ЛитМир - Электронная Библиотека

Последние слова потонули в рыданиях. Охранники подхватили его и потащили в дом. У Стивена не было сил сопротивляться. Его уложили в кровать и оставили одного. Как ни странно, он заснул практически мгновенно – сказались напряжение последних дней, немалая доля спиртного и истерика несколько минут назад. Ему снился город, в котором он никогда не был…

Забытый в подвале ноутбук мягко сиял в темноте. На мониторе красовалась панорама Санкт-Петербурга…

***

Еве не спалось. Рядом, в паре метров от нее, на соседней кровати сладко посапывала сестра. Ева знала, что сегодня Юлиана тоже лишь притворяется: никто из них двоих не смог бы уснуть, зная, что ответ так и не пришел… Ответ от него. Ведомая каким-то шестым чувством, Ева при всем желании не могла представить на месте своего англоязычного собеседника серьезного адвоката, день и ночь сидящего в кабинете над кипой различных деловых бумаг. Удивительно, но вместо него воображение рисовало совсем другие, куда более знакомые и любимые черты… «Остановись, – сказала самой себе она, – в письмах не было ничего такого, что могло бы дать тебе право даже мечтать об этом». И тем не менее в голове вихрем крутился рой безумных фантазий. Вот он сидит, слегка закусив нижнюю губу, у монитора и пишет послание, предназначенное только двум девушкам, – им – и никому больше.

«Так, хватит…» Сердито встряхнув плечами, Ева окликнула сестру:

– Ты не спишь?

Ответ с соседней кровати последовал незамедлительно:

– Нет, конечно… Знаешь, о чем я сейчас подумала?

– Знаю, – по голосу Евы было понятно, что она улыбается, – мы обе понимаем, что это бред и маразм, но представляешь, как это было бы здорово – получать мейлы от него!

– Да еще с комплиментами и похвалами, – ухмыльнулась Юлиана. – Пойдем, проверим почту, может, ответ все-таки пришел.

Через пару минут сестры в одних ночных рубашках и босиком стояли у монитора. Окошко в правом углу не мигало, и новых сообщений в ящике по-прежнему не было.

– Может, он занят? Все-таки в США сейчас день, он, наверное, работает.

– Хм, знаешь… Мне сейчас кое-что показалось странным. – Юля придвинула к себе ноутбук, села и открыла переписку.

– Что именно?

– Смотри. Первое письмо пришло рано утром по нашему времени, значит, в США был вечер. Окей, поехали дальше. Второе пришло в обед, у них примерно полночь. Ну, может, с бумагами засиделся. А потом… вуаля, находим третье. Когда мы его получили?

Ева круглыми глазами смотрела на Юлю.

– Что за черт?

– А я о чем? Если письма к нам приходят днем, у них глубокая ночь. Причем ответы приходят довольно быстро, в течение часа. Неужели адвокат сидит всю ночь в интернете в ожидании нашего ответа? Это же бред.

– Может, у него бессонница?

– А может, он совсем не в США, а гораздо ближе? И поэтому почти нет разницы во времени.

– Ну, может, по делам приехал.

– Все может быть… – Задумчиво кусая губы, Юля автоматически почесывала за ухом Найгеля, который увидел, что хозяйка встала, и заполз к ней на колени. – Но что-то мне подсказывает, что дело здесь нечисто. Ладно, давай спать. Завтра вставать рано.

Сестры разбрелись по кроватям. Найгель залез Юле под бок, и она, обняв его, уснула. А Ева долго еще смотрела в потолок, обдумывая слова насчет времени отправки сообщений. Тут и правда что-то не стыкуется…

***

«Господи, как болит голова… Оторвать бы ее и выбросить». Стивен с трудом поднял голову от подушки и поморщился. Он мало что помнил из того, что произошло вечером. Как он вообще оказался в своей постели? Попытался сосредоточиться, но острая боль, пронзившая голову, помешала. Услышав звук открывающейся двери, он повернулся. Вошел Том, начальник службы безопасности, его единственный друг, которому Стивен позволял вольности.

– Ну что, как мы сегодня себя чувствуем? – с издевкой спросил телохранитель, присаживаясь на стул рядом с кроватью.

– Ой, Том… не ори ты ради бога… Голова раскалывается.

– Я еще и не начинал орать, – хохотнул Том. – Ты чего это устроил?

– А что я устроил? Я почти ничего не помню.

