ЛитМир - Электронная Библиотека

ПРОЛОГ

“Я знаю, что тебе до сих пор страшно. Страшно поднять взгляд выше раковины. Как тогда в больнице. Не знаю, помнишь ли ты, это было через три дня после того, как сняли последние бинты.

Я не знал, что дает тебе отец. Твои огромные зрачки пугали меня, но я, идиот, ничего не предпринимал, думал, отец поступает правильно. Пока не увидел тебя тогда в ванной. Твои пальцы вжимались в раковину с такой силой, что несколько ногтей сломались. После одного взгляда, я осознал, что не смогу разжать их, даже приложив все свои силы.

Зеркало было перед тобой, но я не сразу понял, что ты в него не смотришь. Твой взгляд медленно поднимался по отражению груди, выступающим острым ключицам, шее и застывал, наполняясь ужасом.

И до сих пор, ты не смогла поднять взгляд выше. Но пока ты это не сделаешь, тебе не станет легче. Думаешь, что закрываешься от прошлого, но, нет, оно будет держать тебя. Столько, сколько ты будешь его бояться.

Посмотри себе в глаза, и скажи себе, что ты там видишь. Как только, ты одолеешь этот страх, многие вопросы в твоей голове найдут ответы. И тогда, может быть, и у меня получится сесть на “горячий стул”, на который я так боялся сесть эти месяцы.”

ГЛАВА 1

Счастье – это жить для тех, кого любишь.

И знать, что кто-то живет ради тебя.

АННА

А Вы знаете, что такое счастье?

Мое счастье придвинулось ближе и крепко прижало к себе. В комнате уже было светло. Я могла почувствовать это сквозь закрытые веки.

– Доброе утро, – нос моего счастья зарылся в каштановые волосы, щекоча мою шею теплым дыханием.

Под одеялом я нашла его руку, и наши пальцы переплелись. Это мой молчаливый ответ. Он прав, это воскресное утро, правда, было доброе. Оно заставило чувствовать себя умиротворенной и счастливой.

– Почему ты молчишь?

В ответ еще крепче сжала его руку, подтянув ее к своему лицу так, что теперь полностью находилась в его захвате. По очереди я легонько прикоснулась губами к каждому его пальцу и услышала тихий смех. Самый родной на свете смех.

– Ань, я люблю тебя.

Слова негой растеклись по всему телу. Каждый раз, когда он произносил их, я радовалась, как подросток, получивший первое в своей жизни признание от своей тайной любви. На губах расплылась широкая улыбка, пускай он и не мог ее видеть.

– Ну не молчи, – насупилось мое счастье, приподнимаясь на одном локте позади меня. – Такими темпами я никогда не получу твое согласие, а я так сильно хочу, вот так просыпаться с тобой каждое утро, чувствовать твой аромат на своей подушке, прижимать тебя к себе, зная, что ты больше никогда не уйдешь! Видеть тебя и Андрюшу каждый день! Ань, ну скажи хоть что-нибудь! Знаю, ты просила подождать. Ты думаешь, что…

– Я согласна.

– …что я не готов сделать этот ответственный шаг, но я готов, правда. И это не из-за Андрюши, и наши отношения никогда не станут браком “по залету”, потому что я люблю вас обоих больше всего на свете. Да, я сглупил тогда, испугался, но сейчас… стоп… Что ты сказала?

Я уже еле сдерживала смех. Наконец, открыв глаза, развернулась в крепких объятиях и встретилась глазами с его горящим взглядом. В нем читалось замешательство, недоверие и смятение. Все эти эмоции мне удается смыть одним своим поцелуем.

– Я согласна, Макс.

Таким счастливым я видела его только один раз. В тот день на свет появилось наше маленькое чудо, которое сейчас мирно сопело в своей постельке в детской, которую Макс начал оборудовать сразу, как узнал, что у нас будет мальчик. Сейчас Андрюше уже два месяца, и именно за эти два месяца я поняла, какой можно быть счастливой, когда рядом находятся два самых любимых человека на свете.

