ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы с Даной покосились друг на друга. Видимо, идея не нравилась ни мне, ни ей.

— Тим, вы первый.

— Не хочу, — отвернулся к окну.

— Тогда вы, Дана. Женщина должна быть более гибкой.

Дана посмотрела на Куропаткина, как кролик на удава, но жуткий психопатолог остался непреклонен.

— Хорошо, — склонила она голову. — Тим, ты очень хороший, но иногда… иногда мне кажется, что ты совсем меня не слышишь. Точнее, слышишь, но понимаешь как-то по своему.

— Это как? — нахмурился я.

— Да, я обманула тебя. Не сказала о службе в ФСО. Но только потому, что знала — ты будешь против, начнешь кричать, запрещать. А мне нужно довести это дело до конца, понимаешь? Нужно!

— Не понимаю.

— Вот, о чем я и говорю, — Куропаткин торжествующе потер лапы. — Дальше.

— Все, — вздохнула Дана.

— Все?

— Да.

— И вас не обидело, что ваш муж, стоило ему узнать о возобновлении вашей службы, вместо того, чтобы поддержать вас, вылетел в окно?

— Обидело, конечно, но он прав… Я должна была…

— Даночка, милая. В отношениях никто никому ничего не должен.

Я бы поспорил, но Куропаткина не переговоришь.

— Теперь вы, Тим. Слушаем ваши откровения. Что вас не устраивает в ваших отношениях.

— Меня не устраивает то, что моя супруга не говорит мне о таких важных вещах.

— И почему же? — оскалился психопатолог.

— Почему не устраивает?

— Почему не говорит!

— А мне откуда знать? — Я начинал злиться.

— Кому знать, если не вам, Тимеон?

Что за Тимеон еще? Я недовольно фыркнул.

— Дана, скажите мужу, почему.

— Он бы запретил, — ответила Дана.

— Да, запретил бы, потому что ты — моя жена, будущая мать моих детей! И я не хочу, чтобы ты рисковала собой. Не хочу, чтобы ты совала голову в пасть всяким джекам и расселам, и уж тем более не хочу, чтобы ты занималась Парфюмеровым! Для этого есть профессионалы, Дана.

— А я, значит, не профессионал? — завелась жена.

— Ты? Да ты даже с охраной «Далей» не смогла совладать, куда тебе до Парфюмерова?

— Ах, так? А кто нашел бобра? Кто его ликвидировал? Ты забыл? Может, мне просто надо заниматься своим делом, а не тем, к которому у меня нет никаких знаний и способностей? Пусть охраной занимается Барбоскин!

— Тогда чем будешь заниматься ты? — У меня уже все руки были черными от выступивших чешуек, и они никуда не девались. — Лезть в логово Парфюмерова с пистолетом наперевес? Ловить Потрошителя? А что в этот момент должен делать я? Носки вязать?

— Руководить «Далями», — растерянно ответила Дана.

— Да? Зная, что ты в эту минуту, может быть, душу отдаешь зверобогам? Нет, Дана, ни за что!

— Тим… — попытался вмешаться Куропаткин.

— Не кричи на меня! — подскочила жена. — Ты думаешь только о себе. «Я, я». А обо мне кто подумает?

И залилась слезами.

— Дана… — снова сунул свой нос Куропаткин.

— Я не думаю о тебе? — Я тоже подскочил на ноги. — Да я только о тебе и думаю!

— Тим…

— Ив чем это проявляется? — спрашивала жена. — Я тебя почти не вижу, ты все время занят. А я не могу найти дело по душе?

— Дана…

— А ты не пробовала найти более безопасное дело?

— Да ты…

— Молчать! — рявкнул психопатолог так, что мы оба сели. Не подозревал такой мощи в его тщедушном тельце. — Молчать оба, пока я вас на шкурки не пустил! Раз вы не готовы друг друга слушать, разводитесь, ваш брак безнадежен.

Мы ошарашено молчали. Я уже думал было извиниться перед Даной. И правда, чего это я? Наверное, виноват проклятый стресс. Вон, даже на столешнице несколько чешуек осталось, линяю. И не уходят они теперь не только с шеи, но и с рук. Но сказать я ничего не успел, потому что дверца шкафа отворилась с торжествующим скрипом, и оттуда в сиянии блесток вышла… вылетела Карина Крокодайл, а за ней радостно оскалился Козлевич.

— Как вы видите, дорогие телезрители, — пропела она на камеру, — в семействе Драконовых наметился серьезный раскол. Что ж, буду держать вас в курсе событий. Ваша новая ведущая шоу «Зверомиллионер за стеклом», Карина Крокодайл.

