ЛитМир - Электронная Библиотека

Дорогой мой маленький читатель, здравствуй!

Устраивайся, пожалуйста, поудобнее. Чтобы ничто не помешало

нам с тобой совершить увлекательное путешествие. Мы отправимся в волшебный мир, куда могут попасть только дети. Почему только дети? А все потому, что взрослые давно утратили способность верить в чудеса. В сказки верят только ребятишки. И правильно делают! Мы то с тобой об этом знаем!

Ну что ж, приготовься внимательно слушать. Мы входим в СКАЗКУ!

Глава первая.

Вечерело. День в детском садике закончился. Всех детей давно разобрали по домам. Стало тихо. Так тихо, что можно было слышать, как тикают большие часы в столовой. Сквозь распахнутые для проветривания окна в уютную спальню вливался аромат цветов, которые росли на клумбах во дворе. Роскошные огромные георгины и чудесные кусты роз. Яркие желтые и оранжевые бархатцы и неприхотливые разноцветные петунии. Последние, кажется, собрали все оттенки розового и фиолетового на клумбе. Цветы особенно сильно пахли именно вечером. Двор садика утопал в их ароматах. Легкий ветерок, едва касаясь занавесок, приподнимал их и тени плавали по стене, словно живые огромные бабочки. Нежный, тихий стрекот сверчков под окнами убаюкивал Ванечку. Он старался не заснуть сразу. Ване нравилась тишина. Она казалась такой таинственной. Ванечке чудилось, что в темноте игрушки оживают и начинают разговаривать между собой. Тихонечко, шепотом, почти не слышно. Ваня прислушивался. Сказка была уже рядом.

Ваню оставили в садике на ночь. Родители его куда то должны были уехать и договорились, что Ванечка переночует под присмотром ночной няни. Ваня очень любил свой садик, поэтому нисколько не расстроился. Вечером он смог вволю наиграться со всеми игрушками, которых было очень много в игровой комнате. Никто не мешал ему, никто не тянул игрушки из рук, требуя поделиться. В положенное время няня помогла Ванечке умыться и уложила спать. Перед сном мама всегда читала Ване какую ни будь сказку. Чтобы Ванечке приснились добрые и хорошие сны. Няня тоже присела на краешек Ваниной кроватки и начала свой рассказ. Тихо и убаюкивающе звучал нянин ласковый голос. Перед Ванечкиными глазами возникали картинки с ожившими мишками, идущими в бой солдатиками, спешащим и всегда опаздывающим паравозиком… Ваня погружался в сон. Няня, поняв, что Ванечка засыпает, тихо встала, поправила сбившуюся подушку и одеяло, ласково провела теплой ладонью по светлым льняным волосикам и неслышно вышла из комнаты, тихо притворив дверь.

Тсс… шепотом произнес разноцветный клоун, приложив палец к губам.

Клоун был самый старший среди игрушек. Он прожил в садике уже столько лет, что почти никто не мог толком вспомнить, когда он здесь появился. Клоуна все уважали и прислушивались к его мнению. Звали клоуна Петрович. Дети звали его просто Петруша. Клоун на них не обижался. Но на самом деле он имел вполне почтенное имя Петрович. И игрушки обращались к нему только так, чтобы не обидеть. На Петровиче был одет яркий зеленый комбинезон, щедро усыпанный белыми горошинами. На голове его восседал оранжевый парик и смешная полосатая разноцветная шапка с хвостиком и белым помпончиком на его конце. На ногах красовались нарядные коричневые кожаные башмачки. Пару месяцев назад мальчик Сережа не послушался воспитателя и тайком взял клоуна за стол, когда все сели обедать. Петрович активно протестовал, но что он мог сделать… Конечно же озорство закончилось плохо. Сережа пролил на краешек комбинезона соус и часть нарядного кафтана окрасилась в красный цвет. Клоун поначалу очень сильно расстроился. Кисточка на его шапке печально повисла и глаза стали очень грустными. Но через некоторое время кто то из детей, взяв Петровича на руки, чтобы поиграть с ним, вдруг весело выкрикнул: смотрите, смотрите, у Петруши кафтан стал разноцветным. Ему очень идет! Петрович встрепенулся, голова его гордо вскинулась, глаза ожили, веселый рот заулыбался. Впрочем, Петрович улыбался всегда. Даже если на самом деле ему было грустно. Старый клоун просто знал, что с улыбкой легче преодолевать неприятности, да и проходят они быстрее.

