ЛитМир - Электронная Библиотека

Всё было по-прежнему, и никакой угрозы извне, не наблюдалось. Но всё же, у меня в голове, пульсировала странная мысль, которая пугала и, заставляя моё сердце, биться быстрее: «За нами кто- то наблюдает».

Я не видела глаз, не слышала посторонних звуков. Вокруг была лишь тишина, рассветных часов. И, как и всегда, когда я волновалась слишком много, по любым поводам, параноик внутри меня, просыпался, сладко зевая. Но сейчас в нашем мире, не бывает слишком. Всегда есть проблемы, страхи, которые беспокоят тебя, и сводят с ума. Впрочем, об этом мне известно не понаслышке, потому что я одна из немногих людей, которым удалось выжить, после наступления конца света. Сейчас мы живем в страхе и ужасе, за свои жизни и наше будущее. Все изменилось, буквально за несколько дней. Когда всё началось, вся планета погрузилась в хаос, а затем и вовсе обезумела. Часть людей с отчаянием зарылись в святом писание, пытаясь найти там ответы. Ну, или хотя бы инструкцию по выживание, которой, конечно же, там не было.

Атеисты вдруг становились верующими, и никто не взялся бы их винить за перемену мнений, после всего того, свидетелем чему они стали. Верующие блаженно улыбались, ожидая, когда с небес на них посыплется благодать и спасение от Бога. Но этого, к моему разочарованию не случилось.

Я не видела появления четырех всадников, не слышала трубящих ангелов. Но все мы знали, и без всего этого, что нашему миру вдруг пришел конец. И молитвы, либо чтение мантр, нам вряд ли смогут помочь. Нам оставалось лишь верить в свои внутренние силы, не взирая ни на что, и не жалея никого вокруг.

Выжить может только сильнейший – вот молитва нашего нового, трещащего по швам мира, наша новая реальность.

Люди, не верящие в Бога и не желающие менять об этом мнения, озлобились, потеряв остаток здравого смысла или совесть, и просто стали убивать, грабить, насиловать. По их мнению, терять им больше было не чего. Хотя как по мне, всегда есть то, что сможет держать тебя на плаву. В моем случае, это моя сестра. Сейчас она лежит в полу метре от меня, и видит сны, скорее всего о нашем счастливом прошлом, которое больше никогда не вернется.

Со стороны матраца, у дальней стены послышалось тихое недовольное бормотание. Я взглянула, чтобы убедиться, что она все ещё сладко спит.

Её грудная клетка медленно опускалась и поднималась, её ладони, покоились под щекой, измазанной грязью. Я нахмурилась, вспоминая те восхитительные далекие времена, когда нам не нужно было прятаться и убегать. Мы с сестрой жили в прекрасном доме, окруженные заботой и лаской двух любящих родителей. Мы наслаждались жизнью, и никогда не могли бы подумать, что всё это закончиться. Весь наш мир рухнет, перевернется с ног на голову, и оставит нас несчастными сиротами, вынужденными, каждый день бороться за своё существование.

– Ты уже проснулась?– хрипло спросила сестра, протирая глаза ото сна, – Сколько прошло времени?-

Я посмотрела на своё правое запястье, вглядываясь в старенькие потрепанные часы: – Мы здесь около двух часов. Пора выдвигаться – ответила я, ощущая, как мой желудок болезненно заныл от голода. Как бы мне хотелось, хотя бы на один короткий миг, попасть в наш старый мир, и наесться там до отвала. Я бы могла себе представить, как вгрызусь в кусок жареного мяса, или курицы, я до сих пор помнила, каковы они на вкус. Мой рот наполнился слюной, я сглотнула, и постаралась похоронить, очень глубоко в своей голове, все эти глупые мысли о еде. Или о чистой одежде. Или о горячем душе. Все это теперь, лишь несбыточные мечты.

– Я есть хочу – так же шепотом произнесла сестра, – Что у нас осталось из запасов?–

Мне не нужно было смотреть в свой потертый рюкзак, чтобы ответить ей. Все что у нас осталось из съестного, это пара пачек печенья, чипсы, и одно единственное яблоко. Которое, кстати говоря, в скором времени обязательно придется съесть, потому что оно уже стало походить на сухофрукт.

