ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

дэна бойд

Все сложно. Жизнь подростков в социальных сетях

Посвящается Питеру Лаймену (1940–2007). Он рискнул и выбрал меня, а затем помог нащупать твердую почву под ногами.

Перевод книги: danah boyd.

It’s Complicated.

The Social Lives of Networked Teens

Перевод с английского

ЮРИЯ КАПТУРЕВСКОГО

под редакцией

АНТОНА РЯБОВА

Опубликовано Издательским домом Высшей школы экономики

<http://id.hse.ru>

Copyright © 2014 by danah boyd

All rights reserved.

© Перевод на русский язык. Издательский дом Высшей школы экономики, 2020

Предисловие к русскому изданию

Современные подростки и технологии – тема, которая не оставляет равнодушным никого. Сегодня она занимает умы не только исследователей, но и экспертов в области образования, представителей власти, религиозных деятелей и, безусловно, родителей. Высокий интерес влечет за собой появление самых разнообразных, порой полярных, точек зрения. Выступают как за жесткий контроль над подростками, аргументируя свою позицию защитой здоровья и благополучия подрастающего поколения, так и за свободу использования молодыми людьми любых каналов коммуникации, утверждая, что лишь на основе взаимного доверия возможно сформировать по-настоящему уважительные и искренние отношения. Но в то время как специалисты в области образования, управления и информационных технологий спорят о том, можно или нельзя детям иметь свой аккаунт в сети Facebook, писать заведомо недостоверную информацию, какими должны быть настройки приватности и имеют ли право родители на доступ к переписке своего ребенка, никто не спрашивает мнения самих подростков.

дэна бойд спросила. В основе книги «Все сложно. Жизнь подростков в социальных сетях» лежит фундаментальная эмпирическая база из сотен интервью с подростками, которые были проведены исследовательницей за последние 10 лет. Она написала не просто книгу про подрастающее поколение, маневрирующее между онлайн- и оффлайн-реальностью, она написала манифест подростков про роль технологий в их жизни. Ключевым лейтмотивом книги дэны бойд является конфликт отцов и детей в контексте технологической революции. Подростки и молодые люди до 20 лет, уже привычно обозначаемые как «аборигены цифровой цивилизации», воспринимают виртуальную среду как единственное пространство, в котором им доступны самовыражение и общение. Однако их родителей, взрослевших совсем иначе, цифровые технологии и принципиально иные возможности коммуникации, не столько интригуют, сколько приводят в ужас. дэна бойд показывает, что почти всегда ограничение родителями виртуальной свободы детей не идет на пользу ни первым, ни вторым. А выстраивание доверительных отношений возможно только при условии уважения к детям и их частной жизни, в том числе и в интернет-среде.

Помимо конфликта отцов и детей, дэна бойд пишет и о многом другом: травле в социальных сетях, сложностях подростков и непонимании алгоритмов сетевых платформ, возможности контроля своей жизни в современном пронизанном цифровыми технологиями мире. Книга «Все сложно» написана в 2014 г., и за эти годы произошло немало новых технологических изменений, которые влияют уже не только на сферу социальных взаимодействий, но и абсолютно на все практики человеческой жизни. Искусственный интеллект научился достаточно точно предсказывать поведение людей, камеры безошибочно идентифицируют личность человека, беспилотные автомобили стали реальностью, наличные деньги фактически отошли в прошлое, ученые смогли отредактировать человеческий геном. Цифровизация приводит к драматическим изменениям на рынке труда. Все началось с революции в сфере коммуникаций, но очевидно, что тектонические сдвиги будут происходить во всех направлениях, и важно встретить их без конфликтов между родителями и детьми. И без того будет непросто. От технологий нельзя отказаться, нужно вместе учиться с ними жить.

София Докука, к.с.н., научный сотрудник Лаборатории методов науки о данных в исследованиях образования Института образования НИУ ВШЭ

