ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что у тебя с рукой? – поинтересовался он. Я пожал плечами:

– Поранился о проволоку, еще позавчера.

– И до сих пор болит? Покажи, – велел он.

Я показал.

– К врачу ходил?

Я помотал головой:

– Это же ерунда!

– Пороть тебя надо, каждый день, два раза! Шагом марш к врачу! Немедленно, – рассердился Дронеро.

– Послезавтра же соревнования! – воззвал я к его спортивному духу.

– Ты еще здесь? Еще одно слово – и я тебя к ним не допущу.

Я сначала удрал с татами и, только направляясь в медпункт, понял, что он не может меня не допустить. Сзади кто-то шел. Я обернулся: Лео и Роберто.

– Я знаю дорогу! – вспылил я.

– Скандиано тоже, – невозмутимо возразил Лео.

Черт, этот хитрый придурок действительно превратился в проблему.

Мой эскорт оставил меня уже перед дверью врачебного кабинета.

Я вошел и продемонстрировал синьору Адидже свою руку.

Врач поднял брови:

– Давно?

– Третий день.

– Я думал, ты умный. Будем вскрывать. И четыре дня интенсивной регенерации.

Я сжал руку в кулак:

– Послезавтра кемпо!

– Позавчера надо было думать!

– Что, медицина бессильна? – поинтересовался я ехидно.

– Медицина бессильна вложить в твою голову немного ума, а в остальном…

– До послезавтра заживет? – спросил я с надеждой.

Синьор Адидже задумался:

– А тебе это так важно? Вроде бы не все должны принимать участие?

– Я надеюсь занять первое место, – признался я неохотно.

– Ммм, ну кое-что сделать можно. Сейчас я вскрою, а завтра утром и вечером явишься на регенерацию. Безболезненных соревнований я тебе не обещаю, но рука будет работать.

– Спасибо! – улыбнулся я.

– Это ты поранился, когда своего друга от колючей проволоки отцеплял, да? – спросил он меня, делая обезболивающий укол.

– Умгу.

– Вы здорово придумали, я даже пожалел, что не за вас начал болеть.

– А за кого вы болели?

– За Скандиано. Ко мне накануне прихромал мальчик из их команды, очень был огорчен. Вроде тебя, хотел поскорее выздороветь, радовался, что больная нога стрелять не помешает, а к кемпо он поправится. Не знаешь его?

– Не-е.

– Ну так вы завтра у меня здесь и познакомитесь.

Врач замолчал: ему надо было сосредоточиться.

Они еще и лицемеры! Фу! Зачем вид-то делать?

Встать мне разрешили только через час. Тоска зеленая лежать на операционном столе. Хорошо хоть наркоз был местный, а не общий.

Я прислушался к своим ощущениям. Рука продолжала болеть, даже сильнее, чем раньше, но за нервы не дергала.

– И не вздумай отжиматься, подтягиваться, и чем вы еще развлекаетесь… – предостерег меня врач.

– Ясно, спасибо вам.

– И завтра после завтрака придешь сюда.

– Да, синьор Адидже!

Очень довольный, что он не снимет меня с соревнований, я испарился в коридор. Там меня терпеливо ждали Лео и Роберто.

– Ну как?

– Все нормально! – весело отозвался я. – Еще пара процедур завтра, и буду как новенький. А вы все кемпо тут профилонили.

– Не ослабеем! – огрызнулся Роберто.

После отбоя Алекс решил узнать, что я придумал.

– Во-первых, я ничего не сочинил, весь день думал только о чертовски болящей руке, – ответил я сердито. – А во-вторых, если ты не хочешь спать, выйди наружу и отожмись пятьдесят раз. Сам.

– Энрик! – удивился Алекс. – Что с тобой?

– Мне врач запретил отжиматься. И вообще всё запретил, так что нарываться…

– Ясно. Спокойной ночи, – проворчал Алекс.

Чего я на него набросился? Он же не знал!

– Извини, – пробормотал я. – Я не совсем в форме, вот и бросаюсь.

– Угу.

Черт! Я действительно об этом просто забыл. Во-первых, я обещал, а во-вторых, с тех пор они попытались напасть на меня втроем. Я бы с ними справился, хотя и это еще не факт – с такой-то рукой. А для остальных это гораздо опаснее. Лео или Роберто могли бы доказать этим типам всю неправильность их поведения, а вот Алекс или Гвидо в такой ситуации могут пострадать очень сильно, если никто не заметит эту кошмарную картину «втроем на одного». И все-таки воспитательное воздействие (а никаких других средств у меня нет) не по моей части. «Тебе бы только стрелять и кулаками размахивать!» – заявил сердитый внутренний голос. «А как же, это по моей части», – ответил я.

