1
2
3
...
38
39
40
...
90

– И так пройдет, – заныл он.

– Ша, солдат. Тебе нельзя со мной спорить.

Марко преувеличенно изобразил испуг, но затих.

– Куда ты девал Роберто? – спросил я у начальника штаба.

– Никуда! – удивился Гвидо.

– О черт! – Я связался с Роберто по комму. – Роберто, это Энрик! Ответь.

– Два.

– Пятнадцать. Ты где?

– Да здесь, сижу у Лео в палатке и завтракаю, – удивился Роберто.

– Ф-фух! Как ты меня напугал. Приятного аппетита.

– Спасибо.

– Ну! – не выдержал напряжения Гвидо.

– Он сидит у Лео и завтракает.

Гвидо облегченно вздохнул.

– Вот кому надо отжаться сто раз, чтобы нервы не трепал! – сердито бросил он.

– Скажи ему сам, потому что я считаю, что это неправильно! – с иронией откликнулся я.

Мы посмеялись.

Я доел завтрак и пошел к ручью умываться. Что полагается делать наоборот, я вспомню в мирное время.

В 8:40 ко мне в палатку явились Крис с красным пятном на рукаве камуфляжки и Бенни с огромным синяком на лице, повторяющим по форме оправу защитных очков. Неслабо ему досталось.

Я недовольно покачал головой:

– В порядке?

– Так точно! – гаркнул Бенни.

О! И Гвидо, и он просто на публику работают! У меня же в штабе пленный сидит.

– Вольно, – проворчал я.

Гвидо откуда-то вернулся, и я начал инструктаж:

– Вы остаетесь здесь оборонять лагерь. Вообще-то, я планировал перенести его на территорию Эрнесто, но передумал: у нас неходячий больной, – я кивнул головой в сторону спящего Карло. – Сил осталось очень мало. Будьте осторожны, внимательны и, Гвидо, чтобы к ночи вы не падали от усталости.

– Господь бог в роли начальника штаба, может быть, и смог бы выполнить твой приказ, – потянул Гвидо.

– Ты не прибедняйся, ты сделай! – отрезал я.

– Понял!

– Вот так. Мы уходим убивать «Дракона» и можем не вернуться назад. Поэтому, если вас останется только семеро или меньше, хватайте по паре рационов, по плащ-тенту – и разбегайтесь по лесу прятаться до конца игры. Алекс говорил, что никому еще такое не удавалось, и я не понимаю, почему. Лес большой. Не пытайтесь мстить или охотиться за солдатами противника. Сидите тихо.

Ребята недовольно заворчали.

– Это приказ! – Я посмотрел в глаза Гвидо, он вздохнул, опустил взгляд и согласно кивнул. Я поиграл в гляделки с Крисом и Бенни – и добился их согласия тоже.

– Гвидо, я буду связываться с тобой примерно раз в час, чтобы ты мог понять, «живы» мы еще или нет. Если мы не вернемся, ты остаешься командовать армией.

– Угу, – ответил Гвидо совершенно убитым голосом.

– Всё, свободны.

Бенни щелкнул каблуками, склонил голову, повернулся через левое плечо и вышел из палатки, печатая шаг.

– Чего это с ним? – удивился Крис. Я пожал плечами:

– Спроси…

Мне было очень смешно. Крис поднял и опустил брови, тоже вышел из палатки.

Я посмотрел на часы: 8:49. Через минуту начнется еще один инструктаж.

– Гвидо, Алекс в порядке?

– Двенадцать минут назад был «жив», «дельфины» тащат двоих «раненых», идут по берегу ручья, так быстрее, но место открытое, – он был немного удивлен.

– Ага, понятно. Когда Алекс доберется до их лагеря, свяжешься со мной и назовешь координаты.

Гвидо кивнул.

– Ты все правильно делаешь, – я хлопнул его по плечу. – Иди командуй.

Начальник штаба устало улыбнулся и отправился командовать. В «дверях» Гвидо чуть не столкнулся с входящим Лео. Вслед за ним вошли Роберто, Ари и Берн.

Я оглядел своих офицеров: измученные, невыспавшиеся, но дальше будет еще хуже, так что воевать надо сейчас.

– Через десять минут мы выступаем к лагерю «Дракона», – начал я, – как всегда, редкой цепью, смотреть в оба и обо всем сразу докладывать.

– Почему ты думаешь, что он еще там?! – не выдержал Роберто.

– Сколько времени понадобится Гвидо, чтобы свернуть лагерь? – спросил я вместо ответа.

– Ну, час, – удивился Роберто.

