ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чем это ты занимаешься? – поинтересовался Алекс.

Я показал ему список на экране своего наладонника.

Алекс прочитал и задумчиво произнес:

– Хм, если нам не надо будет перебираться через парочку-другую речек, я даже не твоя бабушка, а бабушка сержанта Бовеса.

– Хочешь еще побросать „кошку“? – спросил я. – Впрочем, ты прав, конечно, сейчас внесу.

Гвидо тоже взглянул на экран и побагровел:

– Ну ты меня достал! Черт тебя побери!

– Чего? – удивился Роберто и тоже полюбовался результатом моих трудов.

Эти типы устроили бы безобразный бабский скандал, если бы не Лео, обхвативший их сзади за шеи и закрывший им рты ладонями.

– Кончайте базар! – велел он тихо, но внушительно.

Гвидо перестал трепыхаться. Лео убрал руки.

– Энрик, – заметил он, пересаживаясь на спальник рядом со мной. – У тебя есть начальник штаба, и это теперь его забота. А если через десять километров он ляжет на землю и заплачет, мы его разгрузим.

– Он не заплачет, – ответил я, – он скорее умрет. И Роберто тоже.

Роберто открыл рот, чтобы возразить, но Лео так на него посмотрел…

– У тебя рука зажила? – поинтересовался Лео с чуть заметной иронией.

– Да, – удивился я, – чего ей не зажить, сколько уже дней прошло! – Я осекся. – Ладно, я понял, ты прав.

Я передал Гвидо наладонник:

– Давай, делай свою работу.

– Угу, – согласился начальник штаба. – Завтра после завтрака Лео, Роберто и Тони идут за снаряжением, а ты и Алекс – к капитану на инструктаж. Алекс узнаёт начальную точку марш-броска и уходит прокладывать маршрут, я выясняю, кто нам достанется, и увожу их экипироваться.

– А я?

– А ты останешься там до конца, – Гвидо все еще немного на меня обижался.

– Ага, для мебели, – кивнул я.

Сбылась мечта идиота: заполучил я настоящего начальника штаба. Хохотали мы в подушки, чтобы сержант Бовес не засек – все-таки Алекс не его бабушка.

* * *

Утром на трибунах я увидел всех своих лейтенантов и Стефана сверх того, Крис пришел вместе с Родриго, остальные тоже прихватили кого-нибудь с собой.

– А зачем вас трое? – поинтересовался Ари.

Гвидо уже раскрыл рот, чтобы ответить, но я его прервал.

– Стоп. Хороший ученик, – обратился я к Ари, – для чего вас двое?

– Ну как же? Один должен будет дослушать всё до конца, а второй поскорее забрать мальков и экипировать их как полагается, проследить, чтобы они не падали под тяжестью… Ну, как ты перед игрой, – сказал Ари.

– Ну и… – подбодрил я, – Гвидо понял, что есть еще одно дело, поэтому мы втроем.

– Э-э-э…

– Маршрут! – догадался Берн.

– Угу, – кивнул я.

– О, черт! – нестройно воскликнули ребята и стали срочно связываться со своими по комму.

– Да, в общем, время выхода от продолжительности сборов не зависит, – утешил я их, – так что не имеет значения.

– Сейчас не имеет, – заметил Крис. – Я правильно понял, не было такой мелочи, которую бы ты не учел.

– Это невозможно! – возразил я. – Но я, конечно, составил перечень самого главного и не забывал его. Ну, про коммы я же не догадался… И еще, наверное, что-то можно было сделать… Или сыграть так, чтобы у нас не было потерь… Как говорят программисты: «Совершенству нет предела».

– Ясно, – кивнул Крис.

Разговор пришлось прервать, потому что на дорожке перед трибунами появился капитан Ловере.

Поскольку это не игра со сложными правилами, инструктаж должен быть недолгим.

– Доброе утро, – начал свою речь начальник лагеря. – Очень коротко, чтобы не испытывать ваше терпение. Марш-бросок рассчитан на три дня, послезавтра к отбою вы должны вернуться в лагерь. Каждый вечер (это – как минимум) вы обязаны связываться с дежурным офицером, чтобы я знал, где вы и что с вами. Каждая старшая команда ведет домой младшую. И заботится о ее безопасности, здоровье и благополучии. Вы за них отвечаете. Экипировка, как всегда, на складе, как всегда, в любом количестве, но носильщики не предусмотрены. В 11:00 все должны быть готовы к посадке в катер. Сейчас я зачитаю, кто с кем пойдет, и сообщу координаты начальной точки вашего маршрута. Я называю фамилии по две, их обладатели встают, чтобы не потерять друг друга. Вы же не маленькие, чтоб я тут всех знакомил.

