ЛитМир - Электронная Библиотека

Алекс прокладывал маршрут не по комму, а по напечатанной на пластике карте, чтобы видеть его весь целиком.

– А комм тебе чем не угодил? – поинтересовался я.

– Он предлагает топать все время вдоль кромки леса, этак мы к утру не дойдем. Сам знаешь, какой он умный. Я даже в четыре часа уложиться не могу, – пожаловался он, – разве что забраться на вот эту скалу, – он показал на карте.

– Ну а что нам мешает? Она простая и невысокая. Несколько крючьев, веревки, это даже не смешно.

– Это запрещено. Забыл? Своей командой можно был бы рискнуть, а так… – Он махнул рукой.

– Ммм, ясно, пойду спрашивать разрешение у Ловере.

– Давай, – безнадежным тоном согласился Алекс.

– Угу, ты пока соберись. Я ничего в списке не забыл?

– Забыл. Фонарики. Но я туда галочку уже поставил.

И тут меня осенило. Я связался с Лео:

– Лео! Возьми еще по альпстраховке на каждого и карабины…

– Зачем? – удивился Алекс. – Да на эту скалу мы и так заберемся!

– Хорошо, – отреагировал Лео, но он тоже был удивлен.

– Вот такой я паникёр и перестраховщик, – заявил я протяжно.

– Понял! – воскликнул Лео и прервал связь.

Алекс все еще смотрел недоумевающе.

– Кто сказал, что наземный бой – это обязательно в двух измерениях?

Алекс тут же всё понял:

– Ну точно – как тогда в парке, с тарзанками!

Я забрал у него карту и отправился просить разрешения. И легко его получил:

– Умные в тот сектор так и ходят, – немного удивившись, что я этого не знаю, заметил капитан. – До скалы вас сопроводит сержант Бовес.

– У меня еще вопрос, – неуверенно проговорил я.

Он покачал головой:

– Я не могу опять собрать всех командующих, чтобы все имели одинаковую информацию.

– Это касается только нас, – пояснил я.

– Тогда ладно, – кивнул Ловере.

– Ребята из последних шести команд… Кто-нибудь из них хотел попасть в другую армию?

– Уже проблемы? Нет, ты очень популярен. Пришлось даже тянуть жребий. Так что у тебя все добровольцы.

– Ясно. Спасибо, синьор капитан.

Проблемы начали разгребаться. В половине первого Роберто и еще трое ребят притащили кучу плащ-тентов. Я оставил их собираться. В час дня Крис и Берн доложили, что их роты готовы выйти хоть сейчас. Я велел Алексу взять их с собой и идти сменить всех тех, кто торчит у склада. Похоже, что к обеду мы все-таки соберемся. Спокойно пообедаем, спокойно искупаемся перед походом и спокойно выйдем из лагеря в назначенный срок. Я тоже могу выдохнуть. Но мне не нравится заниматься всем этим. Надо будет вырастить из Гвидо настоящего начальника штаба.

В два часа дня всё снаряжение было получено, все рюкзаки сложены, а шесть саперных лопаток, наличие которых невозможно скрыть, проходя мимо вражеских глаз, тайком переброшены через забор лагеря недалеко от ворот, через которые мы собирались выйти. Ради этого Лео прогулялся по зверь-траве.

Так, теперь надо всех построить, сообщить правила (мне только не хватало технического поражения), проверить, чтобы ни у кого не завалялся запрещенный комм или считыватель, ммм, это перед самым выходом: просканирую всех, а потом отдам свой наладонник Бовесу, благо, это он нас сопровождает до скалы.

– Гвидо, – произнес я проникновенно, – построй всех. Я хочу кое-что сказать.

Гвидо слегка побледнел, но кивнул и отправился выполнять приказ.

– Жаль, что ты не един в двух лицах, – со вздохом заметил я Лео.

Его снайперы вскочили и построились мгновенно.

– А зачем?

– Ну, если бы ты мог одновременно командовать своей ротой и быть начальником штаба, а Гвидо в двух лицах быть твоим заместителем и там и там. А то я навалил на ребенка…

– Быстрее повзрослеет, – невозмутимо возразил Лео.

Худо-бедно, минут за пять Гвидо справился с возложенной на него задачей. Долго.

Свою первую командирскую речь я начал с ехидного комментария на эту тему: медленно соображаете, синьоры. Кто намерен поступать так и дальше, лучше пусть остается в лагере, позагорает на полупустом пляже, накупается до посинения, доваляет дурака до желательной каждому кондиции. Армия прониклась. Кажется.

