ЛитМир - Электронная Библиотека

Здесь же ничего не было…

Если только мелкие паршивцы специально не мусорили, таким образом показывая свое уважение глубинам.

Бум! Бум! Бум! Этот звук понуждал бежать, спасаться. Он превращал тебя в дикого обезумевшего зверя.

Люди встряхивали головами, сбрасывая наваждение. Видимо, подключились шаманы, наводя свою странную мистическую магию.

— Я слышал, что гоблины некоторых людей не убивают сразу, — раздался горячечный шепот одного из парней Хирда. — Они хватают их, опаивают, после чего медленно начинают жрать по кускам. Сначала ступни и ладони. Обрубки затягиваются, чтобы мясо не умерло слишком быстро. Затем ноги и руки съедаются полностью. Остается лишь бурдюк с мясом. После этого с них, с еще живых, аккуратно снимают кожу. Ее используют для барабанов. Мы как раз и слышим эти барабаны. А затем…

— Ну спасибо тебе, Ганс, — в голосе Хирда лишь глухой не услышал бы мрачной издевки. — Что бы мы, мать его, делали без этой, прямо сейчас незаменимой информации? Меня твои истории просто задрали уже, я уже не могу их, сука, слушать. Поэтому, Ганс, закрой свое помело, и чтобы я не слышал от тебя ничего до конца этого боя! Только таких вот охеренных историй нам и не хватало!

— А я че, я ниче. — прошептал Ганс, но не стал вынуждать главаря объяснять доходчивее.

Бежать же было уже поздно. Женщина покрепче ухватилась за алебарду и прищурилась, рассматривая смутные, копошившееся на границе видимости тени. Слишком многочисленные тени.

За грохотом барабанов пришли крики, визги и весь тот шум, который так любят издавать подземные гоблины. Те же лесные собратья ведут себя куда как тише.

— Отлично, это хотя бы не глубинные гоблины, — хмыкнула Марта, заметив зеленую кожу своих противников. — С нашей удачей на верхние этажи могли забрести порождения самых нижних… Прячься!

Отмычки, повинуясь команде, спешно прижались к баррикаде. Свист и многочисленный стук впивающихся стрел был ответом на немой вопрос.

Пара стрел воткнулись рядом с головой землянина. Тот оценил паршивое качество этих поделок. Он считал, что их силы не хватит, чтобы пробить маску.

Слабые, пускай и многочисленные гоблины не стеснялись использовать дальнобойное оружие, чтобы уравнять шансы.

Макс бросил быстрый взгляд за спину. Тот же маг стоял слишком далеко от укреплений, брони на нем не было, поэтому он должен был выглядеть подушечкой для иголок.

Но как бы не так. Стрелы, долетая до худой фигуры, вспыхивали огнем и рассыпались серым пеплом. На груди мужчины ярко горел какой-то кулон. Ранее Зимин как-то не обращал на него внимания.

Это было хорошей новостью. Значит, у них все еще был шанс собрать нужные данные. Если, конечно, не задумываться о том, как они будут с ними уходить.

Рядом рыкнул орк, легонько постукивая топорами по дереву, полуэльф нервно проводил пальцами по древку алебарды.

Наконец расстояние между спешащими по корням гоблинами и авантюристами сократилось настолько, что можно было их без проблем разглядеть.

Низкие тела, длинные худые руки, вытянутые уши, зеленый цвет. Выделялись разве что большие черные глаза и пасти, усеянные острыми мелкими зубами.

Максу доводилось видеть в Хейдене парочку гоблинов. Обычно они были рабами или слугами у каких-то уж очень больших любителей экзотики. Все же гоблинов нельзя было назвать умными созданиями.

Хитрыми? Безусловно. Злобными? Естественно. Но вот умными они не были никоим образом.

Другое дело, что у гоблинов были те, кто думал за них.

Макс различил среди целой кучи мелочи высокие фигуры, защищенные в разы более качественными доспехами. Правда, скорее всего снятыми с трупов. Если те же гоблины в большинстве своем щеголяли почти голышом в обрывках шкур, то вот их хозяева, хобгоблины, были одеты в самые настоящие доспехи.

В Подземелье все имеют право стать сильнее, но у некоторых видов этот путь имеет не только энергетическое, но и физическое значение.

