1
2
3
...
42
43
44
...
90

– Я больше не буду, – серьезно пообещал я. – Тогда скажи, где он теперь?

– Я вот сейчас умоюсь и свяжусь с ним, угу?

– Угу. Сначала свяжись, потом умойся.

Марко сидел на дереве метрах в трехстах от лагеря «Дельфина» и тихо крыл самыми ужасными словами капитана Ловере: бинокль – это тоже современная техника. Ха, оптические придумали веке этак в шестнадцатом, у Галилея вроде уже был. Хотя, с другой стороны… Где взять на Этне оптический бинокль? Только электронные.

Я посоветовал Марко заткнуться, а то начальник лагеря обидится.

– Пусть обидится! – огрызнулся Марко. – Я тоже обиделся.

– Докладывай! – посерьезнел я.

– Ночью они мирно спали, потому что сейчас встают.

– Какая синхронность! – откликнулся я. – И что делают?

– Ну, Джорджо проверяет караулы, кого-то поменял, они завтракать садятся.

– Хорошо. Рассказывай про систему обороны.

– Со стороны реки у них ничего нет. Она тут довольно широкая, и на другой стороне голо. Так что, если оттуда кто-нибудь подойдет, они успеют занять оборону на берегу, а может, и подстрелят его раньше, чем он спустится к воде. Один часовой смотрит за реку. И по-моему, этого достаточно.

– Ясно. Дальше.

– С другой стороны у них оборудованы лежбища для стрельбы. А там, где деревья близко подступают к лагерю, тоже стоит часовой.

– Хорошо, а скольких ты видишь?

– Сейчас сосчитаю, – долгая пауза. – Тринадцать вместе с часовыми.

– О! Опять мое счастливое число. Молодец! Так, сиди там тихо. Не высовывайся.

– Понял, – печально потянул Марко. Ему уже надоело. Ничем не могу помочь.

Я велел Роберто прочесать окрестности, а Алексу – сдержать слово: установить такой заслон вокруг лагеря, чтобы ни один «дельфин» не проскочил.

– Ты обещал мне роту, – напомнил Алекс.

– Бенни! – позвал я.

– Ау, – откликнулся тот.

– В распоряжение командира разведроты.

– Есть.

– Это называется полурота, – ехидно заметил Алекс.

– Что ж ты вчера не сказал, что тебе нужна вся армия, чтобы дать мне возможность спокойно искупаться?

– Ладно, – вздохнул Алекс, – я понял.

– И если «дельфины» зашевелятся, сразу докладывай.

– Есть.

Я пошел проведать пленного и «покойных».

– Всё, ребята, – сказал я, – пора вам всем выходить из леса.

– Угу, – вздохнул Джен, – пропустим самое интересное.

– Ну, ничего, – утешил его один из «дельфинов», – посмотрим фильм. В прошлом году капитан Ловере показывал.

– Да знаю я, – недовольно потянул Джен.

Я осмотрел Карло, он уже был вполне ходячий, в чем честно мне признался. Я связался с капитаном и, с полного согласия Джена (уговор есть уговор), объявил его юридически умершим.

Ребята, вздыхая и оглядываясь, потащились из леса. Как только они отошли подальше… «Всё, делай. Пошел отсчет», – скомандовал я себе.

– Ари, Крис, вы будете учиться плавать.

– Надо же, – вылез упрямый Стефан, – до сих пор думал, что умею.

Вчера он слишком поздно вернулся из дозора и ничего не видел, и ему не успели рассказать.

– Ты не умеешь, – решительно заявил я.

– Есть! – Он встал по стойке «смирно» и преувеличенно правильно отдал честь.

– Хватит дурачиться, – очень по-взрослому осадил его Ари, – прикрепили дыхательные трубки – и в воду. В одежде! – повысил он голос, потому что кто-то уже начал раздеваться.

– Через час дай всем погреться, – велел я.

Ари кивнул, взял в рот трубку и первым плюхнулся в ручей. Крис поглядел на пылающего энтузиазмом товарища, как старый боевой конь на жеребенка, и последовал его примеру.

– Лео! – позвал я.

– Чего? – откликнулся тот.

– Вон на той отмели, – я показал рукой, – у нас будет стрельбище. И как ты думаешь, кто там будет инструктором?

– Ясно, – Лео выбрался из своей палатки с бластером в руках.

– Твои ребята и Берн, – пояснил я. – А попозже – наши славные боевые пловцы. Когда замерзнут.

– Понял.

– А я? – спросил Роберто.

– Двумя ротами ты уже руководил?