После того, как Петрович призвал всех соблюдать тишину, обитатели полок в игровой комнате пришли в движение. Сидеть никто уже не хотел. Кукла Даша развернулась в сторону куклы Сони и они энергично принялись обсуждать свои наряды. Даша была сделана из какого то мягкого материала. Наверное, это была резина. У Даши были способные моргать большие ярко синие глаза с пушистыми черными ресницами, маленький аккуратный носик и яркий розовый ротик, который она часто капризно поджимала, выражая свое недовольство чем либо. На кудрявой головке поверх светлых, вьющихся волос красовалась очаровательная белая кружевная шляпка. Платье на Даше было очень красивое. Нежно розового цвета, с отделкой бежевым кружевом. Белые носочки и бежевые крохотные туфельки завершали ее образ. Даша очень собой гордилась. Она считала себя самой красивой среди всех кукол и ей никогда не надоедало об этом говорить. Другие куклы старались не вступать с ней в споры по этому поводу. И, честно говоря, считали в глубине души Дашу немного глуповатой. Но, тем не менее, ее любили. Потому что Даша не была злой. А это значит, что с ней можно было дружить. Дашина собеседница, Сонечка, была сшита из лоскутков. Она была вся мягкая, уютная, легко готовая уступить или помочь. Ее нарисованное личико было улыбчиво и приветливо. Слегка растрепанные косички всегда почему то торчали в разные стороны. Наряды на Сонечке появлялись самые разные. Потому что дети любили ее переодевать и шить для Сони новые одежки. Сонечка не придавала большого значения своей внешности. Ей казалось, что это не самое главное качество для куклы. С Соней очень любили играть все девочки в детском садике. Ее было приятно держать на руках. Можно было положить у своей подушки во время сна. Рядом с Сонечкой было тепло и уютно.

Не слушая, как он справедливо полагал, совершенно глупую болтовню кукол, с нижней полки, покряхтывая, пытался спуститься старенький заяц Микки. Заяц был светло серый, с длинными ушками и белыми бархатистыми пяточками. Воинственно топорщившиеся роскошные усы придавали его облику задиристость и уверенность. На самом деле Микки был невероятно добрый и ласковый зайчик. В силу своего весьма почтенного возраста он уже не мог шустро передвигаться. Поэтому процедура спуска с полки на пол представляла для него определенную сложность.

Пока Микки возился, пристраиваясь то так, то эдак, с той же полки шустро соскочил тигренок Яша. Он был еще молод, поэтому все давалось ему легко. Яша оказался внизу и тут же доброжелательно подставил свою спинку Микки, чтобы помочь тому спуститься. Микки благодарно что то тихо пробурчал в ответ и слез, на конец то, вниз.

Внизу, посреди большого мягкого зеленого ковра, их молча поджидал белый пони, задумчиво пожевывая мягкими губами воображаемую жвачку. Пони был крупным по сравнению с остальными игрушками. На нем была надета нарядная попона, грива заплетена в косички с разноцветными ленточками. Пони ласково звали Митя. На голове у Мити гордо восседал его лучший друг, галчонок Гришечка. Гришечка с любопытством крутил своей круглой головешкой во все стороны разом, стараясь не пропустить ничего важного. Он всегда старался быть в курсе всех событий, происходящих в их игрушечном мире.

На полках еще оставалось много игрушек. Игрушки сидели в многочисленных корзинках и даже лежали в коробках. В углу комнаты в ряд выстроился целый автопарк разнообразнейших машин.

Ванечка проснулся, невзирая на все старания кукол не производить шум и теперь смотрел на все это активное движение, не очень веря своим глазам. Наверное, он так бы и не решился обнаружить себя, но на его подушку слетел Гришечка. Слегка дернул Ваню за вихор на макушке головы и, чуть картавя, решительно скомандовал прямо в ухо: Вставай!

1
{"b":"698362","o":1}