ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Родители учеников, находившиеся на трибунах школьного стадиона, уделяли своим мобильным устройствам гораздо больше внимания. Они намного чаще, чем дети, держали в руках смартфоны и были всецело поглощены ими. Не знаю, проверяли ли они почту или просто, скучая на игре, дополняли события на футбольном поле какой‑то другой информацией. Но многие из них внимательно всматривались в экраны своих телефонов, отвлекаясь на футбол, лишь когда игрокам удавалось сделать тачдаун. В отличие от подростков, взрослые не фотографировали и ничего не показывали на своих устройствах соседям.

Многие родители, с которыми я встречалась, выражали недовольство тем, что их дети излишне увлечены своими телефонами. Но в Нэшвилле подростки использовали их в основном как шикарные фотоаппараты или для координации своих действий с товарищами. Причина очевидна: друзья были совсем рядом, а больше юноши и девушки ни в чем не нуждались.

Я приехала в Нэшвилл, чтобы лучше понять, как социальные медиа (средства коммуникации) и другие технологии изменили жизнь подростков. Я была зачарована новыми коммуникационными и информационными технологиями, созданными в то время, когда я училась в средней школе. Думаю, я имею право сказать, что принадлежу к той части своего поколения, чьи подростковые годы прошли за экранами компьютеров и в интернете. Однако прошлое значительно отличалось от теперешнего времени в том отношении, что в начале 1990‑х годов немногие из моих друзей интересовались компьютерами. Да и мой интерес к интернету был вызван в первую очередь разочарованием в окружающем. Интернет открыл для меня огромный мир, населенный людьми, разделявшими мои интересы и готовыми обсуждать их в любое время дня и ночи. В мое время выход в интернет (или «подключение») был механизмом спасения, эскапизма – и я отчаянно хотела спастись.

Что касается современных подростков, то популярные социальные средства коммуникации, например Facebook и Twitter, и мобильные технологии, такие как приложения или сервисы обмена текстовыми сообщениями, привлекают их по совершенно другим причинам. В отличие от меня и других «молодых да ранних», стремившихся заменить общение с теми, кто нас окружал, болтовней в чатах или на «стенах» электронных досок объявлений, большинство молодых людей идут в интернет, чтобы связаться с людьми из своего круга общения. Их присутствие в киберпространстве никак не назовешь эксцентричным; оно абсолютно нормально, даже ожидаемо.

На следующий день после футбольного матча в Нэшвилле я брала интервью у девушки, которая тоже была накануне на стадионе. Мы сидели рядом и просматривали ее страницу в Facebook, где были размещены фотографии, сделанные во время игры. По словам моей собеседницы, во время матча она совсем не вспоминала об этой социальной сети, но, придя домой, выложила на свою страницу фотографии, пометила на них друзей и начала комментировать снимки, сделанные другими. Обновления статуса, которые я видела на странице девушки, были заполнены отсылками к разговорам, которые велись во время матча. Она использовала Facebook, чтобы усилить удовольствие, полученное от общения с одноклассниками. Когда матч кончился, девушка больше не могла лично общаться с друзьями, но благодаря социальной сети она оставалась на связи с ними даже после того, как трибуны стадиона окончательно опустели.

Социальные медиа играют важнейшую роль в жизни подростков, объединенных в сети. Несмотря на технологические различия, в совокупности эти средства коммуникации предоставляют молодежи пространство для общения и возможность поддерживать контакты с друзьями. В некоторых случаях сетевые взаимодействия подростков дополняют или расширяют их личное общение. В 2006 г., когда социальная сеть MySpace находилась на пике популярности, 18‑летняя Скайлер заявила матери, что участие в этой сети имеет огромное значение для ее жизни. По словам девушки, «если тебя нет в MySpace, ты не существуешь». Говоря это, Скайлер просто имела в виду, что общественное признание зависит от способности общаться с ровесниками в крутом месте. Каждая подростковая когорта считает крутым какое-то свое место, не такое, как у других возрастных групп. Когда-то подобным пространством были торговые центры, а для героев этой книги крутыми являются сайты социальных сетей, таких как Facebook, Twitter и Instagram. Не сомневаюсь, что ко времени публикации книги умами следующего поколения подростков завладеют новые приложения и инструменты, а сайты популярных ныне соцсетей отойдут на второй план. Да, могут возникнуть новые пространства, но организационные принципы останутся неизменными.

