ЛитМир - Электронная Библиотека

Убивая, твари поглощают малую кроху силы своих противников. Чем больше убийств, тем тварь становится сильнее и жаждет еще больше сражений. Да и кушать монстрам тоже что-то надо.

Сражения происходят волнами. Просто в какой-то момент Подземный мир вновь заполняется созданными тварями, появляющихся прямо из воздуха.

Это событие трудно пропустить, так как Подземелье начинает испускать волны света по своим энерголиниям, и чем ближе момент перерождения тварей, тем все чаще будут мерцать вживленные в стены светящиеся дорожки.

Откуда же твари берутся?

Ответ на этот вопрос давно найден одним из первых иномирцев. Подземелье просто копирует или перемещает их со всей мультивселенной. Во всяком случае, некоторых из тварей вполне возможно встретить и за пределами этого мира. Встречаются и совсем невиданные чудовища.

Не стоит забывать и о монстрах, способных стремительно порождать новое потомство. К примеру, перенесенная королева муравьев, поев и пережив первые дни после появления, способна заваливать противников бесчисленным множеством муравьев-солдат.

Если они выживают, то в скором времени начинают пожирать все вокруг, заселяя Подземный мир своим видом. Иногда они умудряются прогрызть себе дорогу даже на поверхность, после чего наверху начинается настоящий ад.

Жизнь в Подземном мире — это вечная война всех со всеми. Появившиеся монстры вынуждены вступать в битвы с такими же, как и они, не на жизнь, а насмерть.

При этом стоит понимать, что Подземелье удивительно толерантно. Так, оно вполне может посчитать за монстров тех же гоблинов, орков или даже людей! После чего скопировать их внутрь себя.

Другое дело, что последние, скорее всего, просто не выживут, да и не любит Подземелье копировать и переносить разумных существ. Более того, некоторых оно еще и меняет, делая смертоноснее.

— Значит, я был… Скопирован? Вот так просто? — сказать, что Макс был в ярости, значит ничего не сказать. Какая-то сеть подземных туннелей сочла его забавным дополнением в своей безумной игре. — Так какого черта я оказался наверху, а не среди тучи монстров?

— Ошибка, сбой и кто его знает, — пожал плечами Матис. — Подземелье иногда совершает ошибки и перемещает самых слабых монстров аж на поверхность. Могу предположить, что так как ты был очень слаб, то тебя выкинуло аж сюда. Все же проход на поверхность из Подземелья тоже имеет некоторый уровень опасности, пускай и минимальный, и может считаться частью Подземелья.

— Что, мать его, за уровни опасности? — совсем запутался Макс. — Слабые монстры живут у поверхности?

— Ой, кажется, про это я и не рассказал, — хмыкнул Клос. — Короче, тебе охрененно повезло, парень, оказаться здесь, а не парой десятков и сотен метров ниже. Уж поверь, тебе бы там не понравилось. Но, продолжу.

Глава 7

Но вот очередная волна миновала. Выжившие твари начинают зализывать раны и расползаться во все стороны, не желая дальнейших сражений.

Подземелья заполняются хрустом разрываемого мяса и чавканья тысяч и тысяч пастей, жвал и щупалец.

Но очевидно, что вскоре наступит новая волна, и выжившим придется вновь и вновь сражаться в этой нескончаемой бойне.

Бойне, в которой нет победителей, но всегда есть проигравшие.

Новые монстры появляются отнюдь не везде. Возникновение тварей напрямую связано с концентрацией энерголиний Подземелья, идущих по стенам, полу и потолку туннелей и залов. Там, где их нет, чудовища не появляются.

Другое дело, что в Подземном мире они есть почти везде, поэтому там почти нигде нельзя чувствовать себя в безопасности.

Но как же связан исход монстров на поверхность и энерголинии? Что мешает тварям покинуть Подземелье и уничтожить наверху всю разумную жизнь?

Это не дает сделать само же Подземелье.

Обитающие в глубине монстры не способны жить без подпитки энергией Подземного мира. И чем тварь сильнее, тем больше этой энергии требуется. Источник же этой силы расположен внизу, и чем выше к поверхности, тем слабее излучение.

