ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Филип Кинред Дик

Дело Раутаваары

* * *

За флюктуациями межзвездных магнитных полей в этом регионе наблюдали трое земных техников в дрейфующем сфероиде, и до того самого момента, когда их настигла смерть, они справлялись со своей работой отлично.

Двигавшиеся с огромной скоростью обломки базальта уничтожили их энергетические барьеры и нарушили герметичность сфероида. Двое мужчин среагировали слишком медленно и ничего не предприняли для своего спасения.

Молодая женщина, техник из Финляндии, Агнета Раутаваара успела надеть аварийный шлем, но шланги запутались, и она умерла, задохнувшись в собственной рвотной массе — не самая приятная смерть. Таким образом инспекционная группа ЕХ-208 прекратила свое существование. До прибытия смены и возвращения домой техникам оставалось меньше месяца.

Мы не могли успеть вовремя, чтобы спасти землян, но все-таки отрядили робота с целью узнать, нельзя ли кого-то из них вернуть к жизни. Земляне не любят нас, но в данном случае их инспекционный сфероид действовал в непосредственной близости от нашей территории, а в таких ситуациях вступают в силу правила, обязательные для всех рас галактики. У нас не было желания помогать землянам, но мы подчиняемся правилам.

Правила требовали от нас попытаться вернуть к жизни троих погибших техников, но мы доверили такую ответственную задачу роботу, и, может быть, именно в этом заключалась наша ошибка. Более того, нам полагалось сразу же сообщить о трагедии на ближайший земной корабль, однако мы посчитали возможным поставить землян в известность лишь значительно позже. Впрочем, я не собираюсь ни оправдываться, ни анализировать причины, побудившие нас к подобным действиям.

Робот просигналил, что у обоих мужчин головной мозг не функционирует, а нервные ткани уже дегенерировали. У Агнеты Раутаваары он обнаружил остаточную церебральную активность и приготовился к попытке вернуть ее к жизни. Но поскольку робот не мог сам принять такое решение, он связался с нами, и мы дали согласие. Следовательно, это наша ошибка и наша вина. Если бы мы находились непосредственно на месте катастрофы, мы наверняка сумели бы сделать правильные выводы и поэтому принимаем на себя всю меру ответственности.

Спустя час робот сообщил, что путем подачи в мозг обогащенной кислородом крови из мертвого тела ему удалось восстановить у Раутаваары церебральную активность на достаточно высоком уровне. Кислород подкачивал в кровь робот, но насытить мозг питательными веществами он не мог, и мы отдали приказ синтезировать необходимые вещества, использовав в качестве сырьевого материала тело Раутаваары. Это решение вызвало впоследствии, пожалуй, самые сильные возражения со стороны представителей Земли. Но у нас не было других источников белка. А поскольку сами мы состоим из плазмы, предложить наши собственные тела тоже не представлялось возможным.

Должен заметить, что наши соображения относительно того, почему мы не могли использовать тела мертвых коллег Раутаваары, при первичном разбирательстве были сформулированы неверно. Если коротко, то мы на основании доклада робота решили, что они заражены радиоактивностью и, следовательно, токсичны для Раутаваары. Питательные вещества, добытые из этих тел, в скором времени отравили бы ее мозг. Если вы не принимаете нашу логику, это ваше право, но именно в таком виде мы воспринимали ситуацию, находясь на значительном удалении от места происшествия. Вот почему я утверждаю, что мы совершили ошибку, выслав робота вместо того, чтобы отправиться туда самим. Если вы считаете, что необходимо предъявить обвинение, то обвиняйте нас в этом.

Мы дали роботу распоряжение подключиться к мозгу Раутаваары и передать нам ее мысли, чтобы мы могли оценить физическое состояние нервных клеток.

Первые впечатления показались нам обнадеживающими, и мы сообщили землянам, что их инспекционная станция ЕХ-208 разрушена метеоритами, что двое техников-мужчин безвозвратно мертвы и что третьему технику-женщине благодаря своевременным действиям нашей группы удалось сохранить стабильную церебральную активность, то есть, что ее мозг жив.

