ЛитМир - Электронная Библиотека

И агент двинулся бочком к двери.

— Какой тюльпан? Какая дыра? И почему у тебя в руках шокер? — моргал Тим, пытаясь понять, что за спектакль происходит в его ванной комнате. — И почему надо чинить ночью?

— Так хозяйка вызвала, говорит, соседей зальете, — нашелся агент и уже открыл дверь. — Здесь же элитные апартаменты. А шокер ясно зачем — жена больная строгая у вас, если что не так, сразу прикладывает.

— Так и знал, что нужно переезжать в отдельный коттедж у озера, — пробурчал муж. — Здесь никакого уединения.

Тим сверлил взглядом Дюпонта, но при словах «строгая жена и прикладывает шокером» явно подобрел. Агент ФСО не стал продолжать беседу и предусмотрительно юркнул за дверь.

— Дорогой, ты прав. Мы завтра же переезжаем в коттедж. — Я прижалась всем телом к своему дракону. И подумала, что переехать в дом у озера — отличная идея. Если я подключусь к расследованию, то смогу ночами незаметно покидать дом, пока муж спит. И никакие Собачкины не будут контролировать каждый мой шаг, как это происходит сейчас, в главном корпусе.

Муж уже забыл, зачем пришел, потому что подхватил меня на руки и понес обратно в спальню. Правда, по дороге пробормотал:

— Где-то я уже видел этого сантехника. Кого-то он мне напоминает.

— Конечно, видел, он же сотрудник «Драконьих далей».

На всякий случай решила завтра же оформить Дюпонта на полставки сантехником, чтобы он спокойно мог проходить на территорию, не вызывая ненужных подозрений. А то Тим ревнивый, может подумать не то. А еще хуже, если он поймет, что я не сдержала слово и опять ввязалась в расследование. Но как я могу поступить иначе? Ведь Парфюмеров охотится за кем-то из моих сородичей- метаморфов. Тим заметил на моем лице сложный мыслительный процесс и прищурился. Пришлось успокоить мужа поцелуем, усыпив бдительность. Зачем ему волноваться раньше времени? Да и я не собираюсь служить в ФСО. Так, по- дружески помогу разоблачить опасного преступника и раскрыть преступление века.

ГЛАВА 2

Тим Драконов

Семейная жизнь. Когда-то это словосочетание внушало мне священный ужас. Затем я искал истинную пару и желал создать семью с драконицей, но, как оказалось, иногда судьба лучше знает, что нужно для счастья. А для счастья мне нужна была Дана. Дана Дмитреску, которая не так давно стала Драконовой. Бывшая сыщица-метаморф. То есть, метаморфом она и осталась, а вот из полиции ушла. Правда, полковник Хрящ, начальник Федеральной службы оборотней, так и кидал на Дану многообещающие взгляды, когда приезжал к маме на шашки, но я как-то раз ему намекнул, что от моей зверобогини лучше держаться подальше, иначе вместо шашек будут они с мамой играть в игру «Убеги от дракона».

Учитывая, что в роли дракона буду я, далеко Хрящ не убежит, будь он хоть трижды полковником. Он, не будь дураком, это понял и перестал провожать мою супругу задумчивыми взглядами. И начал провожать мать! Эх, все-таки придется сыграть.

Впрочем, полковник Хрыч, как я в последнее время мысленно называл Хряща, был только одной из причин моего плохого настроения. Второй была любимая супруга. Всего ничего прошло с нашей свадьбы, а я уже застаю ее ночью с мужчиной. И где? В нашей ванной! Сантехник он, как же! Надо проверить. Например, э-э-э… Поручить поменять всю сантехнику в главном корпусе! И посмотреть, есть ли среди них этот тип.

Но если он не сантехник, тогда кто? Внутренний дракон недовольно заурчал. Ему вообще не нравилось, когда рядом с Даной кружили посторонние мужчины. А еще ему не нравилось, что мама прочно поселилась в «Драконьих Далях» и смотрела на нас с Даной большими печальными глазами. О маленьких дракончиках молчала, только вздыхала тяжко и рассказывала, какие милые внучата у ее заклятых подруг. Мол, Авдотья Лисицина уже пятую внучку воспитывает. А супруга миллионера Серого недавно выдала замуж старшую дочь, и та уже ждет двойню. Хорошо, хоть про внуков-котиков Пэм Карлсон, на самом деле — Прасковьи Корзинкиной мама не вспоминала.

И все-таки сантехник не давал покоя! Я бродил по «Далям», рычал на каждого, кто попадался на пути. Они шарахались в стороны, вокруг меня кружило облачко дыма, будто я проглотил сигару, и теперь она пыхтела где-то внутри. Р-р-р, ну почему нельзя посадить любимую женщину под замок, чтобы никто не коснулся даже взглядом? Особенно отдыхающие.

