ЛитМир - Электронная Библиотека

Я подождал. Никто не откликнулся, все всё поняли.

– Гвидо, посмотри, как там у нас с караулами. Чтобы все успели отдохнуть, пообедать…

– Есть.

– Тогда – всё.

Командиры рот разошлись инструктировать своих бойцов.

– Родриго и Тома придется проползти на пузе много-много метров, да еще при свете дня. Так что им надо выйти пораньше, – обратился я к Алексу.

– А как, по-твоему, Гвидо выбирал мне разведчиков? Те, кто лучше всех ползает на пузе.

– Прекрасный способ!

– Не волнуйся, там довольно высокая трава, так что их не засекут.

В пять часов вечера, замучив своих противников долгим ожиданием, мы выступили в поход. Как всегда цепью, осторожно, периодически связываясь между собой. Если бы у Джорджо здесь были разведчики – они наверняка бы попались. Но мы никого не встретили и к семи часам приблизились к северо-восточной кромке леса. Здесь мы разделимся.

Я пожал руки всем своим ребятам, мы пожелали друг другу удачи, и каждый отправился делать свою работу.

Уже плывя под водой, я остро пожалел, что не поменялся местами с Лео: весь бой целиком будет видеть он, а не я. И от его чувства своевременности будет зависеть все. Но отобрать у него снайперов… Нет, нельзя, он бы обиделся. Значит, придется мне удовлетворить своё любопытство потом, во время просмотра фильма и разбора игры.

Мой друг лучше всех! Связь мы с ним поддерживали постоянно, правда, я мог сказать разве что «буль-буль». Но Лео, догадавшись, как сильно я терзаюсь от неизвестности и неопределенности, почти безостановочно снабжал меня свежей информацией.

Алекса подстрелили, когда он был уже метрах в семидесяти от лагеря «дельфинов», и Джорджо строил караул на берегу реки, возле деревьев. Один из его караульных полез наверх и был немедленно подстрелен Лео, еще одного подстрелил Гвидо. Но и мы потеряли одного снайпера. Словом, бой начался не так, как я планировал. В это время Бенни и Берн начали демонстративную атаку. Бедный Джорджо на минуту растерялся: сил у него осталось совсем мало, а залегшие бойцы – легкая добыча для снайперов, сидящих на деревьях. Уж Лео и Гвидо с такого расстояния не промажут. Джорджо доказал, что он достойный противник: достать сидящих среди густой листвы и веток стрелков очень сложно, но он сумел организовать заградительный огонь и не давал моим бойцам высунуться и прицелиться. В это время его пристрелявшиеся по полю «дельфины» уже успели подстрелить Бенни и двоих парней Берна, один из которых запутался в сетях с колокольчиками. Хорошо, что я не напал на Джорджо ночью!

– Энрик! Давай! – скомандовал Лео.

И мы выскочили на поверхность… Зная, как паршиво стреляют мои ребята, я старался уложить как можно больше врагов самостоятельно. И начал с тех, что не давали Лео высунуться. С Джорджо остались только двое «дельфинов», когда он заметил нас, вылезших из воды. Рядом мной упал на траву Ари, через секунду – Стефан. Я рухнул на землю, чтобы меня не подстрелили. Летучие коты! Их только трое! Но меня сейчас все равно что нет. Я вижу их головы, они видят мою, ну и что?

– Лежи спокойно, – насмешливо велел мне Лео через комм, – деться им некуда, сейчас перестреляем. Опс! Один готов.

Я сжал зубы, чтобы не начать объяснять своему другу, какой он тормоз. Какого черта, пристрелил бы быстренько всех троих, раз он их видит.

– Берн! – услышал я на общем канале голос Лео. – Я не знаю, кто из них «жив», а кто – нет, продемонстрируйте вашу атаку еще раз.

– Есть.

«Чпок, чпок, чпок, чпок», – звучало со всех сторон. И…

– Игра закончена! – раздалось с небес.

Я поднялся и пошел пожимать руку достойному сопернику.

Джорджо был огорчен, но поздравил меня как полагается.

– Если бы не ты, было бы очень скучно, – заверил я его, – я угадывал, что ты будешь делать, только в половине случаев.

– Тебе хватило, – печально усмехнулся Джорджо, – я разгадал тебя только один раз, вчера вечером, но мне это не помогло.