ГЛАВА 25

Дана Дмитреску

— Что вы здесь делаете? — рыкнул Тим, сдув потоком воздуха из кабинета Козлевича.

Тот вывалился в окно, что-то невнятно прокричав. Благо, кабинет находился на втором этаже.

— Сюрпрайз! — пропела Крокодайл и расплылась в крокодильей улыбке. — Теперь я новая ведущая шоу. Меня пригласил продюсер, потому что у меня хорошие рейтинги и я фотогенична.

С последним я бы поспорила, но мне было не до Крокодайл: Тим начал оборачиваться, пришлось его отвлечь и взять за руку. Не хотелось, чтобы кто-то заснял такой интимный момент на камеру, а потом скучающие дамочки обсуждали бы достоинства моего мужа в деталях.

— Как же я сам не догадался! — безумный Куропаткин неожиданно подскочил к нам и принялся обнимать. — Опасность сближает! Видите? Видите, какой результат? Всего лишь первый сеанс, а вы уже держитесь за руки. Так и до поцелуев дойдет ко второму сеансу, а к третьему уже… Кхм, я должен срочно записать результаты и методы терапии. Пожалуй, положу вас в основу новой статьи.

— Не надо нас никуда класть, — огрызнулся Тим.

— Я могу лечь, — с придыханием произнесла Крокодайл. — Но позже, я сейчас на работе.

Я же уже не обращала внимания на крокодилицу, а погладила мужа по руке, стараясь закрепить хрупкие вновь пробивающиеся ростки чувства. Дракон Тима довольно заурчал, муж улыбнулся. А может, Куропаткин прав, и не все еще потеряно в наших отношениях?

— Так, я не поняла? Такой интимный момент, и где же оператор? Сейчас бы еще музыку на кадр наложить. Что ж, придется самой спеть. — Крокодайл уже достала зверофон и напевно хрипела: — «Мой ласковый и нежный зверь, я так люблю тебя, поверь…» Конечно, я бы лучше смотрелась в кадре рядом с миллионером…

— Дамочка, покиньте помещение! — возмутился психопатолог. — Вы прерываете сеанс…

— Нет, это вы отойдите в сторону! Вы загораживаете мне кадр.

— Какая неприкрытая наглость. Вы вылезли из моего шкафа, командуете в моем кабинете, — искренне удивился Куропаткин. — Вы мне мешаете работать, срываете научное открытие.

— Это вы мне мешаете! — огрызнулась новоявленная ведущая и отодвинула мощной грудью Куропаткина в сторону. — Эх, такой кадр загубили! У Тима уже хвост начал отрастать…

Муж рыкнул, а Куропаткин срывающимся голосом произнес:

— Я ведущий псих… психопатолог страны! И не потерплю подобное оскорбление!

— Пфф! А я ведущая зверозвезда, — фыркнула ведущая. — У меня шоу года, тут миллионер собирается в дракона превратиться, а вы каркаете под руку! Тим, Дана, вы собираетесь наконец-то воссоединяться? Если да, тогда целуйтесь. Нет, значит, Тим пусть целует меня!

Крокодайл не умолкала, бегала вокруг нас со зверофоном, то и дело отодвигая наступавшего на нее Куропаткина в сторону. Я заметила, что некогда спокойный и дружелюбный доктор начинает звереть. У него странным образом вытянулся нос, став огромным клювом, глаза напоминали две немигающие черные пуговки, руки превратились в крылья и покрылись перьями, а нижняя часть тела явно принадлежала льву.

— Спа-а-а-а-ть! — заорал Куропаткин, который неожиданным образом перекинулся в грифона.

Крокодайл нервно улыбнулась, мигнула, а затем упала замертво, обернувшись крокодилом. Психопатолог перешагнул через обездвиженное тело ведущей, встряхнулся, вновь принимая человеческий облик. Мы с Тимом нервно сглотнули и одновременно отступили к двери, продолжая держаться за руки. Нет, я, конечно, чувствовала, что Куропаткин птица высокого полета, но не думала, что настолько. С моим обонянием в последнее время явно что-то происходило, да и на нервной почве подташнивать начало. Поэтому сразу и не различила в нем редкого грифона.

А доктор тем временем нам мило улыбнулся:

— Что ж, мои дорогие, на этом завершим сегодняшний сеанс. Домашнее задание к завтрашнему дню — приготовить список из десяти положительных качеств партнера и отрепетировать поцелуи. Теперь можете идти.

30
{"b":"695678","o":1}