ЛитМир - Электронная Библиотека

«Теперь ты сможешь их запечь».

Он помолчал и неуверенно продолжил: «Если тебе неприятно смотреть, как я ем, то я могу уйти подальше».

– Лин, да брось ты, – девушка поморщилась, – я вовсе не хочу есть в одиночестве. А твой вид меня совсем не смутит.

Лиесса нанизала мясо на длинные прутики и пристроила их над огнем. Через несколько минут по поляне поплыл такой аромат, что девушка невольно сглотнула слюну, с нетерпением поглядывая на сочные кусочки.

Лин ел, аккуратно отрывая мясо от костей, сдерживая жадный голод. Он все еще боялся отпугнуть девушку, несмотря на все ее уверения. Она казалась ему хрупкой и очень ранимой. Откуда он мог знать, как закалили ее годы жизни в детдоме?

Лиесса же, не заметив его терпеливости или не придав ей значения, не выдержала голодного бурчания в животе, стянула с прутика кусочек мяса и торопливо впилась в него зубами.

Оторвавшись от тушки, Лин со смешком заметил: «Ты ешь, как голодный дракон!»

– А я и есть голодный дракон! – с набитым ртом ответила девушка. – Очень-очень голодный дракон!

«В Эльмиере многие женщины предпочитают рыбу или овощи. Я рад, что ты другая».

– Не знаю, как здешние женщины, а я люблю всё.

«Теперь я понимаю, почему тебя не смущает, как я ем», – и Лин удовлетворенно повернулся к тушке, продолжая трапезу.

Насытившись, Лиесса завернула остатки мяса, которое успело хорошо прожариться, в широкие листья какого-то растения и убрала под ствол поваленного дерева, поглубже в тень. Лин закопал обглоданные начисто кости под кустом и повернулся к девушке:

«Я прошу тебя довериться мне. Поднеси ладонь к огню».

– Для чего?

«Увидишь».

Лиесса опустилась на колени и осторожно протянула руку. Огонь, словно ласкаясь, взметнулся выше и обвил пальцы девушки. Испуганно отдёрнув руку, та охнула.

«Не бойся. Огонь не причинит тебе вреда. Протяни руку».

Поколебавшись, Лиесса вновь протянула ладонь, чуть коснувшись пламени. С удивлением она поняла, что оно совсем не обжигает ее. Руку окутало приятным живым теплом. Словно поглаживая язычки огня, Лиесса пошевелила пальцами, с восторгом обернувшись к кайэри:

– Я совсем не чувствую жара! Это так странно!

«Подружись с ним. Сейчас он подвластен тебе, но слуга может предать. Друг – никогда».

– Друзья тоже предают, – грустно ответила Лиесса.

«Не он. Подружись с ним. Прими его. И он всегда будет тебе верен».

– Как? Я же не могу с ним говорить?

«Ты можешь чувствовать. Дай ему понять, что ты доверяешь. Пусть он станет частью тебя. Не отвергай его», – Лин лег рядом, касаясь девушки теплым боком.

«Обопрись на меня. Расслабься. Слушай себя. Слушай его».

Откинувшись назад, Лиесса прислонилась спиной к своему кайэри и закрыла глаза. Вслушиваясь в себя, она старалась отрешиться от окружающих звуков. Постепенно не осталось ничего, кроме ровного потрескивания пламени.

«Я доверяю тебе. Я хочу стать тебе другом. Ты нужен мне, – мысленно убеждала она огонь, стараясь передать благодарность за горячую пищу, за тепло, которое он ей дарил, за свет, который он нес. – Ты часть меня. Я никогда не предам тебя».

Осторожно, словно опасаясь ранить… или довериться… ее души коснулось что-то теплое, ласковое, оставляя ощущение защищенности. Огонь, еще недавно пытавшийся убить ее, не желая покоряться, теперь ласкался, словно бездомный щенок, обретший долгожданного друга. И подобно щенку, он учился безгранично доверять, даря свою преданность в ответ.

Медленно открыв глаза, стараясь не потерять обретенную связь, Лиесса снова протянула руку, кончиками пальцев касаясь пламени. Оно тут же растеклось по пальцам, обвивая руку и заключая ее в полупрозрачную сущность.

«Ты замечательный!» – в сердце девушки бился восторг.

«Осторожно отведи руку от костра», – Лин внимательно наблюдал за Лиессой, радуясь ее успеху.

Она послушно отняла руку, но пламя продолжало танцевать на ее коже, полностью покорное каждому ее движению.