– Ага.

– В рейде участвовал. В спасательной операции – тоже. Осталось только поберечь эту сомнамбулу, когда она ду-умает, – передразнил я Лео, – заодно сходим разберем лагерь-приманку. Что-то я сомневаюсь, что в этом лесу есть горничные. Так что нам все равно придется.

* * *

Роберто сидел на дубе и охранял меня, а я меланхолично собирал остатки двух больших палаток и делал вид, что думаю. На самом деле я уже все решил. Надо только решиться. Поэтому я пришел сюда – отдохнуть и побыть в тишине и одиночестве.

Около десяти со мной связался Марко:

– Энрик!

– Пять.

– Двенадцать. У Джорджо на вязах вдоль реки тоже были воздушные дорожки. Так они их сейчас снимают.

– Ясно. Спасибо. Как ты там?

– Ничего. Только весь затёк – двигаться-то нельзя, – пожаловался он.

– Сочувствую. Но придется потерпеть.

– Угу.

– Конец связи.

Вскоре я позвал Роберто, нагрузил на него половину плащ-палаток и стоек к ним, и мы направились обратно в лагерь. Мне надо немного поплавать, приноровиться, и Роберто тоже. Гвидо пойдет с Лео, ему не надо.

В час дня я решил, что лучше уже не будет, и прекратил все тренировки.

Совсем не обязательно строить свою армию, чтобы что-то ей сказать. Можно просто посадить всех в кружок вокруг остывшего кострища.

– Нам предстоит последний бой, – начал я свою речь. – Вчера, когда некоторые из нас уходили добивать «драконов», я приказал остающимся разбегаться по лесу и прятаться до конца игры, если мы проиграем бой и не вернемся назад. Я был не прав. Лично мне никогда не нужна была ничья. Думаю, что и вам тоже. Поэтому сегодня мы пойдем все вместе. Мы или победим – или проиграем.

Одобрительные возгласы были мне ответом. Я продолжал:

– У «дельфинов» сейчас осталось меньше солдат, но они сидят в укрепленном лагере. Поэтому легкой победы я вам обещать не могу. Я вообще не могу ее обещать, – я улыбнулся. – Думаю, за эти три дня все убедились, что легких побед не бывает, совсем, – я помолчал. – В 17:00 мы выступаем. Это у нас уже традиция…

Ребята тихо похихикали.

– …Сейчас все свободны. Господа офицеры, в штаб, инструктаж.

– Алекс, что там «дельфины» делают?

– Ничего не делают. Ждут нашей атаки, пристреливаются, в разведку никого не послали. Джорджо и так все ясно.

– Мне тоже.

В палатке я продемонстрировал ребятам карту и поделился своими соображениями:

– Делаем так: Ари, Крис, Роберто и я подплывают к их лагерю под водой. Алекс у нас превосходно бросает «кошку», он попробует сделать воздушные дорожки по этим вязам, чтобы можно было подобраться. Свои дорожки Джорджо разобрал, чтобы мы не могли ими воспользоваться.

Алекс кивнул.

– Но это если нам очень повезет, – добавил я, – шансов, что тебя не заметят, процентов пять, не больше. Независимо от того, как сильно нам повезет, Лео, твои ребята (Гвидо возьми с собой, он у нас стрелок) занимают позиции на этих деревьях. Как можно ближе. Я уже сказал, это зависит от удачи. С двухсот метров из учебного бластера разве что ты сам попадешь.

– Двести метров шарик не пролетит, – заметил Лео.

– Да, действительно, – признал я свою ошибку, – но зато и они вас с такого расстояния не достанут. А вы будете сидеть выше, и ваши шарики будут лететь дальше. Классическая механика! – обрадовал я ребят. – Берн и Бенни, вы подбираетесь с юга. И демонстрируете атаку, чтобы они залегли. Лицом к вам, спиной к реке. Напоминаю еще раз, что в голову стрелять нельзя.

– Угу, – согласился Бенни. Берн только кивнул.

– Координировать наши действия будет Лео, ему сверху видно всё. Как только «дельфины» залягут и начнут отстреливаться, скомандуешь нам вылезать из воды. Твои ребята начинают стрелять только после того, как мы вылезем на поверхность. Бенни и Берн, в этот момент вы стрелять прекращаете, а то в своих попадете, нам же придется бегать не пригибаясь. Алексовы разведчики (кроме Марко, сомневаюсь, что он в силах передвигаться) прячутся на левом берегу реки. Чтобы не упустить никого. Вопросы есть?

43
{"b":"70","o":1}