ЛитМир - Электронная Библиотека

Кровавый Гребень ревел от восторга, взрывными ударами превращая окружающих его врагов в кровавую пыль.

Те же хобгоблины редко могли ему хоть что-то противопоставить. Лишь их вожди могли устоять пару десятков секунд под столь сокрушительными ударами.

Доспех из внутренней энергии отлично хранил этого чудовищного представителя народа гномов.

Платиновый ранг — это тот уровень, когда любой разумный начинает представлять угрозу для небольших, но все же армий. Обычному человек предстоит очень напрячься, чтобы пробить кожу авантюристов такой силы обычным оружием.

Но кроме гоблинов были и виверны. Смертоносные твари, которые, словно того было мало, охотились стаями. Для третьего уровня они не были чем-то слишком опасным, но для перехода с первый на второй они были настоящим бедствием.

Лишь их ярость и жажда мести позволили им подняться настолько высоко. Туда, где энергия Подземелья почти не могла питать их большие тела.

Виверны были достаточно умны, чтобы запомнить того, кто убил больше всего их товарищей. Пока что они были заняты гоблинами, но зеленые коротышки медленно, но верно убывали. Впрочем, заставляя огромных тварей платить кровавую цену.

Вокруг каждой из дохлых виверн образовывались целые курганы из разорванных и раздавленных зеленошкурых.

Однако все чаще зеленые бедствия бросались на яростно отбивающегося Готрикуса.

В бойне подобного размаха не могло обойтись и без жертв со стороны авантюристов.

Вот, копье одного из гоблинов пронзает ничем не защищенную ногу одного из парней Хирда. Удар столь силен, что мужчина падает на колено, а острие вылезает с другой стороны.

Зеленокожий дергает оружие, и из раны бьет сильная струя крови — задета бедренная артерия. Воин инстинктивно пытается ее зажать, но несколько ударов гоблинов вокруг ставят жирную точку в его жизненном пути.

Чуть в стороне Амалрика буквально заваливают телами. Он отбивается, но зеленая волна уже покрыла его с головой. Теперь даже не разобрать, где гоблины, а где полуэльф.

Были смерти и среди команды гнома.

Марта, словно валькирия, сошедшая с полотен викингов, сеет смерть своей алебардой. Ее взмахи точны и неминуемы, хоть на лице застыло выражение слепой ярости. Длинные волосы из-за лопнувшей резинки свободно развеваются позади, словно диковинная фата. Движения женщины столь стремительны, что ее прическа даже не успевает коснуться плеч, постоянно находясь в движении.

Постепенно число участников битвы сокращается, оставляя лишь самых сильных, опытных и живучих.

Хобгоблины-командиры, ветераны и вожди. Шаманы и их ученики. Виверны и сильнейшие авантюристы, чья выносливость во много раз превосходит человеческий предел.

Конечно, между ними все еще оставалась прослойка в виде обычных гоблинов, но она постепенно сокращалась, вынуждая их встречаться друг с другом.

Макс ударом лапы отбил меч хобгоблина и тут же раскроил ему голову топором. Гоблиноид был одет в шлем, который тем не менее ему не особо помог, частично войдя в череп вслед за лезвием топора.

— Ш-ш-ш! — Безумный был вынужден отпрыгнуть на пару метров в сторону, чтобы не стать закуской для одной из подкравшихся виверн. Какой-то глупый гоблин попытался атаковать человека со спины, но был убит резко выросшим шипом, пронзившим ему глотку. Сделав свое дело, костяное копье мягко отсоединилось, чтобы не мешаться.

Морф тоже принимал самое деятельное участие в этом смертоубийстве. Хищный шарик отбросил страхи и вместе с боссом погрузился в столь упоительный бой. Впрочем, он куда больше следил за обстановкой, защищая их обоих от неожиданных нападений, вовремя предупреждая владельца тела об опасности.

Виверна была поранена во множестве мест. То тут, то там торчали воткнутые копья или мечи, кое-где чешуя была сорвана, обнажая дрожащее мясо, но ничего критично важного повреждено не было.

Чудовищные когти сжимались и разжимались, кроша кору и трупы. В сложившихся условиях было не пройти и шагу, чтобы не наступить на чье-нибудь разорванное тело.