Так, успешный гоблин, который много убивал и хорошо питался, имеет шанс переродиться в хобгоблина.

Гоблиноида, который по силе и телосложению немногим будет отличаться от человека. Кроме, возможно, природной злобы и хитрости.

Глава 34

Обычные гоблины рванули бы вперед, не особо заботясь о тактике и стратегии, но вот под управлением хобгоблинов они становились опасным противником.

Всюду, куда падал взгляд, колыхалось море предвкушающих зеленых рож. Одни прыгали, веселились и показывали на авантюристов пальцами. Другие тыкали неприличными жестами и характерно двигали бедрами.

— Бабу учуяли, — сплюнул Гор, бросив взгляд на застывшую Высокую. — На это дело у них просто звериный нюх. Хотя они немногим отличаются от зверей.

— Сравнивать гоблинов со зверями — значит не уважать зверей. — внес поправку Амалрик.

Макс повел плечами. Умереть — это дело знакомое, а вот ситуации, когда кто-то сам будет желать смерти, это было по-настоящему жутко.

Судя по окаменевшему выражению лица командира, она думала о том же самом.

Макс поморщился. Ему было физически неприятно видеть, как обычно уверенная в себе и несокрушимая женщина сомневается и боится.

— Да ладно вам! — громко фыркнул Зимин, привлекая к себе внимание. Он сжал левую руку в кулак, попутно вырастив на ней пару шипов. С каждым разом это становилось делать все проще и проще. Землянин как бы перехватывал часть знаний самого Морфа. Ему даже не нужно было просить об этом симбионта.

— Посмотрите на них и на нас? Разве может эта толпа оборванцев что-то нам сделать?! Да мы спокойно размажем их и пойдем по своим делам. К тому же, скоро маг закончит свои дела и тоже присоединится. А уж его заклинания — стоящая вещь!

— Заткнись, Безумный, — улыбнулась женщина. — Я ценю твою попытку поднять наш боевой дух, но вон, они уже двинулись, поэтому заканчиваем с балаганом. Ладно, парни, — Высокая гордо подняла подбородок. — Я вас почти не знаю, как и вы меня. Но если я и хоть кто-то из вас выживет, то я буду поить его столько, сколько он сможет выпить!

— Я могу много выпить, Высокая! — оскалился Гор.

— Уж поверь, сейчас меня это волнует меньше всего. — в тон ему ответила женщина.

— Значит, будем стоять за вас горой, командир! — браво ответил Макс, тем не менее краем глаза следя за приближающимися гоблинами. — Ведь если вас убьют, кто будет нас поить?!

— Молись, чтобы меня прибили, Безумный! — рассмеялась Марта, ее пошатнувшаяся уверенность вновь была с ней. — Ведь иначе я тебя самолично утоплю в этом самом пиве!

— Не самая худшая смерть!

Шварк! — пространство осветило мощной вспышкой света. Это первые ряды самых быстрых гоблиноидов наткнулись на первую из магических мин.

На их беду, в самом начале бежали хобгоблины, которые оказались слишком мягкими для магии.

Электрическая волна была такой силы, что часть обгорелых и дергающихся останков долетела аж до края корня и отправилась в свободный полет на многие сотни метров вниз.

Остальные группы врагов притормозили, опасливо рассматривая подступы к линии обороны авантюристов.

До бойцов донеслись рыкающие, хрипящие команды — язык гоблинов был достаточно грубым языком. К слову, из-за его ограниченности в нем было очень мало таких слов, как любовь, добро или хотя бы дружба. Зато была, как минимум, сотня обозначений способов убийства.

Слово «друг» на их языке больше всего было похоже на «союзник имеющий общие интересы».

Все это промелькнуло в голове землянина, когда он понял, что понимает речь подземных уродцев.

— Они собираются послать вначале мелочь, чтобы разминировать подступы. — одновременно сказали Гор и Макс, после чего с удивлением взглянули друг на друга.

— Это их обычная тактика, — хмыкнула Высокая. — Гоблины плодятся не хуже кроликов и хобгоблины редко жалеют своих младших собратьев.

Прямо на их глазах здоровенные хобгоблины пинками отправляли некоторых из своих подчиненных вперед, заставляя построиться. После чего яростными криками погнали тех прямо навстречу смерти.

47
{"b":"699081","o":1}