ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Анатолий Крымский

Поп ВДВ. Рассказы

«Там, где не смеют ступать Ангелы»

«Бойцы ВДВ начинают защищать

Родину на дальних подступах:

Там, где не смеют ступать Ангелы»

Генерал ВДВ
В. Шаманов
Действующие лица:

В юности:

Резван Тургаев, Василий Никулин, Глеб Югай – выпускники советской средней школы, романтики, устремленные в светлое безоблачное будущее.

Игорь Васильевич Пак – прапорщик ВДВ, инструктор ДОСААФ по парашютно – десантному спорту. Отставник, бабник, шутник и балагур.

Оксана и Света – мастера спорта, совершают прыжки вместе с новичками – курсантами для поднятия боевого духа.

Армейские будни:

Резван Тургаев – сержант учебного центра для воинов – интернационалистов.

Глеб Югай – распределяется военкоматом служить в ЦГВ (Чехословакия).

Василий Никулин – служит под городом Ленинградом водителем в «стройбате».

После армии:

Резван – полевой командир сепаратистов генерала Дудаева (Первая Чеченская война).

Глеб – поступает в духовную семинарию, по окончанию распределяется в полк ВДВ.

Василий – после ДМБ устраивается охранником в торговый порт города Ленинграда, связывается с контрабандистами и таможенниками.

Малика – двоюродная сестра Резвана, вдова, мать двоих детей (девочек). Работает в Исламской духовной миссии секретарем – переводчиком.

Ахмед, Хамзат – наемники, торговцы оружием, бывшие соратники Резвана по Первой Чеченской войне. Ярые джихадисты.

Генерал Чемоданов – старый начальник округа карьерист и самодур. Узнав, что солдаты – десантники на свои средства построили часовню в память о погибших, приказывает ее снести.

Генерал Хлебодаров – новый начальник округа. Военный новой формации. Борец за крепкую армию и офицерскую честь. Отменяет приказ бывшего начальника округа и разрешает вести службу отцу Глебу для укрепления веры и духа десантников.

Пролог

Утренний воздух наполнился ревом множества прогреваемых авиационных моторов.

Огромные десантные транспортники, сделав разбег, натужно гремя моторами, подняли по тревоге в воздух воздушно – десантную дивизию.

Красный фонарь в конце тоннеля сменился на зеленый, раздалась команда и, сидящие вдоль бортов бойцы колонной, по одному пошли в сторону огромного куска неба, четко зияющего сквозь открытую аппарель:

– «Первый пошел, второй пошел… и сотый пошел», – привычно выговаривал инструктор.

Воздух наполнился белыми соцветиями куполов.

Вскоре первые из бойцов, чьи ботинки коснулись земли, привычно загасили купола и вступили в бой с предполагаемым противником.

Очередной боец коснулся земли, «сбросил купол», поправил на груди автомат, выпростал из штанов подол черной рубахи и вместе со всеми ринулся в наступление.

На КП командир дивизии посмотрел на монитор запись с разведывательного беспилотника: на фоне наступающих бойцов крылатой гвардии, четко выделялся поп в полном облачении, с автоматом на перевес.

– «О, смотрите, а поп-то, как рядовой боец!» – похвалил командующий.

– «А он и есть настоящий боец, товарищ командующий: поп ВДВ», – уточнил кто-то из штабных офицеров.

Морская прогулка. Трое друзей. Мечты о будущем

Нежные волны теплого моря игриво ласкали морской причал. Лучи солнца, отраженные морской водой, солнечными зайчиками бликовали по борту прогулочного катера.

Трое выпускников средней школы в костюмах по случаю сдачи последнего экзамена сидели на пассажирской скамейке, на корме катера.

– «Ну вот и все! Дальше: прощай школа, здравствуй взрослая жизнь», – поднял тост за окончание школы Резван Тургаев.

Чтобы их не поймали с поличным, бутылка марочного портвейна была аккуратно обернута газетой и со стороны могло показаться, что трое молодых выпускников пьют сок на морской прогулке.

