ЛитМир - Электронная Библиотека

— Благородный воин не будет убивать безоружного! Ну что ты ко мне пристал, а? Зачем тебе меня ловить? Может, не на-а-адо?.. — заканючил парень. — Зачем я тебе вообще нужен?!

Наемник мотнул головой, как будто пропустил удар в челюсть, и когда тот на секунду замолк, уворачиваясь, заорал:

— Заткнись! Думаешь, я бегал бы за тобой пол дня, если бы ты не был мне нужен? — и вдруг, неожиданно для всех, повернулся к тихонько взиравшему на все это магу. — А на кой-черт ты решил нам помогать?!

— Да! И не кому-то одному, а всем сразу? — поддакнул лис. — Почему?

Чародей пожал плечами.

Хорошая, конечно, попытка, но никто из присутствующих не купился. Монах, пряча лицо под низко надвинутым капюшоном, тоже не удержался от едкого замечания.

— Действительно, что это ты? Вроде, должен меня ненавидеть ненавистью лютою… А ты, вор, почему сразу не сбежал?

— Объясняю… для тупых! — изрек тот, оставив безнадежные попытки незаметно скрыться.

— Любопытно мне! Очень. Точнее, сначала было не очень, особенно пока за мной этот тип гонялся… (Наемнику стоило огромных усилий не стукнуть парня по лбу. Но он, как человек волевой, сдержался.)

Молча наблюдавший со стороны за всем этим маг решил немного разрядить ситуацию. Он, ни слова не говоря, просто коротко взмахнул рукой, и огненная стена, надежно отгораживавшая от стражей порядка, упала до земли. От грозного колдовского пламени осталась черта высотой с фитилек свечки и копоть на камнях.

— …!

Клирик и наемник, как оказалось, мыслили и выражались в одном направлении. За долю секунды, пока гвардейцы осознавали, что случилось, монах спрятал под черным плащом свой меч, натянул капюшон еще ниже и растворился в толпе. Перед уходом он бросил через плечо нечто среднее между «приятно познакомиться» и пожеланием провалиться в Бездну.

Вор, сообразив, что второго шанса может и не быть, тоже рванул прочь. Файтер, если бы захотел, успел бы схватить его и теперь… но когда на тебя бегут шестеро солдат, приоритеты быстро меняются.

— А вот теперь мне чертовски интересно! — рявкнул он, выхватывая парные мечи и мгновенно принимая боевую стойку. Две смертоносные полоски стали рассекли воздух совсем близко от первого из нападавших, и тот резко затормозил, к такому явно не готовый. Двое, следующих за ним, затормозить не успели…

— Я тоже, пожалуй, пойду, — равнодушно произнес маг, прежде чем исчезнуть.

Мечнику, правда, было не до вежливости: он активно отбивался от окруживших его пятерых стражей порядка. Шестого уже обезоружил и точным ударом отправил в бессознательное. А нечего на кого попало кидаться! Кажется, сегодня и впрямь какой-то ненормальный день — столько дури за раз! Ну что ж, истинный талант проявляется в умении принимать происходящее таким, какое оно есть на самом деле. А не кричать в панике о том, что мир вокруг стал ни к черту и каждый месяц бросаться на поиски нового поприща, а потом срочно передумывать и возвращаться, пока не потерял форму… Файтер, тряхнув головой, уложил последнего солдата, будничным движением вытер кровь с меча о штаны пребывающих в отключке стражей порядка и, чтобы не искушать судьбу, тоже нырнул в толпу.

====== Глава 2. Поймать, отпустить ======

Вор положил руки под голову и улыбнулся каким-то своим мыслям. Небо было голубое-голубое, без единого облачка — поистине редкость в этих краях. Кое-где ходили даже слухи, что плохая погода — дело рук магов, получивших особые привилегии с приходом к власти Теодора и освобожденных от доброй половины запретов, возложенных на колдовской народ королем. Так или иначе, а день выдался на редкость теплым и солнечным, что несказанно радовало воришку. Время от времени легкий ветерок, игравший с огненно-рыжими прядями, сдувал длинные волосы ему на лицо, но парень не обращал на это внимания.

Он сел на горячей крыше и по-кошачьи потянулся, как после долгого сна. За утро он уже успел потерять свой талисман и снова найти его — пришлось, правда, красть безделушку у гадалки, но это были уже мелочи. Лис подхватил лежащий рядом плащ, пристегнул к поясу кинжал и легко спрыгнул на узкую мощеную улочку, спустившись из необъятного голубого неба в серый океан города.