Предисловие

Летом 2006 г. я приехала в северную Калифорнию, чтобы расспросить подростков о том, как они пользуются социальными медиа (средствами коммуникации). Здесь я встретила Майка (15 лет, белый)[1], которому очень нравится видеохостинг YouTube. Он увлеченно описывал очень популярный в то время видеоролик «Экстремальные эксперименты с диетической “Кока-Колой” и “Ментосом”». Пользователи толпами валили на YouTube, чтобы собственными глазами увидеть огромные бурлящие фонтаны, возникавшие, когда в бутылку с газировкой бросали мятные драже. Многие подростки, включая Майка, затем повторяли эти эксперименты. Восторженный юноша показал мне домашние видео, на которых он с друзьями экспериментировал с разными продуктами питания. Впоследствии эти короткие ролики выкладывались на YouTube. Мы вместе посмотрели некоторые из них. Как объяснил Майк, у него была возможность использовать школьную видеокамеру для выполнения учебных заданий, групповых проектов и т. п. Учителя поощряли видеосъемки и использование иных медиа в групповых проектах – это показывало, как ученики усвоили новые знания. Майк и его друзья брали школьную видеокамеру в пятницу. Сначала они делали видеозаписи, необходимые для выполнения домашних заданий, а на выходных снимали собственные развлекательные ролики. Видео Майка не отличались особенно высоким качеством, а на YouTube их основную аудиторию составляли его друзья. Тем не менее всякий раз, когда количество зрителей возрастало (даже если увеличение числа просмотров происходило за счет «принуждения» к ним знакомых), Майк с товарищами были взбудоражены.

Обсуждая выложенные в интернете ролики, мы с Майком много смеялись. Внезапно юноша сделал паузу и серьезно взглянул мне в лицо. «Не могли бы вы сделать мне одолжение? – спросил он. – Поговорите, пожалуйста, с моей мамой. Скажите ей, что в интернете нет ничего плохого». Я помедлила с ответом, и Майк продолжил: «Понимаете, она думает, что интернет – что-то вроде помойки, а вы знаете, что это не так, и вы ведь взрослая. Вы не поговорите с ней?» Я улыбнулась и ответила, что выполню его просьбу.

Об этом, собственно, и рассказывается в книге. В ней я попыталась описать сетевую жизнь молодых людей и объяснить ее особенности людям, которые беспокоятся о подростках, – родителям, учителям, политикам, журналистам, а отчасти и самим юношам и девушкам. В основу книги легли результаты моих восьмилетних исследований различных аспектов действий подростков в социальных медиа и использования ими других сетевых технологий.

Чтобы познакомиться с практиками подростков, в 2005–2012 гг. я вдоль и поперек исколесила Америку. В 18 штатах я наблюдала за подростками, принадлежавшими к самым разным социально-экономическим и этническим общностям, и разговаривала с этими молодыми людьми. Долгими вечерами я анализировала «следы», которые юноши и девушки оставляли в социальных сетях, блогах и других социальных медиа. Я болталась в молодежных компаниях и в обычных местах, таких как школы, парки, торговые центры, церкви, кафе и рестораны быстрого обслуживания.

Чтобы глубже погрузиться в отдельные вопросы, за 2007–2010 гг. я провела 166 формальных полуструктурированных интервью с молодыми людьми[2]. Кроме того, я беседовала с родителями, учителями, библиотекарями, должностными лицами, ответственными за работу с подростками, и другими людьми, поддерживающими непосредственные контакты с ними. Я стала настоящим экспертом по молодежной культуре. Помимо прочего, благодаря моему техническому образованию и опыту сотрудничества и работы в технологических компаниях, создающих различные инструменты социальных медиа, я получила из первых рук знания о том, как проектируются социальные медиа, как они внедряются и представляются публике. Эти специальные знания позволили мне вступать в разнообразные дискуссии о том, какая политика проводится в отношении молодежи, участвовать в деятельности комиссий, посвященных молодежным практикам, и оказывать влияние на общественную дискуссию о сетевой социальности.

вернуться

1

Большинство имен в этой книге – псевдонимы. Некоторые из них предложили сами подростки, другие взяты мной в качестве культурных и временны́х идентификаторов на сайтах, позволяющих выбрать имена детей с учетом года рождения и этнической принадлежности. Когда я цитирую публичные материалы, включая посты в блогах и интервью в средствах массовой информации, то сохраняю имена, которыми называют себя сами подростки. Используемые в интернете имена не обязательно совпадают с настоящими, но проверять их я не пыталась.

вернуться

2

В 2010–2011 гг. в полевых исследованиях и интервью, посвященных преимущественно вопросам приватности и травли в интернете, активное участие принимала Алиса Марвик. Я отдельно отмечаю интервью, взятые Алисой, и в приложении, и в основном тексте книги. Те, кто хотел бы узнать больше о подростках, чьи интервью использовались при написании книги, а также о методологическом подходе, могут получить соответствующую информацию на сайте: <http://www.danah.org>.

1
{"b":"698185","o":1}