– «Ну, что парни: кто куда решил поступать после школы?» – спросил Глеб Югай, высокий брюнет плотного телосложения.

– «Вы, как хотите, а я рискну поступить в кооперативный техникум», – первым откликнулся на поставленный вопрос Васька Никулин, среднего роста с курчавым чубом и вечно смеющимися голубыми глазами.

– «Ну конечно, куда ж еще! Вся страна усиленными толпами строит развитый социализм, а Вася смотрит в сторону базара», – раскритиковал мечту друга Глеб.

– «Почему ты над ним смеешься? У нас в Грозном те, кто работает на рынке считаются уважаемыми людьми», – вступился за друга Резван.

– «Ой, нашел с чем сравнивать. То Кавказ, а то приморский город. Здесь всех базарщиков иначе, как спекулянтами не кличут. Согласен комсомолец Василий Никулин именовать себя спекулянтом?» – продолжал подтрунивать Глеб.

– «Да отстань ты от него. Сам-то, кем решил стать после школы?» – серьезно спросил Резван.

– «Да я как-то не решил еще. Может на курсы в ДОСААФ пойду. Надо к Армии готовиться: год пролетит, не заметишь, а без специальности сейчас в ряды Советской Армии не призывают».

– «А вдруг в Афган заберут, что тогда?» – спросил Василий.

– «И из Афгана люди возвращаются. Призовут – сачковать не намерен и отсрочки просить не стану», – серьезно ответил Глеб.

– «Уважаю мужское решение, – подтвердил Резван. – За наших парней, честно исполняющих интернациональный долг!»

– «Я за это пить не буду, – внезапно забастовал Васька. – Бросили пацанов под нож, как баранов и назвали это интернациональным долгом. Что, разве я не прав?»

Глеб и Резван удивленно уставились на друга:

– «Дать бы тебе в «бубен», да народу вокруг много. Одно слово: клоун, что с базарного возьмешь…».

– «А сам-то, сам кем решил стать: в физкультурный подашься или, как твой дед в офицеры?» – перевел разговор из опасного русла Никулин.

– «Да нет, пока рано думать об этом. На КМС по вольной борьбе я сдал, но в этом году поступать не буду. У меня сестра двоюродная под Грозным. Поеду к ним. Буду детей тренировать, пока повестку в Армию не получу. Представляете: моей сестре шестнадцать лет, а у нее уже двое детей. Я уже дважды дядька».

– «Ого! Это как она в шестнадцать-то лет умудрилась?»

– «Да это в городе – дикость, а у нас в ауле девочки в четырнадцать – пятнадцать лет замуж выходят», – уточнил Резван.

– «Слушай, ты извини конечно: дикость какая-то! СССР выходит в космос, БЛМ строит, а у вас всепо-старому. Как – будто феодальный век», – удивился Глеб.

– «Феодальный век здесь ни причем. Другой уклад жизни, обычай предков. Так в ауле жизнь устроена, и никто ее менять не собирается», – сказал Резван.

– «Ты скажи еще Аллаху кланяются», – зло пошутил Василий.

– «И Аллаху, и мечети строят. Нельзя конечно, нопо-тихому люди верят и молятся», – посерьезнел Резван.

– «Да, ладно, пацаны, жизнь прекрасна! Мы на морской прогулке, повсюду вокруг нас красивые отдыхающие. Наша страна СССР – лидер мирового социализма! Впереди нас ждет светлое будущее! Выпьем!»

– «Глеба разморило на солнце и от выпитого вина».

Парни снова выпили, и Васька Никулин грустно спросил:

– «Так что, парни, на этом наши пути расходятся?»

– «Зачем расходятся: Земля круглая, еще не раз встретимся», – сказал Резван.

– «Помните, как у Дюма: через десять лет, а потом через двадцать: три мушкетера и жизнь полная опасных приключений!» – весело сказал Глеб…

Зеленые ворота со звездами ДОСААФ: путевка в небо

Остроносый автобус «Паз» остановился возле обнесенного высоким забором здания. На зеленых воротах со звездами ярко алели буквы: ДОСААФ.

1
{"b":"698604","o":1}