ЛитМир - Электронная Библиотека

— А я тогда узнаю, кто сегодня покидал «Драконьи дали». — Тут же подскочил я. — Мама, доктор, вы можете продолжать свой сеанс без нас. Или же, если хотите больше помочь, опросите персонал. Может, кто-то видел что-то подозрительное.

— Хорошо, Тимоша, — закивала мама. — Я все сделаю. Умоляю, найди Тоддика! Он же такой маленький, беззащитный.

Беззащитный, как же. Сунешь палец в пасть — оттяпает. Но и мне было страшно, я просто умело это скрывал. Дана свернула к домику Барбоскина, а я поспешил на пост охраны. Прищурился. Кто же у нас сегодня дежурит? Никого не видно!

— Эй, — постучал в двери будки охраны. — Есть кто живой? Эй!

— Ну что вы кричите? — раздалось оттуда. — Пожар? Наводнение?

— Похищение! — гаркнул я. — Уволю!

— Ой, лорд Драконов! — Дверь тут же распахнулась, и передо мной замер мистер Хорьков. Особо мощную охрану мы на воротах не держали. Главное, чтобы регистрировали всех, кто въезжает, и вычеркивали тех, кто выезжает.

— Спим на посту? — навис над Хорьковым всем своим драконьим весом.

— Никак нет! — неожиданно пискнул тот и вытянулся по струнке. Точно, он же раньше работал в местном отделении зверополиции, и только потом по рекомендации перебрался в «Дали». И, кажется, я начинал жалеть, что его нанял

— Никак — да! — ответил ему. — Немедленно доложить, кто из постояльцев сегодня прибыл в «Драконьи дали», а кто покинул курорт.

— Сию минуту, — захлопотал Хорьков. — У меня точно, как в аптеке. Вот, взгляните, лорд Драконов. Прибыло всего восемь человек. Молодая пара лис с детьми, бабулей и дедулей, а также депутат Мышаев с женой.

— Ладно, к этим вопросов нет. А сколько убыло?

— О, убыло много! — Приосанился Хорьков. — Разрешите зачесть весь список?

— Разрешаю.

— Так вот, первыми уехали молодожены терьеры. Они жутко лаялись, просто жутко, и все время норовили друг друга покусать, потом поцеловались, потом снова поссорились, потом…

— Достаточно. Снова эти терьеры! А еще кто?

— Так продюсер ж Бондэрос с девочками и эта, как ее… ну, ваша бывшая. Ой!

— Арбузова — не моя бывшая, а просто вертихвостка, — рявкнул я.

— Так точно, лорд Драконов! Ваша вертихвостка Арбузова тоже выехала и казалась немного расстроенной. А еще после концерта покинула «Драконьи дали» фолк- дива Гладышева со всем коллективом. Танцоры, костюмер, визажист. В общем, уезжали шумно и весело.

Еще бы! Концерт имел аншлаг. Почему бы Гладышевой грустить?

— Все? — спросил я.

— Так с концерта же уезжали некоторые постояльцы. Они только ради Гладышевой и номера снимали. Вот, супруги скунсы, господин Быковский с женой и любовницей, госпожа Воронина.

Я записал всех. Разберемся! Но почему-то мне казалось, что Тодда похитил кто-то знакомый, иначе хитрый ящер и на пушечный выстрел бы к нему не подошел.

— А что случилось-то? — спросил Хорьков. — Что украли?

— Полотенца, — ответил я. — Постояльцы украли полотенца. Старо как мир.

Нет, нельзя поднимать шум и панику, это может повредить Тодду. Больше всего мне не нравилось, что в списке присутствовали терьеры. Слишком часто они стали путаться под ногами! И Дана подозрительно молчит. Нет, что-то тут не то. А если… Если Тодд стал заложником кого-то из подельников Парфюмерова? Если брата пустят на шкурки?

Я рыкнул так, что с ближайшего дерева облетела листва. Спокойно! Спокойно, Тим! Нет, здесь Парфюмеров ни при чем. Он не стал бы требовать выкуп, а просто лишил бы Тодда жизни. Где же подевался этот проходимец?

— Ну что? — Налетела на меня мама. — Что удалось узнать?

— Сегодня из «Далей» из-за концерта выехало очень много людей. Даже не знаю, на кого и думать. Надо всех проверить. А что у вас?

Мама огляделась по сторонам.