За спиной вора раздалось громкое покашливание. Он обернулся.

— Да что за день сегодня такой?!

В нескольких метрах от воришки лучник из отряда городской стражи взял его на прицел. На противоположной стороне улицы с миниатюрного балкончика в сторону рыжика хищно смотрели еще две стрелы.

— Сначала гадалка наобещала, что я обязательно подавлюсь соленой рыбой, потом меня чуть не поджарило на крыше, а теперь еще и это! — притворно вздохнул лис, пытаясь спрятать озорные искры в глазах. — Благородные доны, ну зачем я вам нужен? Поверьте, рыжие карманники совсем не вкусные, я вас уверяю.

Командир патруля хмыкнул и спрыгнул с балкончика. На его рукаве блеснула на солнце серебряная бляшка.

— Тебя хочет видеть наместник, парень, — немного казенным голосом произнес он.— Сопротивление, как видишь, бесполезно.

Патрульные спустились на улицу, убрали стрелы в колчаны и обнажили короткие мечи. Их оказалось даже больше, чем с первого взгляда заметил вор: некоторые, видимо, решили сразу не показываться.

— Я все понимаю, поимка какого-то рыжего воришки, а вам в латах жарко, — развел руками лис, с трудом пряча улыбку. — Но что если я не тот, за кого вы меня принимаете? Если мне алхимик перекрасил волосы, да и плащ я украл?

В рядах солдат раздались беззлобные смешки.

— Нет уж, придется идти, — похлопал парня по плечу командир. — А в этой форме жарища страшная, тут ты прав.

И гвардеец вытаращил глаза, глядя, как вор подкинул на ладони его собственный знак отличия. Он теперь остался без бляшки.

Солдаты вели воришку по улочкам города прямиком к Белой Цитадели, в этом не было сомнений. «Хотелось бы знать, почему сразу к наместнику, — думал про себя вор, — не под арест, а туда, во дворец. Да и обращаются со мной по-доброму, не зверствуют. Начальник их мне даже бляшку простил. Хорошие ребята.» Когда стражники проходили мимо раскинувшей свои карты на углу Площади Комедиантов гадалки, лис хотел швырнуть в нее срезанную с рукава командира отряда серебряную бляшку, но почему-то передумал.

Долго ходить молча он не умел. «А кто нынче первый лук городской стражи? Где чаще всего воры попадаются? А сбегают как, часто? Ничего, я на вас не в обиде, понимаю — служба…» Рыжик откинул со лба огненные волосы и перевел дух. Хотелось пить, от бесконечной болтовни пересохло в горле, и один из патрульных, точно почувствовав, отстегнул от пояса свою фляжку и протянул вору. Тот сделал несколько глотков, после которых сразу почувствовал себя лучше. Поблагодарив, парень снова пустился в разговоры.

Солдаты проводили лиса до широкой мраморной лестницы у входа во дворец, и там с рук на руки передали его стражникам из цитадели. Они кивнули воришке, мол, поднимайся, и тот ловко взбежал сразу на несколько ступенек, но вдруг остановился, повернулся и замахал рукой уходящим патрульным. Начальник сказал что-то остальным и бегом вернулся, шутливо-удивленно воззрился на паренька. Тот спрыгнул вниз.

— На.

Он протянул руку и вложил что-то в перчатку патрульного, все так же широко и по-детски улыбаясь. И снова побежал по лестнице наверх, где его дожидались другие стражники, слегка недоумевая.

А командир патруля, вернувшись в своим, показывал что-то в руке. Все столпились вокруг, лязгали оружием, смеялись и наперебой вспоминали забавные вопросы парнишки. Улыбались.

На раскрытой ладони лежала серебряная капитанская бляшка.

*

В полутемной приемной было пыльно и скучно, как будто кто-то нарочно попрятал все, что способно привлечь внимание и хоть мало-мальски развлечь человека, сидящего здесь уже больше часа. С люстры исчезла одна хрустальная подвеска, стол и стул превратились в волшебную крепость, пиратский корабль и обратно, а на темном деревянном подоконнике сама собой появилась немного корявая надпись расплавленным свечным воском: «Отчего енот не бублик?». Да ничего, ототрут потом!

3
{"b":"695850","o":1}