– А Скандиано? Ты их ночью видел.

Роберто тихо понимающе засмеялся.

– Кроме того, Алекс сказал, что «дельфины» бегут к себе домой, как будто мы им на пятки наступаем. Вывод: Скандиано сейчас не сворачивает свой лагерь, а перепахивает Джорджев. И он не уйдет оттуда, пока Джорджо его не вышибет. «Дельфины» еще не дома, значит, «драконы» вернутся к себе часа через полтора, не раньше, а мы будем там через час. Вопросы?

Вопросов не было.

– Ну, удачи нам всем! – пожелал я. – Двинулись.

Растянувшись в цепь, чтобы не ходить толпой и не подставляться и в то же время заметить, если кого-нибудь подстрелят, мы зарысили на восток. С юга промелькнула поляна с заброшенным лагерем-приманкой. (Надо будет его разобрать, а то Ловере заявит, что мы мусорим.) Потом я долго оглядывался в зарослях на берегу ручья, прежде чем позволил ребятам выйти на открытое место. Когда мы форсировали поток, со мной связался Гвидо:

– Энрик!

– Шесть.

– Одиннадцать. Алекс нашел лагерь «дельфинов». Квадрат 13–11. И там идет бой с «драконами».

– Отлично! – обрадованно воскликнул я. – Пусть Алекс там посидит тихонько, а как «драконы» отступят, сразу же доложит.

– Есть, – откликнулся Гвидо.

В 9:47 мы были метрах в трехстах к северу от лагеря Скандиано.

– Ари, выстави заслон с севера и держи с ними связь.

– Есть.

Ну, вперед. Медленно и осторожно мы приблизились к краю поляны, на которой раскинул свои палатки мой главный на этой неделе недруг.

– Энрик! – услышал я в наушнике голос Лео. – Там часовой. Большой камень у ручья.

– Э-э-э, вижу. Берн, зайди с запада.

– Тут караульный, – сообщил Берн, – но он зевает, ему скучно.

– Сейчас мы его развеселим, – пошутил я. – Лео, иди за Берном и полезайте наверх. Ари, возьми на прицел этого, за камнем. Роберто, ручей.

Я быстро забрался на нижнюю ветку толстого дуба. Через десять минут Лео доложил:

– Я на дереве, лагерь как на ладони.

– Лео, мне нужен пленный, и это должен быть Франческо, если он здесь.

– Ага, понял.

– Пошли, – скомандовал я.

Оба часовых упали на землю почти одновременно. Один из них громко вскрикнул, он, наверное, думает, что так кричат смертельно раненные. Всё равно, спасибо ему, потому что в лагере поднялся маленький переполох и «драконы» выскочили из своих палаток, прямо под меткие выстрелы Лео.

Через тридцать секунд в лагере остался только Франческо (как я угадал), который залег как дурак у всех на виду и пытался понять, где мы попрятались. Я хорошенько прицелился и попал ему в правую руку повыше локтя.

– Не вздумайте в него стрелять! – приказал я. – И возьмите в плен. Быстро! Пока он не сообщил своим. Берн, прочеши лагерь, только заходи в палатки не с той стороны. А то мы уже одного парня так потеряли.

– Понял, – согласился Берн.

– Лео, прикрой Берна. Ари, как там с севера?

– Пока тихо.

– Отзови своих ребят поближе, и полезайте наверх. Смотреть на север.

– Ясно.

– Роберто, давай на ту сторону.

– Угу.

– Энрик! Тут только четверо «убитых», – доложил разочарованный таким маленьким уловом Берн. Его ребята держали Франческо.

– Та-ак. Тащи сюда пленного. И сосчитай разложенные спальники в палатках.

– Энрик! – вновь услышал я голос начальника штаба.

– Два.

– Пятнадцать. «Драконы» начали отступать.

– Прекрасно. Пусть Алекс двигает домой.

Я посмотрел на часы: 10:21, потом бросил взгляд на карту: идти им километра три с половиной. Отстреливаясь. Минут через пятьдесят будут здесь.

Мои бойцы подвели Франческо к дереву, на котором я устроился.

– Если Валентино с тобой свяжется, – обратился я к нему, – скажешь, что в лагере все в порядке. Понял?

Он обреченно кивнул.

– Забирайтесь вместе в палатку, – приказал я одному из парней Берна. – И следи за ним.

– Есть, – тот послушался, но скорчил недовольную мину: не дают в бою поучаствовать.

– Энрик, – Берн докладывал на общем канале. – Ночью их здесь было пятнадцать.

39
{"b":"70","o":1}