Я оглядел тесную стайку мальков и разыскал взглядом того мальчишку, которого водил по зверь-траве. Ах, так он еще и самый главный щенок в своей компании!..

Наша команда носит мой любимый тринадцатый номер, в начале смены все остальные отказывались, а я согласился с удовольствием. Но теперь я должен полсписка переждать, прежде чем узнаю, верно ли я догадался.

– …Тринадцатый: Галларате, Альтаре. Координаты…

Я встал и увидел, как тот самый мальчишка побелел от страха и тоже поднялся.

Летучие коты покусай капитана Ловере с его педагогическими воззрениями! Мне-то что, а вот детей зачем пугать.

– Следовало ожидать, – проворчал Алекс.

Я кивнул, а Гвидо направился знакомиться с перепуганным ребенком.

Не все назначения капитана вызвали такой ужас. Когда он называл фамилии моих лейтенантов, их встречали с энтузиазмом: неудивительно, за последние два дня они уже успели стать легендарными личностями. Я, впрочем, тоже, и любой малек, кроме этого, с восторгом отнесся бы к идее погулять в моем обществе несколько дней.

Алекс испарился прокладывать маршрут. Я остался: вдруг будет еще что-нибудь важное. По большому счету, свободен почти до одиннадцати. Запихнуть в рюкзак спальник, четыре рациона, две плащ-палатки, веревки для форсирования рек и еще какие-то мелочи можно минут за пять. А все остальные заботы взял на себя начальник штаба. Мог лентяйничать до посинения.

Я заметил, что Ари и Берн пойдут в марш-бросок почти что с ровесниками, так что это будет просто дружеский поход. Скандиано тоже достались ребята постарше. Хм, капитан ему по-прежнему не доверяет, ну, я бы тоже так сделал, дрожать три дня, не измордовал ли он каких-нибудь беззащитных мальков… Хотя нет, Джакомо уже не допустит, у него стратегическое преимущество. Стефан в сторонке очень серьезно пожимал руку какому-то очень серьезному и очень маленькому мальчику. Ммм, интересно, Стефану надо налаживать отношения с собственной, разругавшейся вдрызг командой…

Капитан закончил читать список и распустил народ собираться. Но ушли не все. Вокруг Ловере образовалась небольшая толпа, и я пошел посмотреть, что это там происходит.

– Синьор капитан! Ну так же нечестно! Почему нам опять этот бандит?! Он в прошлом году никого не слушался, в итоге упал в овраг, вывихнул ногу, а мы его потом волокли километров двадцать! – Незнакомый мне парень был просто в отчаянии.

Понятно, капитан занимается не только моим воспитанием, с другими он обращается не лучше. Похоже, во всем его списке нет ни одной случайной пары.

– А в этом году, – спокойно ответил Ловере, – вы должны позаботиться, чтобы не упал.

– Ну, он же дикий! Слов не понимает!

– Можешь его отшлепать разок, я разрешаю. А потом вернешься и пожалуешься. И я с ним сам разберусь.

Парень взвыл: естественно, жаловаться на мелкого… да над ним будет смеяться весь лагерь! Ребята вокруг захмыкали.

– А трава такая, как у забора, там по дороге не растет? – поинтересовался кто-то, обернувшись и увидев рядом с собой меня. Я вогнал ему локоть в бок. Он охнул.

– На карте ее не отмечают, – отрезал капитан. – И вы тоже… полегче… Маленьким жаловаться можно. И как я уже говорил, вы отвечаете за их здоровье и благополучие. Ты тоже хотел пожаловаться на жизнь? – Капитан заметил меня в толпе.

– Я? Не дождетесь! – Я ухмыльнулся и добавил: – Мне просто нечем заняться.

– Энрик может почивать на лаврах аж до одиннадцати. А что тут все остальные делают? Или у вас тоже есть начальники штабов?

Ребят как ветром сдуло. Да уж, тащить на себе юного идиота со сбитыми в кровь ногами ничуть не приятнее, чем с вывихом или переломом. Поэтому дел у всех завались. Я вежливо склонил голову, попрощался с начальником лагеря и удалился к месту дислокации вверенной моему руководству в/ч.

50
{"b":"70","o":1}