ЛитМир - Электронная Библиотека

Шарик отправил в ответ порцию взаимной радости, замахав щупальцами так, как это делал сам Макс. Сюрреалистичное зрелище — огромная подводная пещера с дрожащими во тьме краями, человек и хтонический ужас, оживленно машущие друг на друга конечностями.

«Ну так кто ты, ужас маленьких девочек-волшебниц?» — вновь задал вопрос Макс, посчитав, что первый контакт прошел удачно.

В ответ пришло непонимание. Зимин начал осознавать, что общается с довольно молодым существом. Следовало задавать вопросы максимально просто и очевидно, если он все же хотел получить ответ.

Стены пещеры начинали становится все менее четкими, поэтому следовало поспешить.

«Как твое имя? Кто ты или что ты?»

Радость понимания. Немедленный ответ, от которого загрузился уже сам Макс. Как можно одним мысленным словом охарактеризовать кровожадное, вечно голодное непостоянное месиво постоянно меняющейся плоти, единственная цель которой — пожирать и становиться сильнее?

Как оказалось, такое слово существовало, хоть человеческий язык и не был способен его произнести.

«Могу я звать тебя…» — Макс замялся: «Ну даже не знаю. К примеру, Морф?» — мелькнувший на краю сознания «паразит» был убран как можно скорее от греха подальше.

Морф пожал отсутствующими плечами. Ему было все равно.

«А меня зовут Макс».

«Ма-а-а-кс». — Зимин передёрнулся от того, как это имя было произнесено. Мысленная речь была слишком… Просто слишком.

«Отлично», — Макс вздохнул посвободнее: «А теперь, Морф, зачем ты здесь?»

К сожалению, Морф не знал ответа на столь важный вопрос. Из смутных образов, которые он пытался передать, он просто возник. Вначале было голодно и очень грустно. Питающей его энергии было очень мало. Морфу пришлось заснуть, но он знал, что это не продлится долго, ведь источник энергии был где-то рядом.

Макс здраво рассудил, что это происходило ровно вплоть до открытия Подземелья.

Следом энергия появилось, Морф пришел в себя и ощутил чудовищный, сковывающий его голод.

Тем не менее голод на время отступил, благодаря погибшим гноллам, а убийство огромного динозавра стало самым настоящим праздником на улице маленького хтонического чудовища.

Такого прорыва энергии хватило вдосталь, чтобы он окончательно пришел в себя.

Стены уже практически полностью расплылись, надвигаясь на них со всех сторон. Макс же кое-как сумел осознать лишь эту предысторию.

Пытаясь остановить пробуждение, Зимин инстинктивно протянул левую руку вперед, чтобы в следующее мгновение ее крепко стянуло щупальце.

«Сделай нас единым, Макс». — это было последнее сообщение, которое Зимин сумел разобрать, чтобы в следующее мгновение судорожно выдохнуть, кашляя кровью, благо что не своей.

— Человек! — рев Гора ворвался в его уши раскаленными барабанами, — Ты мне должен! Видят духи, охренеть, как должен! Хоть захлебнуться в крови убитых тобой врагов это и хорошая смерть… А это, орда заднеприводных эльфов, что за дрянь?!

Зимин наконец продрал глаза и сумел оглядеться, и увиденное ему совсем не понравилось.

Как иначе, если труп динозавра с Гором и Максом был отделен от Вернера и остальных ветеранов целой стеной из дергающейся и корчащейся плоти. Часть отмычек осталась на их стороне, другие метались на этой.

Огромное щупальце из десятков тонн мяса конвульсивно дергалось, ухватывая пытающихся его рвать монстров и растворяя потоками кислоты. Монстров было множество и самых разных видов. Причем некоторые из них совершенно точно были дохлыми. Проглядывающие кости и гнилостный свет из пустых черепушек на это отлично намекал.

— Что за, мать его, происходит?! — выдавил землянин, все же становясь на ноги, чтобы Гор, наконец, перестал держать его за шиворот, как котенка.

— Это я должен спрашивать, что это за хрень?! — Гор проигнорировал вопрос Макса и тыкнул зеленым пальцем куда-то вниз.

Зимин проводил взглядом указывающий перст и тяжело сглотнул внезапно образовавшийся комок в горле. Теперь и у него на языке вертелось несколько матерных вопросов.

