ЛитМир - Электронная Библиотека

– Девять.

– Восемь. Как у тебя?

– Они зашевелились. Я предупредил Роберто, но, похоже, они пройдут восточнее.

– К центру?

– Ага. Лео тоже предупрежу.

– Молодец, всё.

Мы прошли еще метров пятьсот, до пересечения границы зон с единственным в этих местах ручьем, развернулись в редкую цепь и начали искать лагерь «Дракона»: у меня на подозрении было несколько полян по берегам двух ручьев, сливающихся в километре от северной границы «драконовской» зоны.

– Энрик! Это Бенни.

– Один.

– Шестнадцать. Наш арьергард ведет бой с «дельфинами».

– Идем вперед.

– Энрик! Это Крис.

– Три.

– Четырнадцать. Лагерь прямо предо мной. Вижу восьмерых.

– Ясно. Занимай позиции. Подожди команды.

Скандиано выбрал самую очевидную поляну для лагеря: почти в центре своей зоны, как будто это может уберечь его от обнаружения и атаки. Я думал, он будет менее банален, все-таки идея с коммами очень красивая, жаль, что сам я не додумался.

Мы стянулись к лагерю Скандиано и окружили его, чтобы никто не мог выбраться. Похоже, они не ожидают нападения. Сидят себе спокойно… Черт! Скандиано кто угодно, только не дурак, неужели он никак не защитил свои невеликие запасы? И зачем эти тут болтаются? Если ему плевать, что они будут есть завтра, напал бы всеми силами… Я внимательно оглядел деревья: вдруг они тоже сверху. Двадцать плюс восемь – двадцать восемь, а не тридцать семь! Нет, никого не вижу. Может, Родриго видел не всех, кто пошел поразбойничать в наш лагерь-приманку? Похоже на то.

– Давай! – скомандовал я.

Залп из одиннадцати учебных бластеров уложил сразу шестерых врагов, как вдруг парень слева от меня охнул и картинно упал на землю, прижав руки к груди. Я откатился за дерево: у них снайпер наверху. Но где? Прежде чем ребята успели попрятаться, он подстрелил еще одного моего бойца. А доселе беспечные «драконы» залегли. Теперь их не выковырять! Правила запрещают стрелять в лицо. А сверху нас можно постепенно перестрелять, как куропаток. Ммм, он подстрелил двоих моих парней, не меняя позиции. Я понял, на каком дереве он устроился, и заметил веревку, по которой он мог бы соскользнуть вниз. Воздушных дорожек я не заметил: похоже, что их нет. Хорошо. Приказав ребятам не высовываться, я метнулся вперед, прокатился по земле (он дважды попадал в то место, где я был мгновение назад) и подстрелил его, наконец. Я лежал на спине, а он сидел на дереве, на груди у него расплывалось красное пятно, и мы смотрели друг на друга. Я не смог его узнать: защитные очки скрывают большую часть лица. Потом он вздохнул и съехал вниз по веревке.

– Крис, – связался я со своим лейтенантом, – снайпера я снял, попробуй взять пленного. Их еще двое… Только не подставляйся.

– Есть.

– Бенни? Как твои парни, что прикрывают наш тыл?

– Их уже «убили», – мрачно ответил он.

– Ясно. А скольких «убили» они?

– Троих. То, что успели сообщить. Откровенно говоря, маловато. В бою потери должны быть один к трем в пользу обороняющейся стороны.

– Энрик! Это Марко. «Драконы» отступают на свою территорию, вижу семерых.

– Понял. Родриго, как у тебя?

– Чисто.

– Крис, Бенни, мы уходим вдоль южного края леса. Черт с ним, с пленным.

Я хлопнул по плечам обоих наших «убитых», а что я мог им сказать в утешение? Одного, по большому счету, следовало поругать, но он и так огорчен. Они медленно и печально побрели из леса. Ползком мы убрались с наковальни, на которую сейчас опустится молот: разозленные своими потерями ребята Джорджо. И в ту же точку вернутся поредевшие «драконы», наверняка мои снайперы их хорошо потрепали.

Мы рискованно прижались к краю леса и побежали на свою территорию. На бегу я связался с Лео:

– Лео! Как твои дела?

– Ты оказался прав, здесь был бой «Орла» с «Драконом», а «Тигр» сидел на дереве и любовался. Они потеряли по три человека. Но, Энрик, они договорились не стрелять больше друг в друга, пока мы целы. Мы подождали, пока Эрнесто уберется, и постреляли по скандиановским ребятам, Валентино мы отпустили, как ты просил, зато я подстрелил Джакомо, – похвастался Лео. – Общие потери «драконов» десять человек. У меня потерь нет.