Соответственно, чем глубже находится тот или иной уровень Подземного мира, тем сильнее и страшнее твари, там обитающие.

Так, победители многих сражений поглощают столько энергии своих противников, что им волей-неволей приходится спускаться все глубже, сражаясь с новыми врагами. В итоге же они просто физически не способны вновь подняться на верхние уровни.

Проклятая перевернутая пирамида, конца и края которой не видно.

Никто доподлинно не знает, какие монстры скрываются в самых глубинах Подземного мира. Ходят жуткие легенды, что когда наступит Конец Света, самые сильные чудовища начнут подниматься на поверхность.

Рухнут горы, взорвутся и испарятся моря, извергнутся вулканы — это выйдут те, кто были похоронены на тысячи лет. Их вид будет столь ужасен, что те, кто их увидит, выцарапают себе глаза. Те, кто услышат, вырвут барабанные перепонки, а те, кто почувствуют силу, безвозвратно сойдут с ума.

Абсолютный конец, Рагнарек и еще десятки названий.

— Серьезно? Такая дрянь и впрямь возможна? — Макс приподнял бровь. — Не страшно жить-то?

— Не воспринимай это серьезно. Таковы легенды, но они чуть ли не старше самих людей. Правда, есть те, кто верит в эту муть. Некоторые очень опасны, они считают, что следует приблизить это событие. Я не особо много о них знаю. Вроде как они вне закона почти во всем цивилизованном мире.

— Стой, ты говорил, что монстры появляются у энерголиний, а я что-то их не припомню в городе? — задал логичный вопрос Макс. — По твоим словам, я должен был возникнуть возле одной из них.

— Хватит меня перебивать! — выругался Матис. — Дай расскажу, а потом уже задавай свои вопросы. Не знаю я, доволен? Подземелье — это самая большая загадка нашего мира. У него сотни правил и законов. Даже сильнейшие авантюристы, которые почти живут в нем, знают не все. А я вообще всего лишь несколько раз там был. Да и было это, демон знает, когда. Может, какая энерголиния краешком вышла на поверхность.

— А такое вообще возможно?

— Почему нет? Существуют места, в которых энергия подземного мира вырывается постоянно. Там на поверхности творится то же, что происходит и в подземельях. Более того, относительно слабые твари могут жить на поверхности и без энергии Подземелья. Они станут немного слабее, но не умрут. Так, те же гоблины и орки поселились и на поверхности, став головной болью для всех нас. Может, какой-то лучик вылез наверх и призвал тебя. Кто вообще сказал, что ты был один? Может, остальных появившихся тварей просто порубили по-быстрому, вот и все.

— Ладно-ладно, не горячись, — усмехнулся Зимин разухарившемуся мужчине. — Давай рассказывай дальше. Ты толком так и не сказал, что такое эти ваши «исходы».

— Да тут и рассказывать толком не о чем. Время от времени в той или иной части Подземелья прокатывается «прилив». Энерголинии получают избыток энергии, и общий энергетический уровень начинает подниматься вверх. В итоге твари получают возможность подниматься на более высокие уровни. Туда, куда ранее им был закрыт доступ. Десятки тысяч монстров несутся в едином порыве наверх, убивая друг друга и всех, кто попадется им на пути.

— Готов поспорить, жутковатое зрелище.

— Это сродни безумию, ведь они толком не осознают, что происходит. Единственное, что ими движет — желание убивать. Этот избыток энергии столь силен, что его часть вырывается на поверхность, давая монстрам возможность какое-то время жить в надземном мире. Это и есть Волна. Время, когда жителям надземного мира приходится отражать нашествие тварей Подземелья.

— Насколько тяжелы могут быть последствия?

— Целые королевства могут быть опустошены. В особо крупных разрывах сия участь не минует и целые Империи. Через время энергия, конечно, рассеивается, гон отступает, и выжившие твари вынуждены вернуться обратно в Подземный мир, если они не хотят умереть или сильно ослабнуть. Хорошо хоть эти Волны разом захватывают лишь несколько выходов на поверхность. Остальные проходы остаются спокойными.

9
{"b":"699081","o":1}