ЛитМир - Электронная Библиотека

В оформлении обложки использованы фотографии с depositphotos.com по стандартной лицензии.

1.

– Вызывай старшего оперуполномоченного, – рявкнул майор. – Если сами не можете распутать чертово дело, пусть займется тяжелая артиллерия.

– Кем займется? – язвительно хмыкнул старший следователь. – Сопливыми студентками? Если бы не Академия, мы бы всех прижали. Но тут… Соплюшки. Пусть все совершеннолетние, но чуть что, слёзы, истерики.

– Ты мне еще подерзи! – снова не сдержался майор. – Жду Дегана к обеду. Буду вводить в курс. Материалы мне на стол.

– Вместе с отчетами из лаборатории?

– Обязательно!

Команда следователей выглядела размазанной неудачей. Майор чувствовал себя не лучше. Могли бы закрыть дело в легкую, но вылезшие отягчающие обстоятельства в конец все испортили. А теперь Деган из особого отдела в очередной раз показательно раскроет дело и получит премию.

Чертов выскочка! Как ему удается колоть свидетелей как орешки? Даже самые тупиковые дела распутывает за ночь.

Шерлок Холмс долбанный!

В обед, ровно минута в минуту, сержант постучал в дверь и по уставу доложил:

– Капитан Дан Деган прибыл!

Раздался короткий шлепок, сдавленное «ой» и низкий проникновенный голос капитана:

– Еще раз вспомнишь мое имя – останешься без башки. Пшёл вон.

Деган наклонил голову и боком протиснулся в дверь, стандартного между прочим размера. Просто капитан был нестандартным, как ростом, так и комплекцией. Поговаривали, что свидетели и даже преступники исповедовались только от одного его вида. Майор запросто мог в это поверить.

– У вас нарисовались проблемы, майор?

Тот кивнул, показывая Дегану на стул.

– Не выдержит, – капитан огляделся, поморщился, сочтя всю казенную мебель хлипкой, и сел на стол.

Точнее присел, продолжая стоять одной ногой на полу, но и от этого стол всхлипнул и прогнулся.

– Слушаю.

Что ж. Время капитана дорого, вызывали его в крайних случаях и задираться, когда нужна помощь, крайне глупо. Майор остался стоять, чтобы не чувствовать себя еще менее значимым по сравнению с капитаном.

Он взял со своего стола папку с делом погибшей девчонки из Академии и положил перед Деганом.

– Буду рассказывать по порядку и показывать, что удалось установить по этому факту.

Деган кивнул, одобряя и не мешая майору сосредоточиться на деле.

– Два дня назад в закрытой Академии для элитной молодежи из окна выбросилась девушка, – майор достал фото передавая Дегану. – Двадцать лет, Эмма Патрик…

– Дочь того самого? – коротко уточнил капитан.

– Да, – с прискорбием ответил майор.

Собственно, проблемы как раз и начались, потому что погибшая оказалась дочерью того самого.

– Тело отдали на экспертизу, но вот результаты осмотра и первые анализы. Не пьяна, не под воздействием психотропных. Гибель наступила от падения с высоты. Множественные ушибы, переломы, внутренние кровотечения, несовместимые с жизнью, но смерть наступила от черепно-мозговой травмы.

– Ясно. Дальше.

– Первое и самое очевидно – самоубийство.

Деган молчал. Понятно, его бы не позвали, если бы всё так и осталось очевидным!

– По горячим следам нашли первого свидетеля. Карла Ворон.

Капитан дернулся, и майор поспешно подтвердил:

– Да, и это дочь того самого Ворона. В закрытой Академии нет простых детей на стипендии, потому не удивляйтесь фамилиям, которые услышите. Так вот… С места девушка убежала, но именно она вызвала медицинскую помощь.

– Что с ней не так?

– В ходе допроса, выявлены странные нестыковки, – майор передал протокол показаний. – Карла ушла с места происшествия, сначала набрала учителю и только после позвонила медицинской бригаде.

– Что в этом странного? Она испугалась, растерялась, была потрясена!

– А еще это случилось накануне предложения господина Патрика о поглощении компании господина Ворона. Как мы понимаем, сделка сорвалась.

Деган никак не прокомментировал.