Нет, я не был ревнивым. То есть, да, конечно, был, но не настолько, чтобы видеть любовников Даны в каждом встречном. И жене я верил на все сто. Но когда на курорте отдыхал знаменитый актер Леон Ди Таприо, я всерьез подумывал о том, чтобы оставить «Дали» Тодду и увезти Дану на необитаемый остров. Потому что этот… этот… лев, чтоб ему влюбиться в утку, ущипнул мою супругу за попу.

Я тут же обернулся драконом, но Дана успела раньше меня — ласково улыбнулась и показала Леону клыки. Большие такие, змеиные. Она у меня метаморф, в кого угодного обернется. А облик питона нам уже не раз пригодился. Леон понял, что «змейка» ему не по зубам, принес извинения, а утром отбыл, хоть до конца путевки оставалась еще неделя.

А Тарантулино? И этот пригромыхал, старый пень! Ладно, не такой уж старый, и не такой уж пень, но когда Тарантулино предложил Дане разделить с Никки Старом главную роль в его звероблокбастере, я едва не спустил гостя с лестницы. Оказалось, что кто-то показал Тарантулино видео, на котором Дана лихо отплясывала во время соревнований с Лелей Арбузовой за свидание со Старом. И почему-то мне казалось, что это Стар и был. Впрочем, и Тарантулино Дана отказала. Ответила, что нашла себя в семье и ни в чем другом не нуждается. Моя Дана.

— Тим! — послышался голос любимой супруги. — Тим, где ты? Тебя ищет Тодд.

А вот братишка Тодд до сих пор оставался зеленым и чешуйчатым ящером. Что, впрочем, не мешало ему в работе — ящер наловчился бегать по клавиатуре и оформлять заказы нового оборудования через Интернет. Когда я получал счета, каждый раз хватался за сердце, но ругать Тодда мама запрещала — она не теряла надежды, что любимый сын вернет человеческий облик. Я тоже не терял, потому что очень хотелось оттаскать Тодда за уши. Проходимец мелкий!

— Я здесь, — крикнул Дане, а она уже показалась в дверях, невыносимо прекрасная в голубом платье, с распущенными волосами… и с Тоддом на руках.

— Совсем обленился? — рыкнул я на брата.

— Фа-фа, — довольно зажмурился он.

— Вот тебе и фа-фа… ля-ля. Чего тебе?

— Тим! — Дана, как всегда, встала на защиту чешуйчатого. — Не забывай, что благодаря Тодду мы все еще живы. Будь с ним повежливее.

— Фа-фа, — подтвердил ящер и высунул длинный язык, хватая на лету невесть откуда залетевшую стрекозу.

— Ладно. — Я улыбнулся во все тридцать два. — Дорогой мой Тодд, зачем ты пожаловал ко мне этим утром?

— Фо… Фо… Фод…Фись.

— Подпись, — понял я. — Хорошо, я подпишу бумаги, только позднее. Пока что занят, извини.

— Фе! — Тодд высунул язык и поковылял прочь, а Дана осталась со мной.

— Тим, если бы я знала тебя чуть хуже, я бы подумала, что ты ревнуешь, — мягко улыбнулась она, касаясь моей щеки.

— К кому? К этому ящероподобному? — фыркнул я. — Да что ты, дорогая! Тодд — мой брат, и нам помог, и вообще незаменимый сотрудник. Не волнуйся, все хорошо. Кстати, как поживает сантехник? Закончил ремонт?

— Эм, — на мгновение мне показалось, что Дана в замешательстве, но она тут же продолжила: — Еще нет, но вот-вот закончит. Ладно, не буду тебя отвлекать, любимый. Работай. А я пойду, попрошу перенести наши вещи из главного корпуса в отдельный коттедж.

И убежала. Как-то подозрительно. Ревность снова подняла голову. Проследить? Ну, уж нет! Я Дане доверяю — и точка. Кому мне верить, если не ей? Зато мысль обитать с любимой в отдельном коттедже казалась сладкой, как никогда. Никто не будет нам мешать. Никто не будет за нами следить. Свобода! Хорошо, что Дана завела этот разговор. Давно пора.

Я разложил перед собой бумаги, но мысли и чувства были с женой. И с сантехником. Нет, так работать невозможно! Проверить? Не проверить? Не знаю, до чего бы я додумался, если бы в двери не поскреблись. Причем, на полном серьезе, коготками. И кого там принесло?

2
{"b":"695678","o":1}