ЛитМир - Электронная Библиотека

— И что за программа? — обреченно вздохнул Тим.

— Утром Пэм Карлсон, она же Прасковья Корзинкина, читает новинку «Опытная девственница для дракона два», — гордо произнесла мама.

— Там уже два дракона? — с ужасом спросил муж.

— Нет-нет, никакого разврата в «Далях». Дракон по-прежнему один, это вторая часть шедевра, — успокоила мужа мама. — После обеда возле пруда назначена лекция доктора Куропаткина «Как пережить развод. Семь интимных тайн».

— И что, кто-то придет? — скривился Тим.

— В звербуке уже вопросы поступают, рекламодатели со мной связались — как раз покроем расходы за разбитое оборудование, — улыбнулась мама и игриво посмотрела на психолога.

— А послезавтра что по программе? — обреченно поинтересовался муж.

— Утром поют девочки Эроса, а вечером подъедет звезда фолькпопа Гладышева. Будет до ночи развлекать подписчиков звербука.

— Так у нее, насколько я помню, лишь один хит «Широка река, глубока любовь», — удивилась я.

— Даночка, детка, ты даже не представляешь, сколько раз можно выходить на бис с одним хитом, — улыбнулась мама и встала. Она постучала в кабинку, где мылся ящер. Но никто не ответил.

— Кабинка бронированная и звукоизоляционная, брат не слышит тебя, — подсказал Тим. — Нужно взять трубку домофона, точнее душефона.

Мама, заметив большую красную трубку, приложила ее к уху и гаркнула:

— Тодди, мальчик мой, выходи. Совещание окончено!

В ответ раздалось недовольное бормотание, а через секунду из кабинки вылез разомлевший Тодд, на голове, словно шапка, покоилась розовая пена. А в зубах ящера держал, точнее, уже дожевывал мочалку. Между прочим, это были мои мочалка и розовая пена для ванны, привезенные из свадебного путешествия.

— Пока два дня идут концерты, журналисты и зрители звербука заняты. Поэтому ты, Тимоша, можешь спокойно работать, а ты, Тодд, контролируй строительство бунгало на острове, — подытожила мама и открыла дверь ванной комнаты. — Мальчики, за мной!

Тодд и Куропаткин бросились вслед за Аделаидой. Тим тоже попытался по старой памяти последовать за мамой, но я его удержала. Да он и сам, при виде журналистов, тут же захлопнул дверь, закрыв на все замки.

— Что будем делать? — поинтересовался он, оглядывая комнату.

— Предлагаю поужинать и лечь спать, — уставшим голосом произнесла я и достала из шкафа заготовленные заранее надувные матрасы.

Муж их надул за считанные минуты. Мы положили матрасы на пол, набросав сверху пушистые полотенца.

Тим прилег на «постель» и прикрыл глаза, пробормотав:

— Сейчас, немного полежу, а потом в душ. И официанты должны были ужин принести…

Через несколько минут муж уже спал, похрапывая и дергаясь во сне. А я выключила свет и решила посмотреть на звезды. Увы, вместо звезд в окне различила лишь физиономии Собачкиной и Козлевича, которые, прилипли к стеклу, пытаясь провести ночную съемку. Судя по тому, что их челюсти усиленно двигались, ужина у нас с Тимом уже не было. Закрыв жалюзи, я прижалась к мужу. Успокаивала себе тем, что меньше чем через две недели это безумие прекратится, и наша жизнь вернется в прежнее русло. С другой стороны, когда бы мы собрали в «Драконьих далях» столько звезд? Вспомнив о звездах, залезла в звербук. Ржевский не наврал: мой рейтинг значительно вырос, новому фото, на котором я красовалась в футболке с дракончиком, поставили много звезд, а мой преданный и пока что единственный комментатор Драк оставил отзыв: «Дана, ты — звезда».

ГЛАВА 11

Тим Драконов

В эту ночь мне снились необычайно сладкие сны. В них я летал над «Далями» вместе с Даной, и было так легко, так спокойно. Правда, изредка откуда-то снизу доносился собачий лай, но я старался не обращать на него внимания. Подумаешь, собаки. Дракон больше и сильнее. Что мне какая-то болонка? Хотя, скорее уж чихуахуа. Дана летела рядом со мной, мы почти соприкасались крыльями, и вдруг…

— Господин Драконов, что вы любите есть на завтрак?

