ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Правда, Оруэлл не совсем удачен в выборе терминов. «Благородство» — замусорено архаичной аристократичностью и манерностью («салон благородных девиц», «ваше благородие»). Хотя и имеет совершенно верное второе значение:

«высоконравственный, безукоризненно честный». «Рожденное для блага», те, истинно гуманное, достойное высокого звания Человек. И почему именно «дилемма»? Дилемма — это выбор между двумя нежелательными возможностями, но разве благородство — это так же плохо, как и сила? Правильнее будет «альтернатива» — просто выбор в широком смысле, и не между двумя, а между большим количеством возможностей, как хороших, так и плохих. Например, можно добавить в качестве возможностей выбора для человека — не силу, а невмешательство, не благородство, а, скажем, посильное для личности следование гуманным принципам.

Таким образом, «пути, которые мы выбираем» не есть наш свободный полностью выбор — это понятно. Хотя «порыпаться» туда-сюда человеку доводится очень часто. Но если иметь в виду его окончательный выбор, то таковой для человека определен по рождению, по его видовым признакам. Пусть даже выбор этот и не осуществлен реально, пусть он живет лишь в виде мечты, даже мечты несбыточной, это не меняет сути. Не может мечтать наемный убийца о том, чтобы стать токарем или трактористом. Не вознесется торговый аферист к «высокой мечте» побыть в шкуре землекопа. Но те же земледельцы или шахтеры не станут грезить о «блестящей, искрометной карьере» карманника или шулера, и именно в этом состоит их духовное величие.

К сожалению, во многих сообществах Земли удалось-таки внедрить в народное сознание хищное стремление к обогащению. Так, в основе специфически западной преступности лежат два жутковатых принципа. Первый: если западный человек может совершить преступление в своих интересах, будучи уверен в том, что ему удастся избежать наказания, он совершает его. И второй: если индивид, совершивший преступление, не разоблачен и официально не осужден как преступник, он преступником себя не ощущает [26]. Такова же «нравственная» подоплека пресловутой «американской мечты» о куче долларов, о «миллионе в кармане». Расхожий сюжет литературной и кинематографической продукции Запада: некий счастливчик завладевает деньгами мафии, бандиты его преследуют, но после жутких приключений он всё же благополучно уходит от них. И цель жизни для него, таким образом, достигнута: он теперь богат.

Прямо-таки «через тернии — к звездам»! При этом нет даже намека на мысль о том, что эти деньги не просто нечестные, а они — на крови людей! Но у них там, как хорошо известно, «деньги не пахнут»…

ДИКТАТУРА СОВЕСТИ

Борьба с хищной властью необходима, иначе человечеству не выжить.

Бездействие нехищных людей опасно для человечества. Ситуация, с одной стороны, точно такая же, как и опасность от других каких-нибудь хищников, ставших опасными для людей. Так уничтожают волков, тигров или львов, нападающих на людей. Доведение их численности до приемлемой нормы, создание заповедников. С другой стороны, человеческие хищники несравнимо опаснее.

«Социальная паранойя» властителей, пущенная «на самотек», может привести к тот, что они действительно «потянут за собой» всех! Весьма вероятно, что у них уже есть планы полного уничтожения людей, или значительной их части.

Теоретические подобные разработки существуют наверняка.

То, что хищные иерархи Земли могут пойти на всеобщее уничтожение людей, — вовсе не фантастическое предположение. Даже наличие у них детей не означает ровным счетом ничего. Забота о потомках не их стезя. Достаточно вспомнить все те многочисленные случаи самоубийств хищных с предварительным уничтожением собственной семьи. Они даже могут при этом иметь «основательные» доводы. «Я всё это своим собственным горбом заработал, а они (дети) пользуйся этим всем за „просто так“! Нет, так дело не пойдёт! Где мой любимый топорик?!» У нехищных людей подобное невозможно. Они всё отдадут, лишь бы детям было лучше.