* * *

После завтрака я, как и обещал, пошел к врачу, опять с эскортом.

– Вам, что, делать нечего? – ехидно поинтересовался я.

– Конечно, – невозмутимо согласился Роберто.

Скоро они с Лео будут просто как близнецы: говорят уже одинаково.

– Энрик! – укоризненно добавил Лео. – Ты бы никого одного не отпустил…

– Почему ты всегда прав?! – взвыл я.

– Умный очень, – парировал Лео.

На этот раз ребята устроились на крылечке медпункта. Хм, завтра отпустят меня метров на сто, послезавтра еще подальше. Я помотал головой: какие мысли в голову лезут! И вспомнил, как Стромболи грозился посадить меня на короткий поводок: вот так он и выглядит. Ужасно.

Синьор Адидже полюбовался моей рукой и повел в соседнюю комнату, там на кушетке уже лежал какой-то парень, опустив ногу в резервуар с регенерантом.

– Ты тоже можешь полежать, – заметил врач.

– Не-е, зачем?

– Не надо? Ладно, дай сюда свою лапу. Немного пощиплет, – предупредил он, – зато быстро.

– Да, спасибо, – ответил я.

– Ну, не скучайте, – добавил он, опустив мою левую ладонь в теплую маслянистую жидкость (мне сразу захотелось вымыть руки) и застегнув манжет на моем запястье.

Врач ушел. Так я у него и не спросил, сколько мне здесь сидеть в таком дурацком положении.

Над подоконником появились голова и плечи Лео:

– Энрик! Ты как?

– Сижу! – огрызнулся я. – Жду.

– Понятно. Долго?

– Не знаю, не спросил. Сходи выясни, тебе ответят.

– Это почему? – весело осведомился Лео.

– Вид у тебя такой, серьезный.

– Ладно, сейчас узнаю. Подожди немного.

Голова Лео исчезла.

– Ты Энрик Галларате? – нарушил молчание мой сосед.

– Угу, – кивнул я, знакомиться с этим типом не хотелось. Но придется, я кое-что обещал ребятам.

– Ты чего такой злой? – удивленно поинтересовался парень.

– Ты из команды Скандиано?

– Ну.

– Он похвастался своей лисьей хитростью. Не противно?

– О черт! – Он покраснел и отвернулся.

Пара минут молчания.

– И зачем он тебе сказал?

– Ну, я не обещал хранить его грязные тайны, но лучше спроси у него сам. Это ваши разборки.

– Думаешь, я сам себе ногу порезал?! – Он повернулся ко мне лицом.

Сейчас мне откроют еще и подробности! Кошмар.

– Теперь нет. Храбрый ты, не боишься ночевать с ним в одной палатке. Я бы не рискнул.

Парень испытующе посмотрел на меня, прищурив глаза:

– А что бы ты делал?

Хм, кажется, он не просто огрызнулся, ему это в самом деле интересно. Ммм, и что я ему отвечу? Внесу раскол в ряды противника? Да какой этот Валентино, к черту, противник. Просто мелкий пакостник, которому вовремя не дали за это по морде. Зато объяснили, что надо побеждать, побеждать и побеждать. Любой ценой. И других правил не существует.

– Молчишь?! – спросил мой сосед. – Вот то-то.

– Я думаю! – рявкнул я. – И тебе бы тоже не помешало этим заняться. Что делать? Что делать? – передразнил я его. – Сидеть и плакать, как девчонки!

Он опять отвернулся к стенке. Мою руку стало чувствительно припекать: так мне и надо. Положение у этого парня… хуже не придумаешь. Они же еще зимой, наверное, о чем-то договорились. И теперь ему надо держать слово.

– Ладно, – сказал я примирительно. – Как тебя зовут?

– Джакомо, – ответил он, оборачиваясь.

В этот момент в окне появились голова и плечи Роберто.

– Вы по очереди друг друга подсаживаете? – спросил я.

– Ага. Тебе еще три часа тут париться, и без нас никуда не уходи. Мы за тобой придем.

– Вот развелось начальства на мою голову! – взвыл я.

23
{"b":"70","o":1}