ЛитМир - Электронная Библиотека

В оформлении обложки использована авторская фотография Даниила Гарбушева.

Глава 1. «Поздняя осень»

Юрий стоял посреди улицы, и просто смотрел вперёд. За его спиной шел первый снег, покрывая всё вокруг мрачной белизной, слегка освещаемой тускло горящими фонарями. Его мысли были мертвы, он просто не мог понять, понять одного: «Как так вышло?».

Вдруг ему вспомнилось, как ровно неделю назад, сидел он в обнимку со своей любимой девушкой Настей, в местном парке. Она сказала тогда ему, крепко прижавшись своей головой к его плечу: «Ты меня любишь?». Интонация её не была похожа на вопрос, если это и был вопрос, то был он не больше как риторический, полностью сводящийся к утверждению. «Обожаю», – сказал тогда Юра в ответ, так нежно и так искренне, что если бы вы услышали его в тот момент, вы бы поклялись всем, что у вас есть, что он говорил правду.

Как они познакомились? Это было не так уж и давно, всего полтора года назад. Юре тогда было двадцать два, он работал там, где работает до сих пор, в местном магазине Бытовой техники и электроники. И зарплата и график вполне устраивали его, что он до сих пор ни разу не подумал о смене работы. Тем более эта работа не была такой примитивной, какой могла показаться на первый взгляд. Довольно не редкие обучения, с различными материалами, выдаваемыми компанией, позволяли сотрудникам той сети, всё больше и больше углубляться в знаниях свей продукции и стандартов обслуживания покупателей, что любой дилетант в вопросах техники, назвал бы таких простых по сути продавцов, самыми настоящими экспертами в интересуемом ими вопросе.

Что касаемо Насти, та работала бухгалтером, в одном из ближайших от того магазина риэлтерском агентстве. Однажды по дороге на работу она зашла к ним в магазин, купить батарейки и встретила Юру. Они познакомились друг с другом, как самые обычные продавец и покупатель, и с этого-то всё и началось. Особо неясно, что привлекло Настю в Юре, ведь тот был самой обычной внешности, при этом довольно таки не плохой, и даже при более внимательном рассмотрении от части милой. А вот Настя, как ни крути, была настоящей редкостной красавицей. Таких красавиц можно встретить практически в любом классе школы, практически в любом коллективе и на любой из центральных улиц города. Просто милая девушка, с аккуратной косой заплетенных пышных волос, тянущихся до самого пояса.

Так вот как они познакомились. Настя стала заходить к ним почаще. Она всё время брала мизинчиковые батарейки. Однажды Юра, наконец решился на дерзость и предложил ей: «Может тебе, то есть вам, взять сразу целую коробку?», на что та кокетливо ответила: «Пожалуй, нет, мой начальник просит, чтобы я покупала ему их, и даёт на них деньги, совсем не зная настоящую цену, поэтому сдачу я всегда могу оставить себе, и в связи с этим мне так удобнее», «Ну что ж, теперь понятно», – с улыбкой ответил Юра.

С того и началось. Начали общаться, потом встречаться и их любовь становилась с каждым разом всё сильнее и сильнее. Юра был поистине рад, что нашел такую милую, умную и при всё при этом по настоящему любящую девушку, и теперь ни за что ни мог подумать, что сможет полюбить кого-то ещё.

И всё вроде бы было в порядке, да только до вчерашнего вечера. У Насти ещё со школы была подруга, что в последнее время вела многочисленные стримы, то есть некие прямые трансляции по интернету, с чего неплохо зарабатывала себе на жизнь. Настя тоже мечтала начать подобную блогерскую карьеру, но всё ни как не решалась. И вот вчера вечером, естественно по предварительно прорекламированному той самой подругой сбору зрителей, она запустила свой стрим. Как ни странно, всего через час у неё было уже около полутора миллионов зрителей. Настя была на седьмом небе от счастья. Чат был полон лайков и весёлых смайликов. И вдруг под самый конец стрима, когда Настя собиралась уже сворачиваться, поступил очередной анонимный донат. На экране высветилась табличка с единичкой и шестью нолями, и значком доллара в конце. Сначала Настя подумала, что это какой-то розыгрыш, но когда внимательно посмотрела на свой конечный счёт, только тогда поняла насколько стала богата. Ей сбросили миллион долларов, чудо, не правда ли. Ту радость, что ощущала она в тот момент, нельзя было передать словами. Она тут же, прямо в эфире взяла телефон и набрав Юру, позвонила ему на громкой связи. Тот тоже очень обрадовался, и немного поговорив с ней, сказал, что любит её, попрощался, пожелав спокойной ночи, и положил трубку.

