ЛитМир - Электронная Библиотека

— Входите! — ответил я.

Дверь приоткрылась. Сначала появился нос, а потом уже человек. Огромный такой, мясистый нос — и маленький человечек, который его носил.

— Здравствуйте, лорд Драконов, — человечек отвесил мне поклон чуть ли не до пола.

— Здравствуйте, — изумился я. — С кем имею честь?

— Я — Жозеф Носович, главный корреспондент газеты «Жизнь миллионера».

Не повезло мужчине, и с фамилией, и с носом.

— И что же привело вас на курорт? — спросил я, указывая посетителю на кресло.

— О, это очень деликатный вопрос. — Нос перед глазами зашевелился, и я едва сдержал смех. Неприлично все-таки. — Понимаете, лорд Драконов, наше издание выходит всего раз в две недели, и у каждого выпуска есть свой герой. Тот, о чьей жизни мы пишем. «Зверомиллионер за стеклом», так сказать. Так вот, в новом выпуске мы хотим написать о вас.

— Постойте, — перебил я Носовича. — Какой герой? Какое написать? Простите, у меня много дел, и подобные предложения меня не интересуют.

— Но позвольте! Разве «Драконьим Далям» не нужна реклама? — засуетился мистер Нос. — На целый год. А нашу газету читают только миллионеры. Уверен, увидев яркую, необычную, эксклюзивную рекламу вашего курорта, они станут проводить отпуск только здесь. Соглашайтесь, лорд Драконов! Рекламу будут сопровождать отзывы благодарных клиентов. А еще мы вам заплатим вот столько…

Он взял со стола листок бумаги и написал на нем цифру с шестью нолями. Мда… Занятное предложение.

— Допустим, — кивнул я. — Как вы будете собирать материал?

— О, все просто. Мы купим путевки на ваш курорт, поселимся, испробуем на себе процедуры. А также возьмем эксклюзивное интервью у вас и вашей милой супруги. Покажем, что и миллионеры женятся по любви. Так как, лорд? Согласны? Всего на две недели!

Реклама бы «Далям» точно не помешала, а то конкуренция только растет. И столько появляется новых курортов! «Дали», конечно, лучше всех, но это надо еще доказать. А чтобы доказать — стоит завлечь новых посетителей.

— Хорошо, — ответил я.

— Тогда подпишем договор, что вы разрешаете съемки.

И Нос протянул мне стопку листов. Я начал читать заумный текст: «Сей договор… м-м-м… о нижеследующем… Что я даю разрешение… угу…»

— Тим! — послышался голос Даны. — Тим, иди скорее сюда. Тут доставили новое оборудование для Тодда. И его… очень много!

Если даже Дана говорит, что очень, я с ящера шкуру спущу! Быстро подмахнул бумаги и вылетел на улицу, чтобы увидеть огромные грузовики, въезжающие в «Драконьи Дали». Ежики-дракошики, клянусь, отключу чешуйчатому звернет! И будет только лягушек под кустами ловить!

ГЛАВА 3

Дана Драконова

Утро в коттедже было восхитительным. Первые лучи солнца робко проникали сквозь плотные шторы, свежий ветерок приятно холодил разгоряченную кожу. Тим прижимал меня к своей груди, словно лишний раз без слов доказывал: «моя». Я слышала мерный стук его сердца, ровное дыхание, жужжание стрекоз, собачий лай… Стоп! Откуда в нашей спальне стрекозы и собаки? Я приоткрыла один глаз — и обалдела. Возле нашей кровати стояла Есения Собачкина собственной персоной, рядом с ней суетился какой-то тощий мужичонка с жидкой бородой. В руках у него была переносная камера. Именно ее жужжание я приняла за стрекозиное. Ага, стрекозлиное! Судя по запаху, мужичок был самым настоящим козлом. В прямом смысле. А тявкала Собачкина, давая наставления оператору.

Я толкнула под ребра мужа и заорала:

— Тим вставай! И что вы здесь делаете?!

— О, проснулись наши голубки, — оскалилась Собачкина, поправила крашеные кудри и скомандовала оператору: — Козлевич, бери меня крупным ракурсом. Снимаем?

— Да! — прогнусавил козел.