— Даночка пообещала запросить данные видеонаблюдения. Но ты же знаешь, оно не везде установлено. Зато мы поспрашивали охрану корпуса, и те сказали, что видели Тодда сегодня днем, ближе к вечеру. Он возлежал на руках у дамы, и она почесывала ему пузико. Вот только даму охрана видела со спины, и кто это, понятия не имеет. Известен только цвет волос — блондинка.

— Мама, это мог быть и парик. И потом, может, это очередная пассия Тодда? Его ящероподобный вид не мешает ему оставаться любимцем девушек.

— Возможно, но проверить надо, — вполне разумно заключила мама. — Мы продолжим опрашивать свидетелей.

— А я узнаю у Даны, нет ли чего нового. Мы найдем его, мама! Не будь я лорд- Дракон!

ГЛАВА 21

Дана Дмитреску

— Кого… в смысле, что мы имеем? — поинтересовался Тим, когда собрал нас днем на совещание в кабинете.

Собрание проходило в усеченном составе: только я, муж и Барбоскин. Психопатолог успокаивал маму в номере, мы же, просмотрев видео и прочитав отчет охранников, сейчас обсуждали план действий. Видеозапись, на которой блондинка в блестящем платье обнимает Тодда, ничего не дала. Увы, лица не разглядишь, а прическа такая, что и Собачкина могла подойти, а могла и Арбузова парик надеть. Вспомнила, что девица джек-рассел-терьер тоже была светленькой.

— Мы имеем леденящее душу похищение, — многозначительно проговорил Барбоскин. — Как мы узнали, вечером из «Драконьих далей» выехало много народу. В том числе, обозначенные вами дамы: журналистка Собачкина, певица Леля Арбузова, а также другие члены коллектива и их бывшая хозяйка Барбара Бондэрос, теперь тоже бывшая. Молодожены терьеры и еще несколько пожилых пар, которые специально прибыли на концерт.

— Я все это уже слышал, — недовольно рыкнул Тим. — Меня интересует другой вопрос: почему ваши остолопы-охранники не делали досмотр авто? Ведь вы же знаете, что точно так же недавно нас похитили с женой. Уверен, с Тоддом произошло подобное. Преступница или переодетый в женский наряд преступник опоил или охмурил брата, а затем запихнул в багажник и спокойно выехал с территории «Далей».

— Тим, пока это лишь наши предположения. Послушай… — Я попыталась успокоить мужа, глядя на то, как он покрывается чешуйками.

— Нет, дорогая, это ты послушай! — огрызнулся он. — Это же ты у нас отвечаешь за охрану. Почему на главных воротах стоял этот… как его там… хорек!

— Хорьков, — услужливо подсказал Барбоскин. — А что с ним не так? Исполнительный, семейный, ответственный.

— Что не так? Да он робеет, словно девица! А это лицо нашей охраны, дежурит у главных ворот! — зарычал Тим.

— Дорогой, но ты лично пригласил на работу из местного полицейского участка этого Хорькова, а потом просил за него. Хотя я еще в первый день, как вступила в должность, подготовила список на увольнение. И Хорьков был одним из кандидатов, — вклинилась я.

— Я просил? За Хорькова? — удивился Тим.

А мы с Барбоскиным одновременно закивали.

— У него жена и четверо детей, — вклинился мой зам. — Вы пожалели.

— Ладно, Хорьков пусть живет, — согласился Тим. — Но второй охранник был не лучше, он вообще спал, когда я зашел в будку.

— А, Сурков! Так за него ваша мама просила, это внук ее старинной приятельницы,

— подсказал Барбоскин. — У него еще заболевание редкое, соно чего-то там лепсия.

— Хорьки, сурки… — взревел Тим и смахнул хвостом со стола бумаги. — Всех поменять!

В такие моменты я старалась с мужем не спорить. Конечно, он сейчас был не совсем прав, но я же вижу, как он переживает за брата, нервничает. Да и охранники, если честно, оплошали. Но и муж с Аделаидой не дали мне в полной мере развернуться и нанять нужных людей: этого не тронь, а это внук, оставь, того жалко, куда он, болезный, пойдет. Вот и дожалелись!

— Тим, думаю, не стоит сейчас обвинять охранников в халатности, а нужно разработать план действий…

Договорить я не успела, потому что дверь резко распахнулась, на пороге появился полковник Хрящ под руку с Аделаидой. Следом за ними зашел посмурневший Куропаткин, процессию завершал сантехник Медведко и горничная Бобрикова. Я же бочком попятилась от Тима. Так, на всякий случай, чтобы успеть выскочить за дверь, если муж надумает обернуться. А повод был.

24
{"b":"695678","o":1}