ЛитМир - Электронная Библиотека

Одет он был довольно плотно, в причудливый кожаный доспех, лишь на груди имелся стальной нагрудник. Макс даже не хотел представлять, как же ему было жарко во всем этом железе. В руке он держал длинное копье с широким острым наконечником.

— Давай. нелюдь! Размажь его! Растопчи его череп и сожри!

Очередной удар, но гном внезапно с силой отбивает удар в сторону, заставляя гиганта провалиться и чуть было не упасть по инерции.

— Давай! — Вены на лбу капитана набухли, а скулы выступили вперед. — Бей!

Гном широко развел руки в стороны, показывая, что не будет уворачиваться и защищаться.

Оскаленные зубы, бугрящиеся мышцы и яростный оскал довершали образ. Нарисованная на спине женщина начала будто бы поигрывать своими грудями, так сильно напряглись мускулы.

Полувеликану не надо было повторять дважды. Маленькие глазки вспыхнули злым предвкушением.

— Ты труп, коротышка! — Огромный кулак поднялся и со всего маху рухнул прямо на череп гнома.

В последнюю секунду капитан еще и подался вперед, приняв сокрушительный удар на лоб.

Взрыв!

Макс не поверил тому, что видел. От удара прочной черепушки гнома и кулака гиганта разошлась самая настоящая упругая полупрозрачная волна, заставившая у окружающих людей бешено трепетать одежду, а передние ряды балансировать, чтобы устоять на ногах.

Окна у домов вокруг звонко задребезжали, но все же выдержали воздушный удар. А вот черепица на парочке крыш весело посыпалась вниз на головы ругающихся граждан.

Макс невольно успел отметить, что странный мужчина с трубкой даже не пошевелился, хотя стоял очень близко. Ударная волна бессильно разбилась о его грудь, лишь немногим потрепав одежду.

Секундная тишина сменилась ликующим воем. Окружающий народ буквально взорвался восторгом, волнуясь, словно море в десятибалльный шторм.

Максу пришлось несколько раз поработать локтями, чтобы его не задвинули назад, так всем хотелось посмотреть поближе.

— И это все?! — взревел гном, тряхнув головой, словно сбрасывая остатки некой прилипшей гадости. Полувеликан ошарашенно смотрел на свой кулак, не веря до конца в то, что он не сумел вбить соперника в землю. Капитан кхекнул и харкнул прицельно прямо между глаз гиганту и, что примечательно, попал. — Смотри, как надо, сухопутная крыса!

Глава 4

Пока полувеликан инстинктивно потянулся к глазам, гном времени зря не терял. Используя коленку противника, словно ступеньку, он взвился вверх, оказавшись четко напротив плеча гиганта.

Левая рука гнома легла на плечо оппонента, фиксируя его самого на месте, вторая же резко нанесла два максимально жестких и предельно точных удара.

Произошло это столь резко, что звук слился в один протяжный бум.

Первый попал в горло, смяв все в всмятку, второй пришелся в висок, заставив голову болтаться, словно по ней бахнули исполинской строительной балкой. Глаза гиганта закатились, показав желтовато-белые белки.

Великан с хрипом рухнул на колени, но даже так он возвышался над гномом, стоявшим перед ним в полный рост, но того это явно не волновало.

Руки капитана расплылись в воздухе от скорости ударов, которые он обрушил на своего противника.

Причем каждый удар был такой силы, что от них расходились те же странные ударные волны. Видеть это было просто дико. Зимин не представлял себе, что живое существо в принципе способно бить с такой силой.

Ему бы самому хватило даже одного удара, чтобы расплескаться по земле и больше уже не встать.

Несомненно, полувеликана бы откинуло в сторону, но гном его «заботливо» придерживал на месте, технично превращая в еще живую отбивную.

Это была предельно спокойная, размеренная и жестокая казнь. Лицо капитана больше не выражало никаких эмоций, даже ярость боя его покинула. Теперь это было лицо того, кто просто делает привычную и знакомую работу. Новый мир во всей красе показал свой звериный оскал.

Люди, болеющие за гиганта, ругаясь, принялись расходиться. Последним повернулся человек с черной трубкой, неестественно быстрым жестом вытряхнув ее содержимое на землю и постучав по днищу.

