ЛитМир - Электронная Библиотека

Доспехов почти не было, а если и были, то, в основном, костяные.

Всего людей было чуть больше двух десятков, а вот гноллы все прибывали и прибывали, уже, как минимум, сравнявшись по численности с людьми. И это был явно не предел.

Строй отмычек заволновался, подавшись назад.

— Стоять! — одному из бойцов прилетело тяжелой рукой Высокой, да и остальные ветераны не стеснялись применять силу. — Тот, кто побежит — не жилец в любом случае! Компания потратила на вас деньги! Вы подписали договор! Гильдия назначит за ваши жопы такую цену, что вам не спрятаться в самом пекле! Стоять!

Стена щитов вновь выровнялась, а отмычки лишь крепче сжали мечи, испуганно переглядываясь. Они пытались понять, не бежит ли кто из их товарищей и не стать ли им первыми.

Строй гноллов заволновался, и вперед вышел огромный огненно-рыжий вожак. Его шерсть торчала клочками, обнажая черное звериное тело.

Его налитые кровью глаза сконцентрировались на людях, после чего он поднял пасть вверх и громко завыл.

Гноллы немедленно бросились вперед.

Испытание боем началось.

Глава 19

Макс никогда в жизни не чувствовал в крови такого огромного количества адреналина. Он чувствовал себя хомячком, который умудрился выпить несколько капель никотина, и его вот-вот разорвет от этого.

Мир замедлился. Все казалось таким ненастоящим, что было аж страшно от того, что он все еще здесь.

Ветераны взмахнули своим оружием почти одновременно, посылая разрушающие волны внутренней энергии по направлению к бегущим монстрам.

Раньше Зимин видел, как эта сила всего лишь крушит деревянные мишени. Теперь он мог гордиться тем, что видел, как она влияет на живую плоть.

Если цель была в рассечении, то плоть легко поддавалась, оставляя ровные разрезы, которые плавно расходились. А вот тяжелые удары сминали врагов в кашу, вызывая целые взрывы внутри гноллов.

В воздух взвились куски тел, подброшенных ударной энергией. Руки, головы и даже половинки тел весело крутились в воздухе, орошая все вокруг кровью. Там, где они взрывались, разлетались ошметки внутренностей.

А затем мир вернулся к своей прежней скорости, когда гноллы, перепрыгнув через своих мертвых собратьев, добрались до стены щитов. Попутно вернулся и звук с запахами.

Как оказалось, они чертовски много весили, а также очень плохо пахли. А может, дело было в ошметках их товарищей на их же плечах?

В лицо Макса с такой силой вонзился затылок впереди стоящего бойца, что у него аж брызнули искры из глаз. Тем не менее это не помешало землянину заорать что-то матерное, навалившись всеми силами на спину впереди стоящего, помогая тому устоять на месте.

Гноллы давили, щелкая челюстями напротив лиц бойцов, и лишь щиты с мечами не давали им откусить тем лица.

Однако силы были равны. Своеобразное перетягивание каната замерло в неустойчивом равновесии.

Впереди слышался свист воздуха, хруст разрубаемой плоти и взвизги умирающих тварей. Ветераны и не думали прекращать мясорубку, неся смерть всем, кто имел глупость к ним приблизиться.

Люди и монстры сцепились в смертельном клинче, но гноллы были куда хуже организованы. В этой безумной толкотне они, скорее, мешали друг другу, норовя первыми вырваться вперед, чтобы вцепиться в теплое человеческое мясо.

Люди же соблюдали какую-никакую, но тактику. Они держали линию щитов, а позади стоящие помогали им ее удержать. Промелькнула одна из алебард, вонзившись в голову волкоголовому. Удар вышел смазанным, однако его силы вполне хватило, чтобы разворотить ухо и часть черепа, впрочем, не убив. Верещавшая от чудовищной боли тварь волчком закрутилась на месте, после чего была затоптана своими же товарками.

Плюс у людей были те, кто не теряли головы во всем этом безумии и знали, что делать.

— Толкай! — стоявшие внутри строя ветераны-щитовики резко ударили щитами вперед. С их плоскостей сорвался дрожащий воздух, несущий ударную волну. Он не убивал, а лишь оглушал гноллов, но зато делал это сразу со многими. Некоторые из монстров мотыляли головами и хватались за уши, из которых текла черная кровь.