– И по опросу свидетелей, Ворон и Патрик враждовали в Академии. Женское соперничество. Зависть иногда может стать серьезным мотивом.

Капитан кивнул:

– Что по учителю?

– Положительные рекомендации. Преподает давно. Женат. Тридцать пять лет.

– Куратор?

– Нет, предметник.

– Почему позвонила ему, а не куратору?

Майор поднял палец вверх, словно призывая внимание Дегана.

– У студентки был его номер, вот она и позвонила. Разговор длился всего пару минут. Учитель уверяет, что пытался успокоить девушку и заставил вызвать помощь.

– Но вы сомневаетесь?

– А вам не кажется странным, что после трех лет обучения в Академии у студентки есть только номер этого учителя, а не куратора? Он молод, красив.

Капитан фыркнул:

– Для девчонки двадцати лет он как старая разношенная калоша.

Майор промолчал. Деган был чуть моложе того учителя, многого еще не понимал в отношении женщин и что им может нравится, кроме молодости и груды мышц. А майор пережил развод и женился второй раз, и теперь слушал истерики двух жен, бывшей и нынешней, и двух дочерей, своей и приемной. Он о женщинах знал больше Дегана.

– Это всё? – спросил капитан.

– Почти. У погибшей был парень, с ним поговорили. Нервный он какой-то, дерганный. Алиби на время смерти у него нет. Проверили комнату погибшей. Она ее делила с подругой-сокурсницей. Та из семьи попроще и явно на побегушках у Патрик была. Никаких предсмертных записок та не оставляла, не прощалась и не вела себя подозрительно. Все, как всегда.

– Зачем я понадобился?

Вот и перешел Деган к делу. Оно понятно, дело то простое, чего капитана и оперуполномоченного дергать?

– Господин Патрик требует закрыть дело и найти виновного. С самоубийством он не согласен. Господин Ворон требует того же самого, так как его дочь попала под подозрение. Ректор Академии… Ну вы понимаете. Срок нам дали до похорон. А это значит, тридцать первого октября мы должны найти убийцу.

– Кхм, так прижмите подозреваемых. Их у вас всего трое.

– Не можем. У нас три дня и нежные трепетные студенты, которых трясти можно только в присутствии адвоката и комитета по защите несовершеннолетних и учащихся. Новые стандарты.

– Ого.

Деган забрал папку из рук майора, вложил туда фотографии и протоколы, полистал то, что осталось неосвещенным и посмотрел на майора.

– Девочка скорее всего выпала сама. Намеренно или случайно, не знаю, но судя по фотографиям, по расстоянию от внешней стены здания, по положению тела – ее не толкали.

Майор молчал.

– Но я беру дело. Оно неожиданно совпадает с моими интересами в закрытой Академии, в которую пробраться не так просто. К тому же, скоро хэллоуин, я должен поскорее завершить свое дело. Заодно разберусь с вашим.

– Мы окажем вам любую посильную помощь, капитан Деган. И результаты вскрытия направим сразу же, как получим от криминалистов.

Деган встал, забрал с собой дело и вышел, оставив майора в легком ошеломлении. Хотя с Деганом всегда так. Он моложе, но уже занимает высокий ранг при управлении, в отличие от майора. А зависть может стать серьезным препятствием, чтобы с благодарностью принять помощь от щенка.

2.

Ворота Академии отъехали в сторону, пропуская капитана на территорию учебного заведения. Ректора заранее предупредили, он ждал Дегана у входа в административный корпус.

– Я хотел бы начать с осмотра места происшествия, – безэмоционально проговорил капитан.

– Конечно, господин Деган. Я лично провожу вас и покажу.

Территория закрытой Академии оказалась большой, но компактной. Вся площадь была оптимально задействована под функциональные зоны. Общежития располагались слева от учебных корпусов. Ректор вел Дегана к крайнему.

– Ваш пропуск в Академию. Мне сказали, выписать его на три дня. Срок действия истечет тридцать первого октября.

Капитан коротко подтвердил. У него три ночи и три свидетеля. Этого хватит, чтобы покопаться в каждом из них. Дегану нравилось работать со свидетельницами и преступницами, его либидо лучше раскрывалось при контакте с женской сущностью. Но преступников и свидетелей, увы, не выбирают. На мужчин у капитана тоже был выработан метод допроса.

1
{"b":"699837","o":1}