Вы спросите, почему я так долго ждала? Во-первых, в душе еще горел страх обжечься после первых болезненных отношений в выпускном классе. Они закончились не очень хорошо, и наступать на те же грабли мне не хотелось. Во-вторых, я всю жизнь твердила себе, что в первую очередь нужно закончить университет и сделать себе карьеру, а только после заводить семью. Поэтому, когда я на четвертом курсе в двадцать лет узнала, что беременна, то очень сильно испугалась. Я не знала, как сказать об этом Максу и не спугнуть его, ведь он – звезда университета, и до меня у него были десятки поклонниц со всех факультетов. В то время, как я заканчивала бакалавриат, он заканчивал магистратуру и выпускался из университета.

На протяжении нескольких недель я “готовила почву”, но боялась раскрыть свое положение. А потом нас пригласили на свадьбу к моей лучшей подруге и одного из товарищей Макса. Наташа и Сережа уже давно жили вместе и планировали свадьбу после окончания университета, но одно маленькое обстоятельство заставило их поторопиться и пожениться в августе, незадолго до возвращения в университет. Думаю, мне не нужно вдаваться в подробности.

Тот день, ставший самым счастливым в жизни Наты и Сережи, причинил мне много боли. Все началось, когда ведущий объявил, что невеста сейчас будет кидать букет и все девушки должны собраться в центре зала. Я была уверена, что это мой шанс, и, если я его поймаю, то это будет знаком, и я расскажу обо всем Максиму.

И я поймала его… вместе с Леной, которая подхватила букет через секунду после меня, хоть со стороны это мало кто заметил. Ко мне подбежала счастливая Натка, а за ней и смеющиеся Сережа с Максом.

– Все, Ларский, теперь не отделаешься, – затараторила подруга. – Чур, я – подружка невесты на вашей свадьбе. А там и сынишку состряпаете, чтобы на нашей принцессе потом женился. Вот и породнимся, подруга, будем внуков общих нянчить!

Я нервно рассмеялась. Наташа была недалека от истины. Пряча дрожащие руки за букетом, я подняла взгляд на Макса, который теперь еще больше смеялся.

– Натка, придержи коней! Какая свадьба? Какой сынишка? Я не говорю уже о внуках! Ты хоть представляешь меня в роли отца или мужа? Вот я нет. Разве что лет через десять. Вот тогда отгуляю свое и, может быть, остепенюсь. Я пока не готов отдать себя, как Серый, в мир распашонок, памперсов и сосок. Да нам это и не нужно, правда, Ань?

Макс, наконец, посмотрел в мою сторону и похлопал своими длинными густыми ресницами, ожидая моего согласия. Этим взглядом он вонзил в мое сердце клинок, который я почти год не могла извлечь и зализать раны.

В ответ я лишь растерянно кивнула. Букет перекочевал в руки к Лене.

– Пойду, съем чего-нибудь, а то проголодалась.

С этими словами, произнесёнными дрожащим голосом, я развернулась к столам с закусками. Хотелось плакать и убежать далеко-далеко, но я собралась с мыслями и взяла со стола привлекшую взор тарелку с маринованными овощами. Стараясь справиться с волной накативших эмоций, я начала поглощать содержимое блюда. Натка в стороне о чем-то разговаривала с родителями, а ее глаза горели бесконечным счастьем. А вот ее новоиспеченный муж что-то втолковывал хмурящемуся Максу. Я пропустила момент, когда Ларский начал приближаться.

– Нам нужно серьезно поговорить, – начал он, но я перебила, поставив тарелку с недоеденными овощами на стол.

– Да, нужно. Я хочу вернуться в Питер.

– С чего вдруг такое решение? – нахмурился парень.

– Я не люблю этот город. Мне никогда не нравилась Москва с ее шумными столичными улицами. На следующей неделе схожу в университет и попрошу перевести мои документы в питерский ВУЗ, – я старалась смотреть куда угодно только не на Максима.

– Хорошо… это неожиданное решение, но я готов рассмотреть этот вариант. У родителей есть квартира в Питере, в которой останавливается отец, когда приезжает в город. Университеты там тоже хорошие, и, если ты так хочешь…

– Нет, Макс, ты меня не понял. Я хочу уехать в Питер одна, – четко говорю я, хотя голос предательски дрожит, а ком в горле мешает произносить разрывающие душу слова.

– Ань, ты чего, я не понимаю! Что это значит?! – на его восклик обернулись несколько гостей, стоявших поблизости.

1
{"b":"695190","o":1}