Некоторые подростки все еще тусуются в торговых центрах и собираются на футбольных матчах. Однако появление социальных медиа привело к реальным изменениям в общем ландшафте. Перед молодыми людьми открылась возможность организовывать новые крутые пространства, никуда при этом не перемещаясь. Под воздействием целого комплекса социальных и культурных факторов социальные средства коммуникации превратились в важное публичное пространство, благодаря которому подростки могут собираться и неформально общаться со сверстниками. Социальные медиа позволили молодежи участвовать в создании того, что я называю сетевыми публичными кругами общения или сетевыми пабликами (networked publics).

В этой книге я рассказываю, опираясь на данные полевого исследования, как и почему социальные медиа оказались в центре внимания столь многих американских подростков и как они направляют развитие сетевых пабликов, формирующихся благодаря этим технологиям[4]. Я описываю тревоги многих взрослых американцев по поводу присутствия подростков в социальных сетях, а также выражаю сомнения в обоснованности этих тревог. Иллюстрируя молодежные практики, привычки и разногласия, возникающие между подростками и взрослыми, я пытаюсь пролить свет на то, чем живут в сетях современные юноши и девушки.

Что такое социальные медиа?

За последние немногим более десяти лет социальные медиа из беспорядочного сочетания технологий, разобраться в которых могли лишь посвященные, превратились в совокупность сайтов и сервисов, выполняющих функцию «сердца» современной культуры. Теперь социализация подростков, обмен слухами и информацией, а также общение происходят с помощью разнообразных популярных сервисов. Хотя эта книга посвящена сетевым технологиям – включая в первую очередь интернет в широком смысле и мобильные услуги, такие как обмен СМС‑сообщениями, – в ней подробно рассматривается совокупность сервисов, получившая известность как социальные медиа. Я использую понятие социальные медиа (социальные средства коммуникации) для обозначения сайтов и сервисов, созданных и развивавшихся в начале 2000‑х годов, включая сайты социальных сетей, сайты видеохостинга (позволяют загружать и просматривать видеозаписи или трансляции в браузере, например через специальный проигрыватель), платформы ведения блогов (сетевых дневников) и микроблогов, а также связанные с ними инструменты, с помощью которых участники создают собственные информационные и развлекательные материалы и делятся ими. Помимо различных коммуникационных инструментов и платформ, понятие «социальные медиа» включает культурный тип мышления, сформировавшийся в середине 2000‑х годов как часть технического и делового феномена, который стали называть «Веб 2.0»[5].

Сервисы, известные как социальные медиа, – не первые и не единственные инструменты, используемые для важных социальных взаимодействий подростков или для их общения и участия в значимых интернет-сообществах. Молодые люди по-прежнему пользуются подрастерявшими былую популярность инструментами, такими как электронная почта, системы мгновенного обмена сообщениями и интернет-форумы. Однако как культурное явление социальные медиа придали новую форму информационной и коммуникационной экосистеме.

вернуться

4

В книге используются данные, собранные в США, и все отсылки к культурному контексту предполагают американскую культуру. Несмотря на то что многие из моих доводов справедливы и для других стран, я даже не пыталась рассуждать об иностранных культурных практиках, нормах или установках. Сетевые практики молодых людей в других культурных контекстах изучались многими учеными. Достаточно упомянуть книги Сони Ливингстон (Livingstone. Children and the Internet), Густаво Меша и Илана Талмуда (Mesch, Talmud. Wired Youth…), Криса Дэвиса и Ребекки Эйнон (Davies, Eynon. Teenagers and Technology). Кроме того, руководители общеевропейского проекта EU Kids Online Соня Ливингстон и Лесли Хаддон создали в Европе крупную исследовательскую сеть для изучения интернет-практик детей. Участники проекта опубликовали большое количество отчетов, журнальных статей и научных изданий. С дополнительной информацией можно познакомиться на сайте: <http://www2.lse.ac.uk/[email protected]/research/EUKidsOnline>.

вернуться

5

Более подробно о месте социальных медиа в «Веб 2.0» вы можете прочитать в моей статье, написанной совместно с Николь Эллисон (Ellison, boyd. Sociality Through Social Network Sites) [о написании имени и фамилии автора данной книги см. примечание в разделе «Библиография». – Примеч. ред.]. В ней утверждается, что значение социальных медиа как категории определяется не технологиями, которые маркируются как социальные средства коммуникации, а социотехнической динамикой, набирающей силу по мере того, как миллионы людей принимают комплекс техники и решений, доступных им на некотором отрезке времени, и используют его для совместных действий, обмена информацией и общения.

4
{"b":"698185","o":1}