Жестокость же хищных по отношению к собственной родне поразительна. Всемирная история пестрит всевозможными династическими дрязгами: смертельными «разборками» между венценосными родственниками.

Достаточно вспомнить отечественных «верховных» сыноубийц: Иван Грозный, Петр Первый, Сталин. Но и не столь одиозные личности могут проявить не меньшую «доблесть» в этом плане. В Таджикистане уже более пяти лет воюют между собой «юрчики» и «вовчики». У некоего воителя «юрчика» (?) Худойбердыева «гады-вовчики» взяли в заложники его родню. В том числе и троих его детей.

Так он собственноручно в тот дом, где удерживались эти заложники, выпустил прямой наводкой из пушки семь снарядов! Нехищных же людей, наоборот, предельно ожесточить может страшное несчастье с их детьми. Но чтоб самим их убивать, или имея возможность спасти их, не сделать этого, — на такое изуверство они органически неспособны.

То, что хищных расстреливают, сажают на электрический стул, вешают, гильотинируют, с позиции нехищных людей совершенно справедливо. Но ведь хищные морально невменяемы: так или иначе, но они дефективные.

Кардинальные, высшие мотивы у них крайне примитивны, либо отсутствуют вовсе.

Это следствие присущей им «социальной паранойи». И врожденность видовых различий должна быть как-то учтена. Но пока не будет соответствующих изменений в уголовном законодательстве (нужна статья о моральной невменяемости), — всё так и останется.

И в будущем, когда людям станет окончательно ясно, кто есть кто, и откуда исходит всё зло, — наверняка на первых порах не удастся избежать таких явлений, как «видовые чистки». Подобные прецеденты уже создавались, и неоднократно. Уже упоминалось, как в 1960-х годах велась борьба с организованной преступностью в СССР. В свое время Столыпин введением военно-полевых судов и оперативными казнями («столыпинскими галстуками») уже было покончил с террористами в России. Но хищные всё же смогли извернуться и «завалили» Россию. Можно вспомнить и то, как Гитлер жестокими мерами искоренил преступность в Третьем Рейхе (за исключением коррупции, она цвела махровым цветом под самым его носом: продавались даже должности в гестапо).

Маршал Жуков в послевоенной Одессе как-то в одну ночь извел под корень бандитизм. По его приказу в шикарную гражданскую одежду с трофейных складов нарядили несколько сотен офицеров и отправили вечером гулять по городу.

Грабители, нападавшие на них, расстреливались на месте. Утром «вся Одеса» вздохнула свободно…

Вздохнет ли когда-нибудь свободно всё человечество? Ибо подобные меры — это капля в море. Для избавления простых людей необходимы и иные крупномасштабные облавы. В первую очередь — на безнравственных политиков и чиновников.

Каковы же возможные пути и перспективы борьбы с хищной властью?

Традиционный и испытанный путь — это откровенная борьба с властными структурами, и в итоге построение истинно социалистического, справедливого общества. Установление Диктатуры Совести. Ведь человечество, имея «за душой» рассудок и Разум, по логике вещей, способно создать на порядки более высокий уровень социальности, нежели объединения животных, существующие в Природе.

Социализм как таковой — это справедливость, это общество с правдой, праведное.

Но не тут-то было! Пока что, всё под тем же «мудрым руководством» хищных, человечество лишь воплощало и продолжает воплощать в жизнь всё те же этологические социальные системы. Древние и современные деспотии, тоталитарные режимы (теократические, фашистские и псевдосоциалистические) — это жалкое (но такое же страшное!) подобие эусоциальных самоорганизаций общественных насекомых (пчел, муравьев). А «либеральные», «демократические» государственные устройства «свободных» стран Запада — это прямая «калька» со стайного звериного построения по принципам «законов джунглей», где место слабому или ослабевшему человеку отведено на свалке.

23
{"b":"6967","o":1}