ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Твой отец всегда подозревал, что такое возможно, – ответил он. – Особенно если удалось найти… доказать, что это правда. Мне самому не верится, что у него получилось, у этого придурочного гения… Но мы не ожидали, что нападение произойдёт так стремительно… да и сам способ…

Финирик прервал своё почти неразборчивое бормотание и печально покачал головой.

– Данмор объяснит лучше, чем я.

Он больше не произнёс ни слова и жестом указал мне, чтобы я прошёл внутрь.

В комнате за большим деревянным столом сидел пожилой мужчина. Кабинет оказался не больше класса в ПУКах. Стены были выстроены из громадных булыжников, как будто мы оказались в старинном замке.

У мужчины была рыжая борода, лохматые брови, а из ушей торчали густые волосы. Он был высоким и плотным. Не толстым, а именно… плотным. Как будто его вытесали из единого куска дерева.

Рыжая Борода показал мне на стул перед столом. Я нервно устроился на жёстком деревянном сиденье. Финрик Груффопыт вышел, прикрыв за собой дверь. Я нервно оглянулся.

– Грег, меня зовут Бен, – сказал Рыжая Борода. – Я уже много лет пользуюсь этим простолюдинским именем. На самом деле меня зовут Данмор Брадобреец.

– Ааа… понял, – протянул я, на самом деле не совсем понимая, что он говорит и что ему на это отвечать (и как он узнал моё имя?). – Что это за место?

– Об этом после, – ответил Данмор, нетерпеливо отмахиваясь от меня. – Нам нужно обсудить более важные вещи. Мне придётся буквально в двух словах объяснить тебе всё до начала Совета. Последние несколько дней были немного… скажем так, беспокойными.

Я ждал, что он, наконец, объяснит, что вообще происходит.

– Объяснить всё это будет непросто, – начал Данмор, поглаживая свою широкую и всклокоченную рыжую бороду. – Но мне придётся. Грег… ты гном.

Глава 10

В которой выясняется, что «Властелин колец» – очень оскорбительная книга

Проклятие неудачного четверга - i_011.jpg

– Вообще-то, сэр, – сказал я спокойно, – не очень вежливо так говорить. Они предпочитают, чтобы их называли «невысокими» или хотя бы карликами. И кроме того, то, что я низковат, ещё не повод…

– Да нет же, – сказал Данмор. – Ты не понял. Ты гном, гном. Как во «Властелине колец».

– Да я ни одного фильма не видел, – сказал я, сбитый с толку. – Всё это фэнтези – полная чушь. У всех там идиотские имена, типа Арагруд Безупречный, Гэндруф Великий. И даже у оружия есть глупые прозвища вроде «Меч семи галактических камней»… От драгоценностей вечно какие-нибудь неприятности… И обязательно будет какое-нибудь бредовое пророчество…

– Как ты узнал про Гэндорфа Великого? – перебил меня Данмор. Он, казалось, был обескуражен и раздражён одновременно.

– Я… Я не знаю, – медленно произнёс я. – Ляпнул первое, что взбрело в голову, но… я… это… Я пойду, пожалуй…

Мне нужно было поскорее убраться подальше от этого чокнутого волосатого парня.

– Сядь, – сказал Данмор таким тоном, что я тут же вжался в стул.

– Вообще-то это даже хорошо, что ты не читал «Властелина колец». Потому что, хоть он и основан на нескольких приблизительных переводах текстов Земли отделённой, в этой книге полно несуразностей и неточностей. Должен заметить, очень обидных. Например, смехотворное утверждение, что гномы обожают золото. Неслыханно. Надеюсь, что это просто досадное заблуждение.

– Допустим… – решил не спорить я, а то ещё выведу этого чокнутого парня из себя, и он спустит с меня шкуру и сошьёт себе кошелёк. В лучшем случае. – Но какое отношение это имеет ко мне?

Данмор Брадобреец потёр пальцами глаза, как будто ему предстояло объяснить лошади основы квантовой механики.

– Я уже сказал тебе, – начал он. – Ты – гном.

