила получившийся бумажный шарик в реку. Затем Гвин запустила одну руку в муфту, чтобы коснуться карманного пистолета, который взяла в шкафу своего брата-близнеца Торна, также известного как герцог Торнсток. Хотя пистолет не был заряжен – Гвин понятия не имела, как стрелять из пистолета и как его заряжать, но ей просто становилось спокойнее, когда она касалась пальцами рукоятки, украшенной резной слоновой костью. Пистолет будет выглядеть достаточно впечатляюще, чтобы отпугнуть такого труса, как Лайонел Мэлет.

Она услышала скрип колес по гравию и повернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как он вылезает из фаэтона. Вероятно, Мэлет и за фаэтон задолжал, но, как подумала Гвин, по его виду этого не скажешь – он неторопливо спускался с пригорка к мосту с таким видом, как может только человек без забот и хлопот.

Ей было трудно представить, что десять дет назад она была готова рискнуть всем ради этих голубых глаз, самодовольной улыбки и копны локонов цвета воронова крыла. Даже в форме энсина Лайонел казался невероятно привлекательным для девушки, окруженной стареющими друзьями ее отчима или все время поддразнивающими ее братьями, полнородными и единоутробными.

Сегодня же, хотя Лайонел и был одет гораздо более впечатляюще – так, как одеваются джентльмены, – он больше ее не привлекал. Он утратил над ней власть. Как она тогда не смогла разглядеть его истинное лицо? Как она не увидела, что это обманщик и пройдоха, скрывающийся за маской вежливости и веселости, который проскользнул как змей в жизнь наивной девушки, а потом отравил ее и ее будущее одним укусом? Если бы она тогда поняла…

Не важно. Она теперь увидела, что он на самом деле собой представляет. Он приближался, полностью уверенный в себе, а Гвин достала пистолет Торна из муфты и направила на Лайонела.

– Вы подошли уже достаточно близко, сэр.

Он рассмеялся, да будь он проклят!

– Ты собираешься меня застрелить? Правда?

– Если придется.

– Не придется. – Он нахально склонил голову набок. – От тебя требуется только заплатить столько, сколько я прошу. Пятьдесят гиней – это вполне разумная сумма за мое молчание, ты не находишь?

У нее дрожали руки. Она надеялась, что он этого не видит.

– Я удивлена, что ты просишь так мало, если учесть, что ты мог бы получить, если бы на мне женился.

– Тебя еще это интересует? – Гвин не ответила, только продолжала гневно смотреть на него. Мэлет пожал плечами. – Не думаю, что я бы что-то получил. Как жаль! Брак подошел бы нам обоим.

– Я уверена, что он помог бы тебе поправить твое финансовое положение, но как бы от него могла выиграть я? – холодно спросила Гвин.

Он нагло оглядел ее с головы до ног.

– Ты, несомненно, уже не такая молоденькая, как была в двадцать лет. Пройдет совсем немного времени, и тебя начнут считать бесперспективной старой девой, и тогда уж точно никто на тебе не женится.

– Отлично. Это меня полностью устраивает. – Странно, но это было правдой. – Именно благодаря тебе я потеряла интерес к мужчинам. – И это тоже было правдой. Или, по крайней мере, какой-то ее частью. – Я больше не неопытная девушка, чтобы попасться на твою удочку.

– Так тогда зачем тебе пистолет?

– Мой брат опасается, что ты можешь попытаться меня похитить, как пытался похитить Китти Никмэн на Святки в этом самом поместье.

Упоминание сорванных планов, казалось, вывело его из себя.

– Я думал об этом. Но я знаю Торнстока. Если бы я тебя похитил, то он лишил бы тебя наследства, и мы оба оказались бы нищими. На самом деле он именно этим угрожал мне десять лет назад.

Воспоминания о том предательстве оставались у нее в груди, словно застаревшая простуда, которая никак не проходит. Ее злило то, что думать об этом было больно до сих пор.

– Он пытался меня защитить, как сделал бы любой хороший брат. – Гвин же до сих пор мучилась оттого, что ее брат-близнец сразу же понял, что на самом деле представляет собой Лайонел, а она этого тогда не увидела. – А судя по твоей попытке меня шантажировать, он поступил мудро.

вернуться

1

Гинея – английская золотая монета, имевшая хождение с 1663 по 1813 год. Содержание золота в ней превышало 90 %. Вес – 8,3–8,5 г. Их чеканка прекратилась в 1799 году, и взамен золотых гиней были выпущены банкноты. – Прим. переводчика.

1
{"b":"694983","o":1}