— Ее ЧТО??? — переспросил в ответ радиооператор-землянин.

— Мы снабжаем мозг питательными веществами, полученными из клеток ее тела.

— О боже, — произнес землянин. — Какой смысл подкармливать мозг таким образом? Зачем нам нужен один мозг?

— Он может думать, — ответили мы.

— Ладно. Займемся станцией. Но, очевидно, будет проведено расследование.

— Разве, спасая мозг, мы действовали не правильно? — спросили мы. — Ведь именно мозг содержит душу, личность. Тело всего лишь инструмент, посредством которого мозг взаимодействует…

— Давайте координаты ЕХ-208, — перебил нас радиооператор. — Мы немедленно вышлем туда свой корабль. Вам следовало сообщить о катастрофе сразу же, до начала спасательных работ. Вы, «апроксимации», просто не понимаете соматические формы жизни.

Замечу, что термин «апроксимации» воспринимается нами как оскорбление, поскольку этим презрительным определением земляне намекают не столько на наше происхождение из системы Проксима Центавра, сколько на то, что мы якобы лишь копия жизни, приближение, подделка.

Вот так нас отблагодарили за наше участие — презрением. И разумеется, земляне возбудили расследование.

***

Пробудившаяся в недрах поврежденного мозга Агнета Раутаваара сразу же почувствовала резкий привкус рвотной массы и сжалась от страха и отвращения. Вокруг плавали обломки станции ЕХ-208. Разорванные на куски тела Тревиса и Элмса зависли неподалеку среди замерзших сгустков крови.

Внутренняя поверхность сфероида покрылась льдом. Воздух улетучился, температура упала… Почему же она еще жива?.. Агнета подняла руки и потянулась к лицу — попыталась дотянуться. Шлем. Она успела надеть шлем!

Лед, покрывавший станцию изнутри, начал таять. Вскоре оторванные руки и ноги ее коллег приросли к телам, а обломки базальта, впившиеся в толстые стены сфероида, вылезли наружу и улетели прочь.

Агнета догадалась, что время потекло вспять. Как странно…

Вернулся воздух, и она снова услышала монотонное гудение системы оповещения. Затем стало тепло. Тревис и Элмс встали на ноги, в полной растерянности оглядываясь вокруг. Недоумение, написанное на их лицах, даже рассмешило Агнету, хотя на самом деле ситуация складывалась слишком мрачная, чтобы смеяться. Очевидно, сила столкновения вызвала локальное искривление времени.

— Садитесь, вы оба, — сказала она.

— Я… Да, ладно… — хрипло ответил Тревис, сел у своего пульта и нажал кнопку, активирующую ремни безопасности.

Элмс остался стоять.

— В нашу станцию угодил поток довольно крупных каменных обломков, — произнесла Агнета.

— Верно, — подтвердил Элмс.

— И очевидно, они обладали достаточно большой энергией, чтобы изменить ход времени. Так что теперь мы снова переживаем период до столкновения.

— Надо полагать, частично в этом повинна конфигурация местных магнитных полей, — сказал Тревис и дрожащими руками потер глаза. — Ты уже можешь снять шлем, Агнета.

— Но скоро ударят метеориты, — возразила она.

Мужчины повернулись к ней.

— Мы повторим столкновение, — добавила Агнета.

— Дьявол! — пробормотал Тревис и принялся нажимать кнопки на приборной консоли. — Я уведу станцию в сторону, и метеоритный поток пройдет мимо.

Агнета сняла шлем, потом стянула сапоги и тут увидела силуэт существа, стоявшего за их спинами. Силуэт Христа.

— Смотрите, — позвала она Тревиса и Элмса.

Оба тут же обернулись. Христос стоял в традиционном белом одеянии и в сандалиях. Длинные волосы, казалось, залиты лунным светом. В чертах лица — доброта и мудрость. Как на голографических плакатах, что издают на Земле церковные организации. В белом одеянии, с бородой, мудрый и добрый. Руки, воздетые к небу. Даже нимб на месте. Удивительно, как точны оказались наши представления…

1
{"b":"6984","o":1}