– Я понял, но…

– Мы древний народ, Грег, – перебил он. – Рождённые самой Землёй на самой заре её существования, вышедшие из камней, грязи, растений и воды. Гномы живут среди людей. Они могут оказаться твоим соседом, почтальоном, известным атлетом или музыкантом. И очень скоро благодаря твоему отцу мы снова обретём своё наследие. Мир снова вспомнит про нас. Ты сын одного из старейшин Совета. Старейшины, которого… которого мы считали слегка чокнутым, когда он носился со своей теорией заговора – некоторые даже посмеивались над ним, – но в итоге сами оказались посмешищем. Но, возможно, я слишком забегаю вперёд.

Я просто остолбенел на месте. Трудно было поверить в то, что он говорит. В смысле то, что отца считали психом, это как раз понятно, но старейшина Совета…

Понятия не имею, что это значит, но звучит внушительно и совсем не похоже на то, чем занимался мой отец.

То, что этот дядька мне тут понарассказывал, звучало так же неправдоподобно, как и всё, что случилось со мной после нападения белого медведя.

Данмор сидел, скрестив руки под бородой. Я заметил, что у самого подбородка в спутанных волосах застрял кусочек какой-то еды, но промолчал. Тому, кто только что узнал, что он принадлежит к мифологической расе, не стоит обращать внимания на такие мелочи.

– Наверное, мне нужно объяснить всё по порядку, – сказал Данмор успокаивающим голосом. – Понимаю, что это может показаться несколько странным. Позволь мне пояснить: давным-давно, задолго до появления компьютеров, небоскрёбов и даже пирамид существовала Земля отделённая. Она располагалась на той же планете, что и наша, но этот мир был совершенно иным. Сегодня Земли отделённой больше нет, она скрыта глубоко под руинами прочих «древних» цивилизаций, под слоями геотермальных смещений, вулканической лавы и обломками метеоритов.

На Земле отделённой всегда было неспокойно. Извечная борьба одолевала этот мир, потому что гномы и эльфы, два коренных народа, боролись за власть. С каждым новым поколением война только усиливалась. Обе стороны прибегли к силам магии, и конец всей планеты казался неизбежным. Поэтому пришлось вмешаться феям.

– Ещё и феи? – уточнил я.

– Да. Не будешь же ты столь самонадеянным, чтобы думать, что гномы и эльфы были единственными расами, – ответил Данмор. – Конечно же, были и другие. В действительности существовали тысячи прочих существ, которые вымерли в наши дни.

Я кивнул, хотя в душе не верил ни единому его слову. Ни про то, что я гном, ни про то, что мой отец погиб, ни про то, что тролль напал на наш магазин. Это просто сон. Мне очень хотелось верить, что так и есть.

– Как бы там ни было, – продолжал Данмор, – феи, понимая, что планета может погибнуть, нашли средство схоронить самую суть магии, чтобы никто из древних рас Земли отделённой не мог добраться до неё. Включая самих фей. Угроза предстоящей войны оказалась столь зловещей, что они решились отказаться от собственной магии, понимая, что после этого будут обречены на исчезновение. Но их жертва была ненапрасной, и магия покинула наш мир. Лишённые магии, обе стороны потеряли страсть к кровопролитию, а многие виды людей и существ, зависевших от магии (всё те же феи) исчезли, словно их и не было. Ярость истощилась, и противостояние эльфов и гномов, хоть и не сразу, но сошло на нет. Это соглашение о мире действует до сих пор.

Лишённые своих способностей, дарованных магией, эльфы, гномы, тролли, гоблины и прочие твари затерялись в меняющемся мире, в котором поднимала голову и обретала силу зарождающаяся раса – люди. Круговерть тысячелетий стёрла отличительные физические особенности наших рас, и к рассвету Римской империи стало практически невозможно внешне отличить наследников мистической эры от простых людей. Но истинный дух гномов и эльфов ещё жив, сохраняемый небольшими разрозненными группками по всему свету. Он притаился в сокровенных местах под землёй, за стенами, полом и потайными дверями.

– Допустим, – сказал я осторожно.

Данмор теребил бороду и в конце концов нащупал кусочек еды, запутавшийся в рыжих сплетениях. Он ловко вынул его и бросил себе в рот. Меня чуть не стошнило от этого.

Я был совершенно уверен, что всё это плод моего воображения. Даже несмотря на то, что со мной приключилось сегодня. Именно это я и собирался заявить, когда, прерывая наш разговор, резко распахнулась дверь.

14
{"b":"697972","o":1}