Но гному явно надоело это представление. Очередной боковой удар буквально вбивает окровавленный мешок с костями лицом в землю. Капитан становится над телом и, ухватившись за голову, делает стремительный откручивающий жест.

На землю плеснуло алым. Зимин передернул плечами. Конечно, он чувствовал себя немного не по себе, но его не тошнило и не было плохо. Просто организм был максимально готов к любому развитию событий.

Тело напряглось, зрение стало четче. Сердце мощно перекачивало кровь, питая организм. Давно он не чувствовал себя настолько живым. И это было прекрасно.

Гном лишь силой рук умудрился одним движением оторвать голову от тела и теперь гордо держал ее двумя руками над головой, поливая кровью свой огненно-красный гребень.

Алые струйки стекали по его груди, впитываясь в штаны, оставляя некрасивые подтеки. Судя по шокированным лицам окружающих, даже для этого мира это не было обычным делом.

Мелькнула тень — и гном выхватил из воздуха правой рукой широкий жутковатый топор, лишь чуть меньший, чем его собственный рост. Левой он все так же продолжал держать голову. Широкое лезвие было покрыто искусно вырезанными рунами.

Его команда, которая вернула топор, выстроилась у него за спиной. Народ стал расползаться от них подальше, настороженно разглядывая эту странную «движуху».

— Я, Готрикус Кровавый Гребень объявляю во всеуслышание, и горе тому, кто об этом не узнает! Я и моя команда берем на себя Золотую жилу Подземелья! Именно мы первыми откроем этот проход! Те же, кто против, вы всего лишь мясо для наших топоров и клинков! Тот, кто против, выйди сюда или не поднимайся уже никогда!

Надо ли говорить, что подобные заявления не могли закончиться ничем хорошим?

Стена соседнего дома громко взорвалась, раня и сбивая с ног окружающих. Обломки стен вспыхнули ярким пламенем, выпуская наружу высокую фигуру, покрытую чешуйчатым доспехом.

«А нет, ошибся». — мысленно ухмыльнулся Макс, проворно бросаясь в сторону от намечающегося столкновения: «Это не доспех. Это, мать его, гребанный прямоходящий ящер!»

Последний спокойно вышел из рушащегося дома, который он же и разметал. Внутри можно было видеть падающих с верхних этажей вниз людей. Видимо, это был постоялый двор. Драконид распахнул пасть, в которой клубился огонь, и взбешенно зашипел.

— Наглый коротышка! Как ты смеешь единолично посягать на главные ценности Подземного мира! Моли меня, Сшисса Разрывателя, о прощении, и, может быть, я дарую тебе быструю смерть!

— Ха! А вот и повод повеселиться — настоящий противник! Кто полезет в наш замес, отхватит моим же топором! Эта ящерица моя! — рыкнул гном, с силой бросая черепушку в драконида. Жуткий снаряд с невероятной скоростью промелькнул, чтобы взорваться снопом осколков костей и сгорающей плоти от удара хвостом.

Макс же понял, что вот теперь точно пора делать ноги. На эту мысль его сподвигла огненная волна, вырвавшаяся из пасти Разрывателя, и острая кромка полупрозрачного воздуха, сорвавшаяся с топора гнома и развалившая дом, из которого вышел драконид.

Несколько местных случайно попали под волну огня и теперь, истошно вопя, катались по земле, пытаясь сбить пламя. К их несчастью, этот огонь был необычным, поэтому он буквально вцепился в их плоть. Они все же замерли, то ли потеряв сознание от боли, то ли умерев от болевого шока. Огонь же продолжал шипеть, заставляя их кожу и мясо булькать и шкворчать, будто куски мяса, опущенные на не политую маслом раскаленную сковородку.

— Помоги! — буквально под ногами Макса кто-то протяжно застонал от боли. Зимин чуть было не подпрыгнул от неожиданности, с трудом отводя взгляд от обгорелых трупов.

Столь жестокие сцены буквально притягивали его взгляд.

Как оказалось, те разлетающиеся куски здания все же нашли свои цели. Так, одного из зрителей вполне ощутимо придавило балкой. Точнее, не так. Балка размазала двух зевак, после чего, потеряв большую часть своей инерции, сбила и придавила третьего.

5
{"b":"699081","o":1}