ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джуд Деверо

Вечность

Печатается с разрешения издательства Pocket Books, a Division of Simon & Schuster Inc. и литературного агентства Andrew Nurnberg.

© Deveraux, Inc, 1992

© Перевод. Т. А. Перцева, 2009

© Издание на русском языке AST Publishers, 2017

Глава 1

Уорбрук, штат Мэн

1865 год

Проходя из одного конца дома в другой, Джейми Монтгомери даже не смотрел по сторонам. Он вырос здесь и хорошо знал каждый уголок. Кто-нибудь другой, оказавшись в уютном тепле этого дома, вряд ли смог бы предположить, насколько богаты его хозяева. Только знаток живописи оценил бы подписи под картинами, висевшими на оштукатуренных и побеленных стенах, или имена, высеченные на бронзовых статуях, и только истинный ценитель понял бы стоимость грязных, истертых детскими ножками и собачьими лапами ковров.

Мебель отличалась основательностью и прочностью и уже очень давно служила семье, владевшей этим домом вот уже почти двести лет. Правда, антиквар, увидев старый шкаф, стоявший у стены, сразу определил бы, что он относится к эпохе королевы Анны, позолоченные стульчики изготовлены в стиле русского ампира, в угловом шкафчике поблескивает китайский фарфор, слишком древний на взгляд юных, неискушенных американцев.

Дом был полон картин, мебели и тканей со всего света, собранных за много лет путешествий поколениями мужчин и женщин Монтгомери. Здесь скопились сувениры из каждого уголка земли, от экзотических вещичек с крошечных островов по всему миру до картин итальянских мастеров.

Широко и быстро шагая, Джейми переходил из одной комнаты гигантского дома в другую. Дважды он проверял, надежно ли запрятан под мышкой небольшой фланелевый мешочек, и при этом загадочно улыбался.

Наконец он добрался до нужной двери и, едва слышно постучав, с расчетом, что его не услышат, вошел в полутемную комнату.

Даже в темноте можно было разглядеть поблескивание шелкового прикроватного полога, драпирующего огромную постель с четырьмя столбиками, над которой трудились венецианские мастера: недаром на столбиках красовались резные позолоченные ангелочки. С верха балдахина свисали сотни ярдов светло-голубого шелка, а стены были обиты голубым дамастом чуть более темного оттенка, сотканным в Италии и привезенным в Америку на одном из судов Монтгомери.

Глядя на постель, Джейми снова улыбнулся при виде белокурой головки, едва выглядывавшей из-под шелкового пухового одеяла. Он решительно подошел к окнам и раздвинул тяжелые бархатные шторы. Солнечный свет хлынул в комнату. Белокурая головка совсем скрылась под одеялом.

Улыбаясь, он подошел к кровати и снова посмотрел на спящую. Но на этот раз увидел только выбившийся наружу золотистый локон.

Джейми вытащил мешочек, развязал шнурок и достал крохотную собачонку, которая умещалась у него на ладони. Мордочку животного почти скрывала длинная шелковистая белая шерсть. Эту мальтийскую болонку он привез из самого Китая в подарок младшей сестре.

Осторожно приподняв одеяло, Джейми подсунул болонку поближе к сестре, после чего затаил дыхание, уселся и стал наблюдать, как немного освоившаяся собачка принялась ворочаться и лизать новую хозяйку.

Кэрри медленно и очень неохотно приоткрыла глаза. Она, как и всегда, не желала покидать теплый кокон своей постели и, насколько могла, оттягивала эту неприятную процедуру. Слегка пошевелившись, она снова сомкнула веки и натянула одеяло на плечи, однако улыбнулась, когда малюсенький язычок лизнул ее в щеку. Услышав задорный лай, она словно очнулась и уставилась на веселое создание, потом резко села и испуганно схватилась за горло. Откинувшись на изголовье и не обращая внимания на то, что кончик крыла вырезанного ангела упирается ей в спину, она восторженно уставилась на собаку.

Только смех брата заставил Кэрри повернуть голову. Но и тогда она не сразу поняла, что происходит.

Сообразив наконец, что любимый брат вернулся из очередного плавания, Кэрри восторженно взвизгнула и бросилась к нему, волоча за собой шелковое одеяло.

