ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Беспричинные, бессмысленные войны древности ныне сменились меркантильными изощренными финансовыми битвами транснациональных монстров: за рынки сбыта, сырье, дешевую рабочую силу, — по большому счету, столь же бессмысленными. Если человечество собирается выживать, то оно просто обязано будет перейти к разумно организованному социальному сосуществованию. Без звериной «свободно-рыночно-биржевой» стихии и равно — без предельно регламентированного муравьиного упорядочивания.

Но сразу же встает вопрос — кто будет возглавлять борьбу за это?

Опять-таки, скорее всего, — хищные. В лучшем случае, они будут обладать установкой на «добро», т.е. находить выход для своей агрессивности в борьбе со «злом», насилием. «Добро должно быть с кулаками» — будут говорить они.

Другая часть хищного поголовья исповедует неприкрытую злонамеренность. Но эти тоже частично примкнут к борьбе за справедливое, доброе, разумное общество. Такая же ситуация, как в фильме «Великолепная семерка». Крестьяне, на которых постоянно «наезжает» банда, решаются от отчаяния на крайний шаг — нанимают городских, якобы «благородных», головорезов. Те погибают, но банду успевают-таки разгромить. Всё это годится только для кинематографа. Реальная жизнь не так романтична. Эти новые, «хорошие» бандиты наверняка после расправы над деревенской шайкой сами обложили бы данью несчастных крестьян.

А уйди они, — пришли бы и «наехали» другие бандиты. Ситуация, типичная для рэкета. Хотя всё же существуют в истории и нехищные вожди, которые добивались великих побед. Достаточно вспомнить Христа, Махатму Ганди… Но это — такая же редкость, как алмазы в куче навоза.

Существует теоретическое описание и «второго пути». Это — медленное вытеснение и замена хищного состава «сильных мира сего» нехищными интеллектуалами. И в конце концов, — создание интеллектуально-нравственной власти в обществе. При этом должно произойти неминуемое отступление хищных в уголовные структуры, как в их последнее пристанище. И в конечном итоге преступность приобретет статус атавизма.

При таком мирном переходе общество, возможно, внешне потускнеет, станет похоже на «устойчивый» реликтовый этнос. Но это — лишь на первое время, в дальнейшем от него можно ожидать постепенного восхождения к совершенно новым духовным горизонтам — неспешно, «медленно, но верно».

Нехищные интеллектуалы в творческом плане более «основательны и глубинны» в сравнении с хищными. Опасность здесь в том, что при таком мирном переходе общество, вероятно, потеряет иммунитет к хищным действиям. «Недобитые» хищные в какой-то момент смогут легко организоваться в стаю и установить свою тиранию, — провозгласить какой-нибудь новый «тысячелетний рейх».

Правда, для того, чтобы «сильным мира сего» столь радикально изменить собственный состав, так щедро поделиться своей властью (чуть ли не последнюю рубаху отдать, вместе со скипетром!), народу потребовалось бы потерпеть, как терпел раньше, еще, предположительно, тысячу — две лет. За это время хищные «перебесятся», и в человеческих социумах сменятся полностью жизненные приоритеты. Человек станет жить дольше: лет этак по 150-170, и многие социальные проблемы отпадут сами собой.

Маловероятно, что это произойдет само по себе. Конечно, продление человеческой жизни снимет многое, но не всё. Главное даже не в этом.

Нынешняя хищническая направленность финансово-политической власти в мире ведет человечество прямиком в пропасть и времени «ждать у моря погоды» нет!

Экологи, напомним, прогнозируют уже в 2010 году на Земле начало необратимых гибельных процессов.

В то же время стихийная, неосознанная война с хищными видами (классовая борьба) уже накопила колоссальный опыт. Правда, в основном — негативный. Хорошо известно лишь, как и что не надо было делать. Зато теперь можно было бы учесть массу допущенных ошибок. Поэтому есть большая вероятность того, что люди попытаются всё же именно таким прямым путем сокрушить хищную нечисть. Народ в состоянии свергнуть любой деспотизм, но он, к сожалению, пока что не способен предотвращать возникновение нового деспотизма. "Трудящиеся массы неспособны к самостоятельному ведению своих общественных дел, но мы не считаем эту неспособность абсолютной, врожденной и вечной. Она есть результат предыдущих социальных условий жизни.

Следовательно, эта неспособность поддается изменению" [7]. Поэтому самое главное — не победа, а то, как потом удержать хищных во внутренних контурах общественных структур, не допустить их к власти. Иначе вновь всё пойдет прахом. Ситуация здесь в чистом виде «кто кого»? Либо трудящиеся после своей победы самоорганизуются и установят прямую «рабочую демократию», либо власть вновь захватят хищные.

И единственно, где это могло бы произойти, и кто мог бы возглавить эту борьбу за справедливое общество, так это — Россия и русский народ. Своей самоотверженной судьбой он выстрадал и заслужил это право. Нехищный русский менталитет, уникальная культура России, ее наука, литература, — такой высокой планки не достигал никто в мире. Но вопрос в том, удастся ли вдохновить русских людей на новые свершения. Хватит ли у народа сил? Ибо демографическая ситуация в стране катастрофична, гибельна! Все оптимистические прогнозы строятся на одном-единственном доводе: дескать.

Россия не однажды уже переживала неслыханные потрясения, значит, выкарабкается и сейчас. Вряд ли этот аргумент убедителен: ну, сколько ж можно нещадно избивать народ! Ведь его «запас прочности» не беспределен. Но по сути дела и выхода иного нет — прозябание (а в итоге тоже гибель!) на задворках истории, в резервации американской «культуры кока-кола», вряд ли сможет устроить русский народ. И именно эта борьба могла бы стать той российской общенациональной идеей, которую безуспешно ищут все патриоты России.

Сама же организация разумного сообщества — уже не проблема. Есть научные разработки устойчивой и экономически эффективной общественной системы, наделенной разумом и самозащищенной от «хождения во власть» мерзавцев и подлецов [27]. Ее можно именовать равно и социалистической, и капиталистической. Основной принцип заключается в том, что капитал человека — это его накопленный общественно-полезный труд. Поэтому капиталистом, владельцем основных средств производства автоматически считается лишь человек честного труда, имеющий достаточно большой стаж — 25 лет (как сейчас у военных для права на пенсию) или меньше, если профессия, что называется «на износ». Возможны также исключения для ученых, изобретателей, внесших очень большой вклад в эффективность народного хозяйства. Неправедные капиталы экономикой отсекаются, как и их владельцы, — обществом.

Но новая война всегда есть новая. Ставка на опыт старых войн часто оказывается ошибочной и пагубной. Во время Великой Отечественной войны доблестная, но архаическая конница (гроза и гордость эпохи Гражданской войны) генерала Доватора была буквально раздавлена в глубоких снегах под Москвой гусеницами гитлеровских танков. Так что неизвестно, что может получиться в результате новых социалистических революций. Народ на власти — привычно с булыжником и автоматом Калашникова, а те — возьми, да и вруби по какому-нибудь «НТВ-плюс» спутниковое психотронное оружие! Разработанное, как и всё остальное, нехищными людьми. Властям — на радость, себе — на погибель…

НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ

Одно из глубочайших прозрений гуманистической мысли заключается в том, что человек не может подчинять человека, использовать его как средство, равный не может управлять, командовать, манипулировать равным. Именно здесь социально-психологические корни иерархии. Дворянства, боярства, титулы, касты — это как бы «вынужденная» мера. Вопрос подчинения человека человеку тут же, как игрушка-"неваляшка", перескакивает в плоскость иного вопроса.

24
{"b":"6967","o":1}