ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Состояние проверяющего, когда он, замотанный в простыню, в старых рваных тапочках на босу ногу поднимался по трапу в каюту начальника мастерской, никакому описанию не поддавалось. Внезапно дверь одной из кают приоткрылась, чья-то рука резко втянула капитана второго ранга внутрь и повернула ключ.

– Ну, привет, Баклан! – От былого подобострастия в голосе Сергея не осталось и следа, он был груб и неприятен. – Так ведь тебя офицеры на «трех тройках» называли? – Редин упомянул тактический номер одной из подводных лодок Северного флота. – А ты меня прекрасно помнишь, хоть я тогда с вами командированным ходил. Твоя ведь первая и последняя автономка была, лейтенант, да? После нее уже у всех терпение лопнуло: два года не суметь сдать на допуск к самостоятельному управлению группой, когда на это отводится два месяца. На моей памяти это вообще единственный случай, когда через два года лейтенанта списывают на берег за «полную профессиональную непригодность». Подразумевается под этим лень, тупость, нежелание что-либо делать вообще. Добавь сюда подлость, стукачество, патологическое вранье.

Ишь, как ты за эти годы сумел перестроиться! Доходили и сюда слухи о твоем продвижении. Язык-то не стер еще о чужие задницы? Заткнись! Здесь ведь тебя знают как облупленного. Или еще «испачкаться» хочешь? И повторим процедуру, а? Вот, сынок, и дуй отсюда, не задерживаясь, без оглядки. А снова на этот корабль пошлют – откажись непременно, хоть мертвым прикинься: ты нашей повторной встречи просто не переживешь.

И еще запомни, Баклан, – это поможет тебе без приключений до сходни добраться – здесь не только офицеры уважают друг друга, но и мичманы и матросы. Веди себя соответственно.

Сергей широко распахнул дверь каюту и громко сказал:

– Вам налево следующая дверь, товарищ капитан второго ранга. Не ошибитесь больше. – И мощным пинком в зад отправил штабного представителя в указанном направлении.

Дронов постучался в каюту Сергея через сорок минут.

– Сергей Михайлович, как вы и сказали, начальник мастерской только что по береговому разговаривал. Я не знаю, куда он звонил, но ответил ему какой-то оперативный дежурный. Тогда наш попросил соединить его с кабинетом Любимцева.

– Молодец, Ваня! – Сергей хорошо знал, что капитан первого ранга Любимцев Валерий Яковлевич – заместитель начальника Технического управления флота, – теперь я знаю, откуда ноги растут.

– Как это, Сергей Михайлович?

– Ладно, не обращай внимания, что дальше говорили?

– Очень немного, но я понял. Наши фотки туда повез капитан второго ранга Потапов. Потом отдаст этому Любимцеву, но сам не знает, что везет: Сердюк папочку заклеил. Что из проверки вышло, говорит, сам Потапов расскажет, но облом полный. Откуда взялись эти фотки, шеф сам не представляет, но ему дали вы и пригрозили, что плохо будет, – на этом месте Сергей хмыкнул, – короче, что делать наш не знает, пусть сам капитан первого ранга решает, после того как снимки рассмотрит.

Дальше этот Любимцев на Сердюка наорал, что не может справиться с вами, а тот в ответ закричал, что видал он, что у самого Любимцева с проверкой вышло, и, вообще, что ему противны все закулисные махинации, не будет он подставлять своих людей и давить на них; хватит того, что работы выполняют. В общем, тот приказал нашему сидеть, не дергаться, продолжать операцию. Все инструкции шеф получит в самом скором времени.

– А когда точно и каким образом, не сказал? – спросил Редин.

– Не-а. Трубку бросил. А наш потом много плохих слов в пустой аппарат прорычал. Вам повторить?

– Ванечка, зачем же ты безобразие это слушал? Вот так само начальство может мне образцового старшину испортить.

Дронов заулыбался шутке.

Настроение у Сергея тоже было приподнятое. Все получалось. Карта пошла. Но вот ход сейчас не его. Жаль, что друг Леха оказался по другую сторону. И еще одна предательская мыслишка противным червячком сосала где-то глубоко внутри: а если это он, Редин, по другую сторону? Но мысль эту сейчас Сергей думать не хотел, а запрятал сосущего червячка еще поглубже и включил чайник:

– Придвигайся, Иван, к столу, у меня тут печенье, конфеты – будешь чай пить. Другого не предлагаю, знаю тебя. А как дяденька капитан разлагаться будет, ты не смотри. Мне можно, я еще даже в отпуске.