Я как можно точнее передал всем дух и букву правил игры, напомнил, что у нас появились тайны, о которых не следует болтать, и распустил армию до 16:30, выставив в качестве часового у собранных рюкзаков того самого упрямого парня. Он был ужасно недоволен, но спорить не стал, и то благо.

А сам я пошел поплавать. Буйки качаются на волнах слишком уж близко к берегу, далеко не заплывешь, пришлось плыть вдоль. Пляж был почти пуст: малышня тренируется на стрельбище. В середине пляжа, метрах в трехстах от нашей палатки, Валентино громко кричал на своих ребят: тоже хочет походить на сержанта из адриатического боевика. Какая там на Адриатике армия? Не знаю, но даже если хорошая… Кто сказал, что тамошние изготовители боевиков что-то о ней знают? Правда, пока Скандиано утверждает свой авторитет, он не может строить мне козни, так что пусть себе орет. Еще дальше собирал свою армию Джорджо. Эрнесто нигде не было видно, наверное, он предпочитает организовываться на травке и подальше от любопытных глаз. Когда я плыл назад, Скандиано все еще что-то вопил. Когда же он догадается, что это бесполезно? Приплыв обратно, я понял, что рано успокоился: Валентино же не один, у него есть двое приятелей ему под стать. И мой «упрямый парень» сейчас дрался с обоими. Фу! Уж на такого несерьезного бойца могли бы нападать по одному. Я ракетой вылетел на берег и сшиб не то Альфредо, не то Франческо на песок, второй отскочил сам.

– И в чем дело? – вежливо поинтересовался я.

Парочка ретировалась.

– Ты цел? – обратился я к парню.

– Угу.

Под глазом у него наливался хороший фингал.

– Как тебя зовут? – спросил я.

– Стефан.

Я пожал ему руку:

– Молодец! Они могли бы серьезно напакостить, если бы не ты.

– А я думал, ты меня здесь в наказание оставил, чтобы не выпендривался, – простодушно признался он.

Я помотал головой:

– Я никогда не стал бы выставлять пост просто так. А именно тебя – действительно, чтобы не выпендривался. Правда, я думал, что их отпугнет сам факт твоего существования. Видимо, Скандиано решил, что я не буду на него жаловаться ни в коем случае.

– А-а-а, ну, я слышал про вчерашний цирк. Что вы с ним не поделили?

– Победу.

– Тут что-то другое. Ты ему руки не подаешь, это весь лагерь знает!

– Ммм, это грязная история, и мне про нее рассказывали два непосредственных участника. Но если я расскажу тебе, это будут уже сплетни. Короче, совет: не подавай ему руки, он того не стоит.

Стефан кивнул. Я встал над грудой рюкзаков: теперь я их поохраняю сам.

– У нас в палатке аптечка, – сказал я Стефану. – И наладонник, принеси его, пожалуйста, а потом топай обедать и передай там Лео или Роберто, чтобы быстренько лопали и пришли меня сменить. Я тоже есть хочу.

Он сделал, что ему было велено, и убежал. Я просканировал кучу рюкзаков: кто-то, случайно или нарочно, оставил там парочку электронных вещичек. Придется действительно сканировать всех перед выходом и разоружать.

Глава 16

В 16:30 моя армия, щеголяя новенькими эмблемами на рукавах и учебными бластерами, залихватски висящими на плечах, стояла в довольно ровном строю: и впрямь прониклись.

– Всем надеть рюкзаки, – велел я, – и встать в одну шеренгу.

Шеренга получилась кривоватая, но то, что мне было надо, я высмотрел: троих сильно клонящихся вперед под тяжестью рюкзаков мальчишек. Я велел этим троим выйти из строя, они повиновались с испуганным видом: что мы такого сделали? Гвидо вперед не клонился, но смотрел на меня с честным-пречестным видом отчаянно врущего человека. Ох, и на Роберто еще ничего лишнего не взвалишь.

– Лео, разгрузи Гвидо, – я внимательно оглядел строй, – Крис, и…

– Я, – догадался один из ребят.

– Хорошо, спасибо, – согласился я, оглядев внимательно (крепкий), – забираем у них по рациону. И веревки тоже. Кто-то забыл вынуть считыватель или наладонник, сделайте это сейчас, – добавил я мягко.

29
{"b":"70","o":1}