Сегодня утром Настя написала Юре:

– Надо встретиться, поговорить!

– Хорошо, когда?

– Когда хочешь.

– Ну давай часа в четыре, у нашего КБ.

– Хорошо, – ответила она, и они уже больше ничего не писали друг другу в тот день.

Юра пришёл без опозданий. Настя была уже на месте, она сидела на невысокой металлической оградке, немного понуря голову, и при появлении Юры сразу же встала и как-то неестественно сутулясь, пошла в его сторону. «Привет Насть», – рванул Юра тут же с места, заключив её в своих объятиях, в отличие от её самой, что как-то неестественно и даже как будто принуждённо, приобняла его, слегка погладив по спине.

Недолго думая, наконец, Юра спросил:

– Ну так о чём же ты хотела со мной поговорить? Кстати поздравляю, ты же теперь у нас мисс миллионерша.

– Не об этом, – как-то по чужому, совсем без эмоций, сказала она ему.

– Что-то случилось?

– Случилось, и ты знаешь что.

– Ну да, ты разбогатела.

– И тебе что-нибудь надо, из того, что я теперь имею?

– В смысле, с твоих денег?

– Да, с них.

– А зачем мне это, это же твои деньги, я ни имею к ним никакого отношения, если вдруг, к примеру, тебе взбрёдёт в голову недурная мысль открыть своё дело, я был бы не против того, чтобы работать у тебя. Но что-нибудь покупать на твои деньги, либо просить какую либо долю, всего лишь из-за того что я твой парень, было бы не очень, с моей стороны.

– Всё, хватит, – осадила она его монолог.

– Я слушаю, о чём ты наконец хотела сказать?

– О том, что нам пора расстаться.

– Как расстаться, ты шутишь?

– Я серьёзно.

– Но из-за чего?

– Прости, ты вовсе не плохой, просто ты больше мне не нужен!

– Как? – спросил он, остолбенев, что казалось, глаза его должны были лопнуть.

– Просто я не могу этого объяснить, ты сам понимаешь.

– Как понимаю, то есть ты не любила меня по настоящему, как я любил тебя? То есть ты находила во мне утешение и радость, когда мы были на равных, и теперь ты так просто хочешь всё это уничтожить?

«Прости», – сказал Настя лишь одно слово, причём так бездушно и невообразимо легко, будто вообще не была знакома с Юрой, и развернувшись пошла в противоположную сторону. «Подожди, – сказал Юра, догнав её в два широких шага, и схватил за руку, из-за чего та, конечно же, обернулось, взглянув на него почти без эмоций, – ты можешь уйти, но знай, что я не отпускал тебя, ведь я то, в самом деле, по-настоящему тебя люблю». «Я ушла сама, ты не отпускал меня, и пускай эта правда будет истиной, если для тебя так будет лучше», – сказала она, после чего тихонько вырвала свою руку из его ладони, и спокойно пошла дальше. И чем дальше уходила она вдаль, тем темнее становилось на улице. Загорелись фонари, что всегда светили здесь по ночам, освещая улицу своим тусклым светом, и за спиной Юры пошёл первый снег. Он стоял так ещё где-то полчаса, всё никак не в силах понять, понять одного. Ещё через пару минут его глаза, наконец-то моргнули, одновременно разбудив его крепко заснувший ум. Мимо прошёл какой-то прохожий, удивлённо обернувшийся и мелком взглянувший на него, ведь Юра просто стоял посреди улицы без каких-либо движений.

Где-то ещё минут через пять подул сильный ветер, ударив в лицо Юры небольшой жменькой острого снега, благодаря чему тот окончательно опомнился и пошёл домой. Когда он, наконец, оказался во дворе своего частного дома, ноги его подкосились, из-за чего Юра вот-вот бы упал, но всё-таки успел ухватиться за обшитую сайдингом стену. «Что происходит, почему, – подумал он, – силы, мысли, жизнь оставляет меня, хотя я ни в чём ни виноват». Силы и в правду оставляли его, но Юра всё же смог добраться до ближайшей завалинки, и сев на неё, облокотился спиной об стену дома. Запрокинув голову, он взглянул на звезды. Они горели как никогда ярко, улыбаясь, а может где и приветствуя, созерцающих их людей. Юра молчал, ни издавая никаких других звуков, кроме лёгкого ровного дыхания, отражающегося в паре выходившего из его рта. Ничего ни выдавало в нем каких либо переживаний, кроме глаз, горящих ещё присутствующей жизнью, отражающих, казалось бы, весь мир.

1
{"b":"699531","o":1}