Пока закипал чайник, Редин успел принять порцию шила и теперь умиротворенно попыхивал сигаретой в кресле:

– Ты мне хоть подробности, Иван, расскажи, как с фотографированием получилось и печатаньем. А то ведь у нас с тобой все времени не было и словом обмолвиться. Да и когда еще будет?

– Да, Сергей Михайлович, без проблем. Я тогда сразу, пока все еще отдыхали перед авралом, Рощина нашего молодого с собой в зону взял: он на корабле-то всего ничего, не успел как следует запомнить, где и гальюны-то расположены. Фотоаппаратов у наших годков аж пять штук на выбор: они ж каждый час себя на память снимают в разных позах. Никто и не заметил, что я его брал, а потом на место положил. На кран Колю Фирсова посадил, сказал ему, что нумерацию стержней проверить надо, напутали что-то во время загрузки. Да я такую ячейку выбрал, что ему с «голубятни» не видно было, что мы делаем. Приподняли чуть, не подходя близко. Фотик с приближением я взял. Дальше все, как вы сказали: газета, бирка на переборке, непонятные конструкции в глубоком трюме.

Потом в поселке, когда за видеокассетами ездили, мужика в пункте уговаривать пришлось, чтобы за час сделал. Я ему двойную плату пообещал, и все тип-топ.

– Ну, с тем, что ты мне передал в пакете, я разобрался. Негативы и два экземпляра фотографий.

– Точно.

– Вот первый уже пошел «гулять» сегодня. Как проверяющий уходил, ты видел? – спросил Сергей.

– Ага, я его и провожал. Ему начальник мастерской форму свою отдал, размера на четыре велика, а ботинки бэушные я из кубрика матросского притащил: размер у него очень маленький оказался, еле нашли более-менее подходящие. Он даже слова никому не сказал, на трапе пожал руку мне и дежурному и в «уазик» прыгнул.

А в кубрике сейчас «дозики», наверно, в десятый раз изображают, как они его на ЦДП ловили, раздевали, мыли. Как он сначала кричал и матерился, трибуналом грозил. А потом затих, когда ему показали, сколько «грязи» он где-то нахватался, и еще рентгенов подсобирал: весь пост звенел и мигал. Под конец сам уже синий весь от холода, а лезет под душ ледяной, трет щеткой себя, где только достать может.

– Вот видишь, Ваня, может, мы для флота офицера спасли. Хотя, вряд ли: я его давно знаю, такие не исправляются. Ну и хрен с ним. У нас своих проблем выше головы. Хотя не так, – поправил себя тут же Сергей. – Это МОИ проблемы.

Жестом руки он остановил пытавшегося что-то возразить старшину:

– У тебя сейчас одна задача: максимально использовать самое замечательное и полезное свойство твоего головного мозга – способность забывать. Ваня, это великий дар природы, иначе от переизбытка информации на всех уровнях мы бы еще в детстве свихнулись все на фиг.

– Сергей Михайлович, я хочу, чтобы вы знали: если вы о чем-нибудь попросите, не только я, а любой из матросов, кто с вами послужил, все сделает. Вас все уважают!

– Прекрати, Иван, а то я расплачусь. Старый стал, сентиментальный. Засунь конфеты и печенье в карман. Я что сказал! Конечно, я еще обращусь к тебе, но, думаю, эти маленькие наши офицерские разборки на этом благополучно закончатся. Тебе спасибо. – Сергей крепко пожал руку старшины. – Насчет забывчивости – это не совет, это приказ!

Заперев за Дроновым дверь каюты, Редин снова расслабился в кресле. Почему бы не поощрить свою умную голову чашечкой крепкого кофе и граммулечкой спиртного с хорошей сигаретой? Он был доволен собой и умиротворен. Пусть теперь «они» подергаются.

Глава 4

Капитан первого ранга Любимцев ушел со службы за два часа до окончания рабочего времени. Он торопился домой к телефону. Только оттуда по договоренности он мог позвонить в экстренном случае. Таковым Валерий Яковлевич посчитал теперешнее развитие событий. Злость переполняла его, мешала сосредоточиться, искала выхода. Чуть успокоился он, когда, проходя через штабную «вертушку», устроил грандиозный скандал в рубке дежурного. Кричал, топал ногами, матерился, брызгал слюной, поснимал всех к чертовой матери. Вот так он может!

14
{"b":"698334","o":1}