– Здорово. Похвали там ребят от моего имени. А Валентино не подарил Эрнесто комм?

– Подарил.

– Ясно. Конец связи. Роберто?

– Ау! У меня бой. Позже.

– Алекс?

– Пара «дельфинов» в нашу сторону, разведчики. Сейчас подстрелю. Вот черт!

– Что?!

– Одного подстрелил, другой ушел обратно.

Я снова связался с Лео:

– У Роберто в лагере бой. Оставь пару ребят на месте и мигом – помогать ему.

– Есть.

Меньше чем через сорок минут мы были в нашем лагере-приманке. Обе палатки были повалены, измятая трава и многочисленные пятна краски показывали перипетии прошедшего боя, но разбираться было некогда.

Мы собрались на поляне, переводя дух. Двое оставленных Лео снайперов помахали нам с деревьев:

– Как дела, ребята?

– Потом, – отмахнулся я и обратился к своим лейтенантам: – Бенни, Крис. Джорджо, очень может быть, попытается напасть на нас сейчас, здесь. А Лео отсюда ушел. Полезайте наверх и ждите. Крис, ты старший.

Ребята кивнули. Лицо Криса посерело. Кажется, он в ужасе от свалившейся на него ответственности. Летучие коты, надо будет срочно вернуть сюда Лео. Я оглядел своих бойцов: кто из них меньше устал?

– Ренато, давай за мной, – махнул я рукой одному из двоих оставшихся здесь снайперов Лео. Мы вдвоем побежали к настоящему лагерю. До заката еще почти час, а потом на лес падет такая тьма…

– Командир, это Марко.

– Десять.

– Двадцать.

Вот, черт! Я постарался не выдать себя голосом:

– Что у тебя?

– «Драконы» идут мимо меня, нацелились на «Дельфина».

– Понял. Я все понял.

Я срочно связался с Алексом:

– Алекс, Марко попался.

– Кому?

– Скандиано!

– Гром разрази этого…

– Сиди на месте, я его сам вытащу. Конец связи. Роберто?

– Три.

– Четырнадцать. Что у тебя?

– Тут Лео пришел, и мы задали им жару. Они отступают.

Я остановился и выдохнул: не мельтеши, не делай глупости. Ренато смотрел на меня в недоумении.

– Мы туда не побежим, – пояснил я. – Там без нас уже почти справились. Я должен подумать. Так что смотри в оба за нас обоих, – улыбнулся я собственному каламбуру.

Он согласно кивнул. Я сел на траву прямо там, где стоял, и поднял глаза к небу: между прочим, по нему пошли какие-то тучки. Ай-ай-ай! Первый раз вижу на Пальмароле не чистое небо, и именно сегодня. Ммм, все равно новолуние. Только похолодает, и, может быть, будет небольшой дождь, а так… Я закрыл глаза.

Чего добивается Скандиано, понятно. Думает, я приду ужинать туда, где уже пообедал. Значит, в его лагере засада. Дальше, вытащить Марко очень хочется. И пойду я сам с… э-э-э, Роберто. Он еще выиграет когда-нибудь чемпионат Палермо по кемпо, всё к тому идет, и он меньше других бегал сегодня. Лео останется в центре. Покомандует за меня, повоюет с Джорджо. Алекс сидит просто великолепно… Ох, черт, у него «дельфинчик» ушел. Я спешно с ним связался:

– Алекс!

– Восемь.

– Девять. Срочно смени позицию!

– Ты думаешь, я – дурак? Уже.

– Ты очень умный.

– Ага.

– Конец связи.

Планируем дальше. Гвидо строит лагерь на ночь. Ограждает его колокольчиками, выставляет часовых – и народ стекается туда: поесть и поспать. Через сорок минут уже будет почти темно, а через час – хоть глаз выколи. И воевать можно будет только с фонарем: дурацкое занятие. Да, все правильно: мой и Робертов гоку-и[9] поможет нам найти лагерь «драконов» в полной тьме и не попасться. Наблюдение наблюдением, но оставлять своего парня в руках этого ублюдка… Я просто боюсь. Не по игре боюсь, а реально. «Всё, делай!» – скомандовал я себе.

– Роберто! Вы отбились?

– Да.

– Потери?

– Четверо. И один ранен. У них не меньше одиннадцати. Может, кто-то ушел за границу раньше, чем я его сосчитал.

вернуться

9

Гоку-и – экстремальный разум. Вырабатывается у мастеров кемпо после долгих лет занятий.

33
{"b":"70","o":1}