Я резко открыл глаза и сел. Что за шутки? Но шуток не было. Дана, видимо, заперлась в душе, а в окно тыкались носами Собачкина и Козлевич. Впрочем, их подвывание было слышно даже внутри.

— Собак, — рявкнул в ответ, снова позабыв о пресловутом имидже. Вспомнив, улыбнулся во все тридцать два. Собачкиной почему-то поплохело, потому что она отшатнулась от окна и увлекла за собой Козлевича. Они что-то дружно блеяли под окнами. Наверняка, Собачкина рассказывала зрителям, как ее чуть не сожрал огромный злобный дракон.

— Дана, я ухожу, — постучал в двери ванной, но запоздало вспомнил, что у нас там теперь исключительно секретная связь. А, значит, до жены мне не достучаться, только придется звонить. Беспокоить ее не стал, пусть спокойно умывается. Я могу умыться и в другом месте. Благо, «Дали» никогда не испытывали недостатка в ванных комнатах. А лучше не умыться, а проплыться. Например, в озере. Поэтому, насвистывая, направился туда. Кусты зашевелились — надо приказать убрать колючую проволоку от галлюциногенных кустиков. Может, там Собачкина и останется?

По дороге заметил, что в бунгало спешит горничная. Та самая? Или нет? Стоп! Так недолго и до очередной ссоры с женой. Какая разница, эту ли девицу поймала Собачкина за уборкой? Я доверяю Дане, а значит, не буду проверять, куда пошла горничная. Не буду, я сказал!

Добрался до пляжа на берегу озера, снял одежду, оставшись в одних плавках, и в несколько мощных гребков добрался до островка, на котором когда-то стояла статуя дедушки, и где мама собиралась соорудить бунгало. Я, кстати, по-прежнему был против. Перетерплю и в своем жилище, не дам Собачкиной и Козлевичу меня выжить.

Выбрался на песчаную отмель и растянулся на солнышке. Сюда Собачкиной вход воспрещен. Можно расслабиться и подумать, тем более что подумать действительно не мешало. О чем? Да обо всем понемногу. Я просто наслаждался тишиной. Кстати, любопытно, какие наряды привезет Жарптицына Дане на этот раз. Мне, например, безумно нравился купальник со свинками. Да и свадебное платье было выше всяких похвал. Замечавшись, не заметил, что больше не один. Только плеск воды неожиданно привлек мое внимание. Лениво открыл глаза — на берег выбирался доктор Куропаткин.

— А вы-то здесь какими судьбами? — устало вздохнул. Оказывается, проблема не только в Собачкиной и Козлевиче. Здесь есть и иные жаждущие нарушить мой покой.

— Как это? — Куропаткин пригладил жидкие волосенки. — У нас сеанс психоанализа.

— Какой сеанс? Я еще вчера сказал, что никаких сеансов не будет!

— Ваша матушка беспокоится. Аделаида уже не так молода, как вам кажется. Пожалейте ее здоровье, Тим! Всего-то и понадобится, что лежать здесь, на бережку, и отвечать на мои вопросы. Вам понравится.

Я сомневался, что кому-то может понравиться нечто подобное, но Куропаткин прав. Хуже от его сеансов никому не будет. По крайне мере, я так думал. Поэтому закрыл глаза, подставил лицо солнечным лучам…

— Тим, что вам нравится в вашей жене? — слащаво спросил Куропактин.

— Как это — что? — вспомнил недавний опрос. — Дана нравится мне целиком.

— Да-да, конечно. Дана возмутительно… я хотел сказать, восхитительно прекрасна, но все же.

— Мне с ней легко и комфортно, — ответил, слегка подумав.

— Как вам кажется, Дана похожа на вашу мать?

— Что? Нет, упаси, Дракон! Дана совсем другая.

— Так, интересно. — Куропаткин сделал какую-то запись в блокнот. — Значит, вы не отрицаете, что ждете от Даны тепла, которого недополучили от Аделаиды?

— Не говорите глупостей! Моя мать — замечательная женщина, и все я от нее дополучил.

— Почему тогда нашли для себя столь непохожую супругу? Стремитесь вырваться из-под материнской опеки?

— Какая опека? Я взрослый женатый дракон.

— Женатый — еще не означает взрослый. Не путайте понятия.

— Ребенок жениться не может.

— Теперь вы перекручиваете нашу беседу, господин Драконов. — Куропаткин взглянул на меня с укоризной. — И я бы, на вашем месте, задумался. Что вы так упорно пытаетесь отрицать?

13
{"b":"695678","o":1}