Глава 37

Холодные вертикальные зрачки виверны встретились с яростным золотым сиянием глазниц Макса. Два хищника внимательно друг друга рассматривали, примериваясь, как ловчее убить своего противника.

Несмотря на все безумие боя, симбионт и человек понимали, что с наскоку эту тварь убить будет сложно. Все же она находилась на другом уровне сил, хоть это, конечно же, не значило, что они не попытаются.

Чудовища бросились вперед одновременно.

Стремительный удар зеленой лапы прошел буквально в паре сантиметрах от маски метаморфа, обдав ту брызгами крови. В когтях виверны застряли случайные волокна гоблинских тел.

Зато его удар был куда более успешен и точен. Он рассек лоб виверны и сорвал здоровенный шмат чешуи с мясом, заливая кровью правый глаз чудовища.

Гневное шипение и стремительный удар хвостом, от которого землянин ускользает, буквально распластываясь на шершавой коре.

Его мышцы, кости и кожа разглаживаются, чтобы как можно плотнее прижаться к поверхности и миновать удар. Даже шипы прижимаются к коже, чтобы их не зацепило.

Но стоило опасности миновать, как каждая часть тела вновь встала на место, вновь бросая метаморфа в бой.

Топор со свистом вонзается в коленную чашечку твари, напрочь в ней застревая, попутно причиняя невыносимую боль.

Зимину пришлось спешно отпустить ручку, чтобы не быть размазанным ударом сверху.

Битва на грани, когда даже самая мельчайшая ошибка может стоить смерти. Жуткий танец, в котором рулят лишь инстинкты, ведь на продумывание тактики просто нет времени.

Метаморфа спасала лишь его скорость. Симбионт буквально раскалил их тело, заставив мышцы выйти на совершенно новый уровень загруженности, а рефлексы реагировать по первому же требованию воспаленного мозга.

Проходи сражение зимой, от мужчины валил бы самый настоящий пар.

Осатаневшая виверна крутилась на месте, била хвостом и лапами, щелкала устрашающими клыками, но лишь ухватывала ускользающую тень.

Кора, мертвые тела и оружие разлетались во все стороны, сметенные яростным напором.

Настоящий же враг тончайшими ударами медленно и методично рвал ее на части. У него не было сил нанести серьезный удар, поэтому он изматывал монстра, заставляя ее тратить силы и столь ценную красную жидкость, текущую по венам.

Красивая зеленая чешуя давным-давно была сорвана. Регенерация виверн оставляла желать лучшего, поэтому она выглядела так, будто с нее живьем сняли шкуру. Хотя если подумать, так оно и было.

После очередного удара чудовище покачнулось, но устояло, мутными глазами следя за кружащейся вокруг столь кусачей мошкой.

Виверна уже поняла, что добыча оказалась ей не по зубам, но стайный инстинкт заставлял ее, несмотря ни на что, сражаться. В подземельях редко получалось спастись бегством, ведь если от кого-то спасаться, можно совершенно спокойно наткнуться на кого-то еще более страшного.

И вновь противники застыли, вот только теперь была совершенно другая расстановка сил. Измученная и обессиленная виверна и полный сил, рвущийся в бой человек. Хотя назвать это существо человеком можно было очень условно.

«Пора с этим кончать». — пришла общая мысль. Зимин сделал шаг вперед, чтобы в следующее мгновение его спина взорвалась ослепительной вспышкой боли.

Эта боль, словно кислота, распространилась вверх и вниз, чтобы переползти на грудь, разом заблокировав любую возможность сделать вдох.

Макс опустил голову вниз, чтобы с отстраненным интересом увидеть у себя в груди стальное острие, вылезшее аж на десяток сантиметров. Надо ли говорить, что брошенное кем-то копье насквозь пробило его спину, заставив повиснуть словно бабочку, насаженную опытным энтомологом.

Землянин уже не видел, как бросившего копье хобгоблина раскраивают на куски топоры Гора. Орк же, отомстив, словно окаменел, смотря на чудовищную рану своего товарища. А возможно и… Друга.

51
{"b":"699081","o":1}