Джейми поймал ее загорелыми руками и стал кружить. Болонка, все еще сидевшая на постели, всполошенно залаяла.

– Но тебя ждали не раньше следующей недели! – воскликнула Кэрри, улыбаясь и целуя его щеки, шею и все, до чего могла дотянуться.

Джейми, пытавшийся делать вид, будто остался равнодушен к энтузиазму сестры, приподнял ее на вытянутых руках.

– И ты, вне всякого сомнения, приехала бы на пристань встречать меня? Даже если бы судно пришвартовалось в четыре утра?

– Конечно, приехала бы! – с улыбкой заверила Кэрри, но тут же озабоченно нахмурилась и погладила брата по щеке: – Ты похудел.

– А ты не выросла ни на дюйм, – заявил Джейми, делая строгое лицо, по его мнению, подобающее старшему брату. Но это давалось ему не так-то легко, особенно при виде изысканной красоты младшей сестры. Ее единственную из семьи можно было назвать миниатюрной. Всего пять футов, хотя братья выросли настоящими великанами: каждый свыше шести футов ростом. – Я надеялся, что ты наконец окажешься чуть выше моего пояса. Как это мать с отцом произвели на свет такую карлицу?!

– Чистое везение, – счастливо пояснила она, оборачиваясь, чтобы взглянуть на крошечную собачку, стоявшую на постели. Болонка высунула розовый язычок, удивительно напоминая плюшевую игрушку.

– Это и есть мой подарок?

– Почему ты вдруг вообразила, будто я привез тебе подарок? – укоризненно осведомился Джейми. – Лично я не уверен, что ты такового заслуживаешь. Знаешь, что сейчас уже десять утра? А ты и не думаешь вставать!

Кэрри передернула плечами, пытаясь освободиться. Теперь, убедившись, что брат не только дома, но цел и невредим, она мечтала поскорее взять болонку на руки. Увернувшись от Джейми, она бросилась к кровати и стала гладить новую любимицу. Джейми тем временем оглядывал комнату, отмечая появление новых безделушек.

– Откуда это? – поинтересовался он, поднимая статуэтку восточной красавицы, искусно вырезанную из слоновой кости.

– Рэнли, – коротко ответила Кэрри, имея в виду одного из братьев.

– А это? – кивнул Джейми на картину маслом в позолоченной раме.

– Локлан.

Подняв глаза, Кэрри улыбнулась брату, словно не понимала, почему тот хмурится. У нее было семеро старших братьев, все заядлые путешественники, и, возвращаясь домой, они привозили ей подарки, каждый изящнее и прекраснее предыдущего.

– А это от кого? – допытывался Джейми, поднимая жемчужную нить с туалетного столика. На этот раз каждое слово он цедил сквозь зубы.

Кэрри, загадочно улыбаясь, подхватила песика и зарылась лицом в мягкий мех.

– Это лучший подарок, который я получила за всю свою жизнь.

– А ты сказала об этом Рэнли, когда он дарил тебе статуэтку? – ревниво осведомился Джейми.

По правде говоря, она заверила Рэнли, что это его подарок был самым лучшим, но нельзя же признаться в этом Джейми!

– Как ее зовут? – спросила она, продолжая гладить болонку и делая все, чтобы сменить тему.

– Решать тебе.

Кэрри нежно потеребила уши болонки, и та неожиданно чихнула.

– О, Джейми, теперь я вижу, что это самый чудесный подарок! Он такой живой!

Джейми сел. Судя по лицу, он несколько смягчился после ее заверений, что его подарок действительно самый лучший.

Улыбаясь, он залюбовался игрой солнечного света в густой массе светлых волос и довольным блеском голубых глаз. Какая же она хорошенькая! Миниатюрная, милая, нежная, добрая и жизнерадостная. Словом, полная противоположность своим высоким, раздражительным, вспыльчивым братьям. Но она так же привыкла к роскоши, как они – к тяжелому труду. Кэрри была избалованным, обожаемым, драгоценным ребенком в своей большой семье. Любой из братьев убил бы всякого, кому пришла бы в голову мысль причинить ей зло.

Джейми развалился на стуле, радуясь, что наконец-то очутился дома, что под ногами твердый пол, а не качающаяся палуба.

1
{"b":"6950","o":1}