– А что ты вообще помнишь?

– Ну… я был в подвале, пил вино и… – Так, нельзя говорить, что он пытался написать письмо. – Лазил по интернету.

– И сколько бутылок ты выпил?

Стивен попытался вспомнить, но не смог, поэтому решил предположить.

– Две?

– Ха, неужели ты так слаб, что с двух бутылок стал бы выкидывать такие фортеля? Четыре…

Салливан нахмурился и покраснел.

– А что я выкинул?

– Хочешь знать?

Стивен кивнул и снова поморщился.

– Тогда вставай, я тебе покажу.

Том поднялся и вышел. Стивен, пытаясь справиться с приступами головной боли, кое-как доплелся до ванной комнаты. Взглянув в зеркало, в ужасе отшатнулся от своего отражения. Щетина отливала синевой на бледном лице, под глазами темные круги от недосыпа, щеки ввалились, волосы в абсолютном беспорядке. И это – кумир миллионов? Человек, которого желала половина женщин всего мира? И не стоит забывать о мужчинах-поклонниках. Они тоже его хотели… Стивен покраснел. И это человек, который прославился на весь мир своей улыбкой? Он попытался улыбнуться, но на лице появилась лишь гримаса. Он с отвращением отвернулся от зеркала. Как же болит голова…

Стив открыл дверцу шкафчика и достал пузырек с болеутоляющим. С сомнением посмотрев на него, все же вытряхнул из пузырька пару таблеток и закинул в рот. Да, он обещал детям больше не принимать их, но сейчас не было другого выхода. Он открыл воду и ополоснул лицо холодной водой.

Приведя себя в относительный порядок, Стивен почувствовал себя лучше. Голова болела меньше, и он уже мог поворачивать ею без особых проблем. Переодевшись в свободные брюки и белую рубашку, которую, как всегда, застегнул всего на пару пуговиц, вышел из комнаты.

Спускаясь по лестнице, он держался за перила обеими руками. Пусть лучше покажется смешным, нежели свалится и переломает себе все кости, а то и шею свернет. Оказавшись внизу, зашел в гостиную и увидел Тома, сидевшего в кресле.

– Ну что, орел, готов на свои выкрутасы смотреть?

Стивен мрачно кивнул и уселся в соседнее кресло. Он знал, что в этом доме камеры на каждом шагу. Записывается все. Камер нет только в туалетах, и то он иногда сомневался в этом. Том уже вставил диск с записью в проигрыватель и щелкнул кнопкой. Стивен увидел себя, вылетающего во двор, горланящего собственные песни, орущего во всю мощь своих неслабых легких, зовущего людей. Увидел последовавшую за этим пьяную истерику…

Он сжал зубы и сузил глаза, ненавидя себя за эту выходку. Ненавидел Тома за то, что тот показал ему запись. Ненавидел сейчас даже этих двух таинственных девушек из России за то, что довели его до такого. Ой, да кого он обманывает, при чем тут они? С чего он так напился? Помнится, хотел написать им письмо, но никак не мог. Они не виноваты. Но он не мог так просто отказаться от своих убеждений. Ему всегда было сложно признать свою вину…

Том смотрел на него со смешанным чувством презрения и жалости.

– И что теперь?

– Уничтожь эту запись. Этого никогда не было, ты понял? – Стивен встал и направился к двери. У выхода он остановился. – Не слышу…

– Я понял… босс…

Стивен переступил порог и хлопнул дверью. Спустившись в подвал, он обнаружил там ноутбук. Батарейка села, и экран был темным. Стивен забрал его и поднялся с ним наверх. Подсоединив ноут к сети, подождал несколько минут, а потом открыл свою электронную почту…

«Так, с чего бы начать? А если они подумают, что я навязываюсь? Этого ни в коем случае нельзя допустить… Не хочется их потерять… Стоп! Они мне никто, это всего лишь две девушки-поклонницы из страны, где я не был уже почти двадцать лет! Вообще, какого черта я вчера из-за них так надрался? Идиот! – Внезапно Стивен вспомнил свои безумные ночные мысли и совсем разозлился. – Пошли все к черту! Я не буду ничего никому писать. Если об этом узнает моя служба безопасности, наживу себе проблемы, и вообще, я не имею права так поступать!» Откинув ноут в сторону и пихнув его под кровать ногой, посидел пару минут, кусая губы, и чертыхнулся.

4
{"b":"696280","o":1}