Левой руки у него теперь не было. Точнее, не было человеческой руки. Вместо нее имелась огромная черно-красная лапа, будто бы сошедшая из какого-то фильма ужасов об освежёванном человеке. Сильно мутировавшем человеке.

Ведь как иначе было воспринимать эту жуть, если кожи, как таковой, вообще не было. На концах пальцев имелись внушительные острые когти, которым позавидовал бы сам старина Фредди. Кости иногда выходили наружу, образовав даже на вид острые белые шипы.

Макс сжал левую «руку» в кулак. Розовато-красные мышцы среди костяных пластин пришли в движение, с легким костяным треском исполняя его желание.

Эти щелчки невольно навели ассоциацию с огромным хищным насекомым, вроде богомола, который распрямляет свои лапки, чтобы единым рывком ухватить жертву.

Судя по настороженно смотрящему на него орку, крепко сжимающему топор, это была не единственная проблема Макса.

И орка можно было отлично понять. Залитый кровью с ног до бровей здоровенный мужик с огромной хищной костяной лапой. А уж светящиеся золотым светом глаза дополняли «радостную и мирную» картину.

«Гор, ты только не волнуйся. Это не то, чем кажется. — Вероятно, в этой ситуации такие слова помогут слабо» — мысленно развеселился Макс, хотя пора было бы и плакать.

Глава 23

Вот только отвечать на неудобный вопрос Максу не пришлось. «Удачно» подвернувшаяся ударная волна разом скинула их с тела монстра.

Как оказалось, падать на каменный пол довольно больно. Судя по ругательствам орка, приземлившегося рядом, ему тоже не понравился подобный опыт.

И словно этого было мало, труп крокодила дернулся, вставая. Кишки длинными канатами высыпались наружу, но монстр встал на лапы вполне твердо. Такие мелочи его больше не волновали.

В развороченном черепе начало планомерно разгораться призрачное зеленое пламя, стекая липкими струями на тело. Зашипевшая кровь прямо на глазах засыхала и превращалась в прах, впитывающийся в новое костяное тело.

— Валим! — Макс был предельно краток. Гор тоже отбросил несущественные ныне вопросы и кинулся следом за Зиминым. Судя по отсутствию топота за спиной, динозавр решил отложить сведение счетов со своими убийцами.

Сзади раздался оглушительный визг новой твари. Землянин решительно не понимал, как та может кричать, если у нее теперь нет ни голосовых связок, ни легких, но она вполне успешно это делала.

Направление бега он выбрал в обход огромного щупальца из плоти, которое почему-то решило развалиться именно здесь. К несчастью, Крученый, как и обещал, свалил, не став их ждать.

Рядом еще остались несколько выживших отмычек, но вокруг творился такой ад, что ни о каких попытках объединиться речи даже и не шло.

Сотни мелких и крупных тварей схватились друг с другом не на жизнь, а на смерть. Поэтому приходилось петлять, чтобы как можно чаще обходить такие схватки. Но не всегда это получалось.

Так, на Макса откуда-то сбоку вылетел самый настоящий гоблин. Ростом, в лучшем случае, по пояс Зимину, какая-то замызганная в грязи броня, нервно сжатый костяной нож и бешеный панический оскал на зеленой харе.

Макс хотел разрубить его топором, но левая рука справилась быстрее. Намного быстрее.

Он даже не успел моргнуть, как с щелчком выстрелившая вперед конечность насквозь пробила хлипкое тельце монстра, после чего резко рванула назад, вырывая добрую половину его ребер.

Зимин инстинктивно дернулся, и рука, вновь став ему подвластной, махнула в сторону, разбив голову еще не понимающего, что он уже мертв, гоблина.

Булькающее тело отлетело прочь.

Надо ли говорить, что Зимин толком даже не почувствовал затрат сил от столь быстрой расправы. На белых костях новой руки не было и следа повреждений, а ведь они раскрошили чьи-то ребра.

— Разорви меня духи! — сзади ошарашенно пробормотал Гор. — Ну ты и…

— Я и сам знаю! — раздраженно оборвал его Макс, разрубая, на этот раз уже топором, следующего гоблина. Тот в ужасе провожал глазами своего убитого соплеменника, поэтому не успел ничего сделать.

31
{"b":"699081","o":1}