«А теперь впитай его. Прими его в себя. Представь, что по твоим венам бежит жидкий огонь, не кровь. Он станет частью тебя».

Мысленно передав свое желание новообретенному другу, Лиесса медленно, осторожно сомкнула ладонь. Пламя словно вобралось вовнутрь, впитываясь через кожу в кровь.

«Вот так. Теперь ты в любой момент можешь позвать его. И он придет, – Лин потерся головой о ее плечо. – Ты умница!» – в его голосе слышалась нежность.

«Спасибо», – шепнула Лиесса, чувствуя, как по телу разливается ласковое тепло.

– Спасибо тебе, – уже вслух сказала она, прижавшись щекой к голове кайэри. – Ты так много дал мне. Я никогда не смогу вернуть тебе долг.

«Глупышка. Ты и так дала мне намного больше. Ты дала мне жизнь».

– Я люблю тебя, мой кайэри, – чувствуя, что это правда, шепнула она.

«Ты – моя найрани. Я не могу любить тебя больше, чем уже люблю. С первого вдоха», – шершавый язык нежно коснулся руки девушки.

«Смотри, костер догорел. Если ты наберешь капарру и зароешь ее в угли, то утром полакомишься настоящим деликатесом. Эти плоды не редкость, но растут там, где мало кто ходит», – Лин мотнул головой в сторону лиан.

Лиесса легко вскочила и направилась к дереву. Набрав в подол платья пару десятков «орехов», она засыпала их углями. Тем временем Сойнар уже склонился к земле, прячась за деревьями.

«Давай спать. Завтра будет новый урок, – кайэри опустил голову на лапы и закрыл глаза. – Светлых сновидений, найрани».

Лиесса устроилась рядом с дракончиком и тоже закрыла глаза, погружаясь в мягкие объятия сна…

Глава 5

Лиесса. Свет новой надежды. Книга первая - i_002.png

На следующее утро девушка проснулась, когда Лина уже не было. Видимо, почувствовав ее пробуждение, он успокоил ее:

«Не волнуйся. Я не хотел тебя будить. Скоро вернусь. Охочусь».

– Возвращайся скорее, – улыбнулась Лиесса и умчалась к реке умываться. Приведя себя в порядок, она набрала большую охапку веток, сложив их возле вчерашнего кострища, и уселась завтракать. Перемазавшись в золе, Лиесса выгребла орехи и сложила их кучкой. От жара скорлупа плодов стала хрупкой и легко раскалывалась. Сам же орех был кофейного цвета, слегка вытянутый, словно состоявший из маленьких шариков, и не превышал размерами грецкий. Попробовав, девушка нашла его необычным, солоновато-острым, оставлявшим после себя слабый привкус сыра. Но очень вкусным.

Съев едва ли половину, Лиесса почувствовала, что больше не способна проглотить ни кусочка. Стряхнув крошки, она сгребла скорлупу и, кинув ее в кострище, отправилась к речке. Утолив жажду и отмывшись от золы, девушка набрала по пути еще хвороста и вернулась на поляну. Растянувшись на земле и закрыв глаза, она сосредоточилась, стараясь дотянуться до огня внутри себя. Он откликнулся в то же мгновение, представ перед внутренним взором маленьким золотисто-огненным щенком, радостно вилявшим призрачным хвостиком. Лиесса мысленно ласково погладила щенка, наслаждаясь ощущением тепла, разлившегося по телу.

«Мой хороший, мой верный, – представляя, как треплет золотистую шкурку, шептала про себя девушка. – Ты рядом… Ты никогда меня не покинешь». Ощущение полного слияния нахлынуло мягкой волной, оставляя после себя нежность, благодарность, защиту… После долгих лет, скрашенных лишь нянюшкой, она наконец-то была не одна… По-настоящему не одна. Огненная нить, протянувшаяся между ней и ее кайэри, крепла с каждым днем, а Огонь стал частью ее души, ее сердца, ее тела. Еще раз потрепав огненного щенка по ушастой головке, она вынырнула обратно в реальность.

Открыв глаза, она наткнулась не немигавший золотистый взгляд.

– Давно ты вернулся? – солнечно улыбнувшись, спросила Лиесса. – Я не слышала тебя.

«Не так давно. Я наблюдал за тобой. Ты сама нашла путь к тому, чему я хотел научить тебя сегодня. Я горжусь тобой, – кайэри вытянул шею и коснулся руки девушки мягким носом. – И, раз так, то вечером ты научишься слышать».

6
{"b":"695503","o":1}