Или Макс просто разучился различать цвета во всем этом мраке?

Вопя что-то воинственное, отмычки резко поднажали, буквально опрокидывая первые ряды тварей и смешивая их порядки.

— Бей! — новая команда и мечи с силой опускаются на павших и стоящих впереди. Но строй не стоит на месте. Щитовики даже не смотрят, убили ли они или нет, а уже делают следующий шаг прямо по корчащимся телам.

Некоторые так не могут, но их подгоняют крики ветеранов.

Убийство подранков и сбитых с ног — задача второй линии.

Макс этого не видит, но их строй не такой уж и большой. Гноллы могли бы попытаться их обойти, однако стоящие на флангах ветераны буквально загоняют монстров на строй отмычек.

Их задача — создать и натренировать средневековую машину смерти, хватающую и пожирающую любые угрозы, которые кинут в ее голодную утробу.

— Гра-а-а! — рев орка вновь проясняет разум землянина. Он слышит жуткий хруст и предсмертный визг. Топоры гиганта нашли свою цель.

Чуть дальше орудует алебардой полуэльф. Надо было видеть лицо Марты, когда она поняла, что упрямый длинноухий специально пришел именно к ней. С другой стороны, надо отдать ей должное, она учила его на совесть, попутно почти не притесняя.

Однако сейчас пришло время поработать и Максу. Привычное усилие — и двуручный топор поднимается наверх, чтобы с сиплым выдохом опуститься вниз. В свое время он вдоволь намахался обычным топориком, рубя дрова у бабушки в деревне. Кто же знал, что этот навык найдет столь интересное продолжение?

«Забавно, это как раз тот гнолл, которому отрубили половину лица алебардой», — эта случайная мысль не мешает движению топора, который врубается в истекающую кровью полуослепшую морду.

Та, хлюпнув, послушно разваливается, обнажая кости и что-то бело-серое и дрожащее. Вот только Максу плевать на этот тошнотворный вид.

Нога механически упирается в костистую грудь твари, утопая в ее шерсти, а руки с хрустом дергают топор назад. Тот выходит с некоторым усилием, словно не хочет покидать этот уютный череп.

Но мысли Макса далеко. Его тело делает свою работу, разум же мечется, омываемый потоками нового, неизвестного чувства.

Стоило монстру выдать свой последний вздох, как землянин осознал, что в его тело скользнула кроха энергии погибшего гнолла.

Можно было больше не сомневаться в его связи с Подземным миром. Хоть Зимин и выглядел, как человек, и не испытывал жажды Подземелья, тем не менее он был одним из множества монстров. Ну или, как минимум, полумонстром.

Один из гноллов, навалившись на щит, отбросил щитовика на землю, после чего, распахнув слюнявую пасть, вцепился тому в плечо. Боец, на свою беду, не купил нагрудник, поэтому теперь вопил, отчаянно колотя мечом по голове чудовища, толком даже не попадая острой кромкой.

Гнолл обливался кровью из разрезов, но челюсти упрямо не разжимал.

С поражающей его самого спокойствием Макс обошел эту парочку сбоку. Замах — и сверкающая сталью полоса врубается в шею гнолла, заставив глаза собакоголового закатиться, показав белые белки.

Со второго удара позвоночник поддался, позволив отрубить голову напрочь.

Боец, пошатываясь, встал, царапая пальцами по все так и висящему дополнению к его шее и плечу.

— Да ты счастливчик, — воскликнул Макс, ухмыляясь. — Одна голова хорошо, а две еще лучше! Сегодня ты стал в два раза умнее! — Он ухватился за нижнюю челюсть, рывком дергая ее в сторону. В руках бойца все еще были меч и щит, и он скорее мог пораниться, чем помочь себе. Голова, хоть и со второго раза, но поддалась, отлетая в сторону.

Макс с удивлением понял, что это был Хирд. Тот мужик разбойного вида, с двумя подпевалами.

Сейчас этот уверенный в себе человек хватал ртом воздух и пытался рукой с мечом остановить кровь, а ладонью с висящим на ремне щитом что-то отцепить с пояса. Непослушные пальцы соскальзывали, а щит лишь усугублял дело, отскакивая от бедра. Из-за шока главарь не мог этого даже понять.

26
{"b":"699081","o":1}