Со вздохом, я придвинула к себе рюкзак, который служим мне еще и жесткой подушкой, и расстегнула молнию.

– Хочешь яблоко?– спросила я, копаясь в своих сокровищах. Я просмотрела содержимое нашей скудной аптечки и снова тяжело вздохнула. У нас еще оставалось пол флакона йода, пачка аспирина, пара таблеток парацетамола и один бинт.

– На голодный желудок?– недовольно ответила сестра, – У меня из- за тебя будет язва -

– У нас всегда голодный желудок, Саша – я начинала сердиться.

– Ты же понимаешь, что от больной меня мало толку?– продолжала она. Сестра поднялась на ноги, и стала разминать своё затекшее ото сна тело.

" От тебя вообще никакого толку" – подумала я, а вслух, лишь тихо фыркнула.

Я, конечно, очень любила свою сестру, она все, что у меня осталось в целом мире. Но Саша была очень эксцентричным и своеобразным человеком. Сколько раз мне приходилось объяснять ей, что мы не можем съесть все наши запасы разом, потому что не знаем когда еще появиться возможность что- то добыть. Но это было бесполезно, сестра жила одним днем, если не сказать одним часом. Ее волновало лишь то, что происходит прямо сейчас, а что будет потом, уже не имело значения.

– Алиса?– вдруг испуганно прошептала сестра.

Она стояла, замерев, возле пыльного окна, с белым, как полотно, лицом.

– Они здесь – одними губами произнесла она, обернувшись.

Мое сердце стало отбивать чечетку, я быстро поднялась на ноги, схватила свой рюкзак и повесила его на спину.

Затем, не отводя взгляда от глаз сестры, достала из ботинка спрятанный там, небольшой нож, и прижала его к груди.

Если нас найдут, то, скорее всего, мы больше не будем дышать.

На цыпочках я подошла к сестре, и потянула ее за руку.

Она посмотрела на меня полными ужаса и отчаяния глазами. Мне хотелось обнять сестру, сказать, что все будет хорошо, что мы обязательно справимся. Но это было бы ложью, в нашем мире, больше нет ничего хорошего, нет света, любви, радости. Есть только вечная тьма, борьба за жизнь, отчаяние, страх и несправедливость.

Поэтому, я взяла её ладонь в свою руку, и потянула в сторону выхода. Все что нам сейчас оставалось, так это, как можно скорее и незаметнее убраться отсюда.

К моему счастью, сестра не сопротивлялась и даже не впала в ступор, как обычно очень часто любила делать. Мы быстро направились к спасительной двери, стараясь создавать, как можно меньше шума.

В эту ночь ночлегом для нас, стал старый заброшенный дом, больше напоминающий хижину, где не удалось найти даже рабочего крана с холодной водой. Все что нам повезло обнаружить – это пара сгнивших матрасов, на которых мы, и решили поспать. Я была согласна спать хоть на холодной земле, поскольку была вымотана до предела, после долгого скитания по лесным чащам.

Нам пришлось двигаться на север, потому что постоянные пожары, которые теперь стали нормой, гнали нас все дальше и дальше.

– Как же нам выбраться?– Саша склонилась к моему уху, и еле слышно прошептала. Я моргнула, стараясь избавиться от посторонних мыслей и воспоминаний. Мне нужен был план, очень хороший и продуктивный. Но, как назло, все, что приходило в голову, так это просто бежать, схватив еще крепче руку сестры, с отчаянными криками «помогите!». Не оглядываясь и не останавливаясь, километр за километром.

Я взглянула на Сашу, и показала на дверь. Затем ткнула указательным пальцем на себя. Я пыталась объяснить ей, что я пойду первой.

Сестра отчаянно замотала головой, отчего пряди её волос, выскользнули из прически, и темными сосульками рассыпались по худеньким плечам.

В свою очередь, я строго посмотрела на нее, давая понять, что это не обсуждается. Я должна была проверить, что происходит снаружи, а вместе с сестрой, это будет сложно сделать. Саша иногда бывает очень эмоциональна, и если не дай Бог, она заметит людей или еще хуже, какую – нибудь тварь, криков не избежать. Не поможет даже попытки закрыть ей рот рукой или даже кляпом.

2
{"b":"695105","o":1}