— Дорогие друзья! — пафосно начала Есения Собачкина, не обращая меня и Тима никакого внимания. Тем не менее использовала нас, словно декорацию. Муж проснулся и теперь силился понять, что здесь происходит. — Сегодня первый день нашего супершоу «Зверомиллионер за стеклом». Вы смотрите онлайн трансляцию, а также можете читать нашу страничку в Звербуке. В этот ранний час мы находимся в супружеской спальне хозяина элитного курорта лорда Драконова. Наши голубки, точнее, дракончики, уже проснулись и будят друг друга жарким поцелуем. Мы видим, что Тим Драконов предпочитает спать обнаженным, а вот его жена более консервативна. А может быть, эта нелепая пижама со свинками — подарок мужа? И наш первый вопрос для голосования — а вы бы надели в постель такую пижаму? Пишите в Звербуке, делитесь своими впечатлениями.

Собачкина кивнула, оператор перевел камеру и нацелил на нас объектив.

— Во-о-он! — зарычал Тим, покрываясь чешуйками и выпуская пар из ушей.

— Во-о-он! — завизжала я, бросившись на незнакомого козла и пытаясь вырвать у него из рук камеру.

Работа в полиции не прошла зря — одним броском я повалила мужчину на пол. Послышался хруст — это я нечаянно села на камеру, раздавив ее. Вот и чудесно. Заметила, что муж уже держал за шкирку отбивающуюся от него микрофоном Собачкину. Та истошно скулила и грозила судом.

— Это я вас засужу! — рычал муж, пока я скручивала оператора. Тот в отличие от Собачкиной лишь жалобно блеял и молил о пощаде.

И главное — на Барбоскине не сорвешься, не уволишь. Сама ведь сняла охрану возле коттеджа. Захотела личной жизни и уединения.

— Вы подписали контракт! В течение двух недель мы имеем право следовать за вами в любое место и в любое время дня и ночи! Это онлайн шоу, а я приглашенная звезда — журналистка с звероименем! — тявкала Собачкина, вырываясь из лап Тима.

— Какой контракт? — переспросила я. — Какое шоу?

— Этот! — Есения как-то извернулась и достала из топа, который сильно смахивал на бюстгальтер, листочки. — Специально взяла с собой копию. Вы вчера, лорд Драконов, подписали с мистером Носовичем.

— Я? Подписал? Помню, что мы обсуждали статьи. Ни о каком шоу речи не было,

— нахмурился муж.

— Вы невнимательно читали, — обрадовалась Есения Собачкина. — Пункт 36, параграф 18. Там говорится, что продюсерский центр может по своему усмотрению изменить формат. Мы решили, что только статьи в Звербуке — скучно. Поэтому теперь вы участники онлайшоу за стеклом.

Я вспомнила, что видела в кабинете мужа какого-то носатого неприятного господина. Он подсовывал бумаги на подпись, а я отвлекла Тима. Привезли фургон с оборудованием для Тодда и сгрузили перед главным корпусом. Ящер на радостях забрался в капсулу для вибромассажа, застрял и не мог вылезти. Его жалобный вой привлек всех отдыхающих. Я побежала за Тимом и, вероятно, отвлекла от беседы с этим Носовичем.

Муж, видимо, тоже вспомнил свою беседу. Он смотрел на меня со смесью отчаяния и сожаления. Тим выхватил бумагу из рук Собачкиной, отпустив ее. Дамочка упала на пол и зашипела:

— Вы нанесли мне производственную травму! Грубые, невоспитанные миллионеры. Что ж, теперь и на вас найдется управа. Весь зверомир узнает, какие вы на самом деле напыщенные, наглые и агрессивные.

— Да замолчите вы! — Тим рыкнул на Собачкину, показав острые зубы.

— Ну? Что там? — нетерпеливо поинтересовалась я, видя, как он внимательно вчитывается в договор.

— Катастрофа! — прохрипел Тим. — Как я мог это подписать?!

Я оставила в покое козла-оператора и подскочила к мужу, тоже вчитываясь в строки. Вроде бы все было приемлемо — две недели журналистка с оператором жили в «Драконьих далях» и наблюдали за бытом нашей семьи. Нет, конечно, ничего хорошего, но и не смертельно.

— Ты ниже читай! То, что под сноской мелким текстом, — произнес упавшим голосом муж.

Я едва разглядела малюсенькие буковки и застыла от ужаса. В сноске говорилось, что журналисты могут следовать за нами в любое время суток и в любое место. В случае, если мы будем чем-то недовольны, то должны выплатить штраф за неотснятый материал. А если захотим аннулировать договор, то неустойка будет катастрофической. Несколько миллионов звероевриков. Придется продать «Драконьи дали», чтобы покрыть неустойку. А вот если мы будем соблюдать все условия договора, то по окончании шоу нам выплатят астрономическую сумму. Можно открыть еще один курорт. Видимо, на это Тим и купился.

3
{"b":"695678","o":1}