– Хорошая оборонительная позиция типа «ни шагу назад», – заметил я, кивнув на лагерь «дельфинов», – но дает слишком мало возможностей для маневра.

– Угу, – вздохнул Джорджо. – Теперь я это понимаю.

– Синьоры! – вновь раздался с небес голос капитана Ловере. – Мы ждем вас в лагере к праздничному ужину. Убирать территорию будете завтра.

– Так я и знал, что в этом лесу нет горничных! – посетовал я раздосадованно.

– Было бы правильно, если бы победитель, счастливый и довольный, приводил в порядок всю территорию, – предложил Джорджо.

– Э-э-э, нет. Лучше наоборот. Наградить за победу правом не убирать.

– Ладно, пошли ужинать, отсюда до лагеря пара километров.

И тут на меня налетели мои ребята: очень им хотелось меня покачать.

Глава 23

После торжественного ужина, отличавшегося, впрочем, от обычных пиршеств только продолжительностью, сервировкой, расположением столов, громкостью разговоров и всеобщим фланированием от компании к компании, начальник лагеря позвал меня к себе в кабинет. Я пошел.

– Поздравляю, – сказал капитан, пожимая мне уже болящую от многочисленных рукопожатий ладонь. – Самая убедительная победа за всё время, что я тут провожу игры.

– Спасибо, – откликнулся я.

– Но я тебя вызвал по другому поводу. И очень неприятному.

– Я слушаю.

Что такое? Вроде, мы ничего плохого не сделали (разрезанный плащ-тент не в счет).

– Я прошу вашу компанию оставить Скандиано в покое. В смысле, не бить ему морду, как вы говорите в таких случаях.

Я удивленно поднял брови.

– Он нарушил конвенцию о правах пленных и злоупотребил своими полномочиями. А я его предупреждал.

– Я понял, – у меня почему-то сразу сел голос, – лучше бы вы позволили нам разобраться самим.

– Нет, не лучше.

– Получается, что я на него настучал.

– Даже Валентино так не считает, – заметил Ловере. – Лейтенанту Дронеро хватило одного взгляда на Марка, когда вы тащили его к себе, чтобы всё понять.

– Тогда почему вы не сняли его сразу?!

– А зачем? Вот если бы у него появился еще один пленный, тогда мне пришлось бы сразу засчитать «драконам» техническое поражение и вернуть в лагерь. А настучал на него, как ты выражаешься, лучший друг. Альфредо был так глуп, что пришел ко мне жаловаться на тебя, слишком уж красивый синяк ты ему посадил. А Марко, с его точки зрения, нарушил правила: плохо отвечал на вопросы.

– Всё равно, – упрямо заявил я, – лучше бы мы разобрались между собой.

– Ммм, считаешь ли ты сам для себя, что отвечаешь за все свои действия?

– Да, конечно.

– И он тоже.

– Ну и что? Он бы и ответил! – возразил я.

Ловере покачал головой:

– Мстить могут и абсолютно правому.

– Понятно, – согласился я.

– Так я могу рассчитывать, что ему не достанется еще от вас?

– Естественно. Не беспокойтесь.

Я вернулся к своим. Сегодня мы не разжигали костер – поздно уже, нет смысла, да и устали как собаки. Ребята сидели в палатке и лениво отбрыкивались от перевозбужденного Тони. Он хотел знать всё, в подробностях и немедленно.

– Зачем тебя вызывали? – сразу же поинтересовался Алекс.

– Капитан Ловере просил всех нас не бить Скандиано. Я обещал.

– Э-э-э??? – Роберто был потрясен. – Что?! Да почему?!

– Не только ты знаешь, что он нарушил конвенцию о правах пленных.

– Вот черт! – догадался Роберто, немного помолчав. – Теперь ему и по шее не дашь.

Лео согласно опустил веки.

Да уж, бедному Валентино не позавидуешь. Он же не бравирующий двенадцатилетний щенок, который может заплыть пару раз за буйки, получить как следует и, гордо задрав нос, фланировать по лагерю в роли самого храброго (Гвидо в прошлом году так и сделал). Скандиано столько же, сколько мне, четырнадцать. И ходить со следами наказаний ему неудобно и стыдно. Придется на пару дней отказаться от купаний, и завтра уже все обо всём догадаются. Сочувственные взгляды, злорадные взгляды… Топиться впору.

44
{"b":"70","o":1}