ЛитМир - Электронная Библиотека

– Привяжем снизу еще веревку и концы ее будем держать по берегам: можно будет подтянуть груз, если что… Сначала я, за мной Роберто, потом рюкзаки, потом котята на страховке.

Я в первый раз назвал котят котятами в их присутствии. Прозвище им понравилось.

– Мяу! – громко заявил Романо.

Вито попытался улыбнуться и разжал зубы, которые сразу же застучали. Улыбка получилась жалкой. Я одной рукой обнял его, другой Романо.

– Ты тоже на страховке, – предложил Лео, – и вы с Роберто там свяжетесь.

– Ага, – согласился я. – Я буду всех ловить, а Роберто – работать адмиралтейским якорем. В случае чего, – предупредил я его, – твои ребра затрещат.

– Твои тоже, – заметил Роберто серьезно, хотя ему было не до меня: Луиджи что-то шептал ему на ушко, но Роберто только покачал головой – нет.

– А разве нельзя спуститься и подняться?! – срывающимся от страха голосом спросил Траяно.

– Спуститься можно, кувырком, а вот подняться… – Я помотал головой и бросил быстрый взгляд на Гвидо: утешь ребенка.

Гвидо скорчил недовольную гримасу: не всё так просто.

Я на секунду покрепче прижал Вито и Романо к себе, выпустил их, застегнул страховку, схватился за канат, отошел от края на несколько шагов, разбежался… Оп! Мгновение полета – и мои ноги врезались в невысокие кустики на другой стороне.

Остальное – дело техники… если бы малыши не боялись. Роберто перелетел так же легко, как и я. Мы связались, он отошел подальше от края, сел на землю и постарался врасти в нее, как настоящий якорь. Я махнул рукой Лео на том берегу: давай. Канат подтянули на ту сторону, навесили на него гроздь рюкзаков, толкнули ко мне… Теперь ребятам предстоит тяжелая работа: уговорить малышей не бояться, а нам с Роберто – простая: похвалить каждого смельчака, оказавшегося на нашей стороне.

Тони врезался в меня, как ядро из древней пушки, упали на землю и расхохотались.

– А ведь здорово! – заявил Тони. – Я бы еще покатался.

– Ага, – согласился я, отстегивая его от каната. – Только плюхайся не на меня. Отойди от края.

Следующим ко мне прилетел Луиджи, очень ему было страшно, но оставаться вдали от доброго Роберто, видимо, еще страшнее.

– Герой! – серьезно сообщил я ему.

Он только фыркнул, как рассерженный кот, и поскорей убрался от меня подальше.

Потом перенеслись Нино и Романо, вчера на переправе я понял, что высоты они не боятся, и для них это было немногим страшнее, чем для Тони.

Я небрежно их похвалил.

– Сидите все рядом с Роберто, – велел я котятам, – если ему придется кого-нибудь держать, вы на нем повисните.

Они посерьезнели и покивали головами – ответственное поручение.

Вито впилился в меня еще сильнее, чем Тони, так что я опять не устоял на ногах. Мальчишка вцепился в меня мертвой хваткой, прижался лицом к моему плечу и почти плакал от облегчения.

– Всё уже, всё, – приговаривал я, поглаживая его по спине, – храбрый котенок!

Он засмеялся сквозь слезы. Придется мне обзавестись носовыми платочками. Я поскорее отстегнул Вито от каната: пока там еще Траяно уговорят…

Траяно уговаривали минут десять. Остальные котята сидели в пяти метрах от нас, вокруг Роберто, и никак не комментировали происходящее. Интересно, сами догадались или Роберто пресек?

Траяно начал рыдать еще на том берегу и продолжал заниматься этим, пока разбегался, это его и подвело: он недолетел до моей руки каких-нибудь несколько сантиметров, а я, стараясь его поймать, рухнул вниз, под обрыв, крепко приложился плечом о неудачно торчащий камень с острыми краями и повис на страховке. Наверху громко охнул Роберто.

Лео на том берегу не растерялся и подтянул Траяно к себе: сейчас будет вторая попытка.

– Энрик! – раздался испуганный голос.

– В порядке, – откликнулся я, – сейчас вылезу. Роберто, сиди на месте.

Я ухватился за осыпающийся прямо под моими руками край обрыва и подтянулся.

Дурак я, дурак! Если бы я не свалился вниз, мог бы подтащить Траяно к себе так же, как это сделал Лео. А так теперь будет второй раунд уговоров.

– Ребра целы? – обратился я к Роберто.

Он кивнул, сдерживая смех: на нем кучей лежали котята.

Во второй раз Траяно уговаривали даже немного дольше, чем в первый, но на этот раз он не рыдал и благополучно приземлился коленками мне в живот. Хорошо, что котят у нас только шестеро, будь их побольше, меня бы прямо здесь и похоронили.

Трое моих друзей переправились без проблем. Алекс набрал код на пульте и расстегнул зажим. Я свернул веревку – этот овраг еще не последнее препятствие на нашем пути.

– Будем надеяться, что у речки найдутся два нормальных дерева, – резюмировал Алекс.

И речка, и деревья, растущие по ее берегам, уже виднелись впереди, до них осталась всего-то пара километров по ровному, поросшему невысокой травой полю.

У реки необыкновенно подобревший Алекс позволил котятам побросать «кошку» на другой берег. Я пятнадцать минут любовался этим безобразием, а потом напомнил, что времени у нас совсем нет.

– Ну-у! – заныли разочарованные котята. Я грозно на них посмотрел. Они притихли.

– Зануда! – обругал меня Алекс, раскручивая «кошку».

– Котята не смогли перебросить «кошку» на тот берег, – заметил я, – и это естественно.

Мы посмеялись. Повзрослевшие в одночасье котята без нытья и жалоб перебрались через реку: такое препятствие уже не казалось им страшным. Прекрасно.

– Река делает петлю, – пояснил Алекс. – Мы, конечно, пойдем прямо. А болото начинается вон там, – он махнул рукой.

Примерно в километре от нас виднелись какие-то высокие ярко-зеленые заросли – обещанный Алексом тростник.

– У кого фляжка пустая – наполнить, – велел Гвидо, – и не вздумайте пить как лошади.

– А как пьют лошади? – влез Романо.

– Это я тебе потом расскажу, – обещал я. – Ну, ты понял? Чем больше пьешь – тем больше хочется.

Он покивал.

– Алекс, ты первый, до болота. Плохо тут с ориентирами, – скомандовал я.

Через десять минут перед нами выросла зеленая стена в полтора моих роста. Алекс сделал шаг и застрял – довольно толстый тростник опутывали какие-то вьющиеся растения с весьма прочными стеблями.

– Надо водить с собой дрессированного маракана, – предложил я.

– Делать-то что?! – не выдержал Роберто. – Резака нет.

Я раскрыл свой десантный нож:

– Сменишь меня через полсотни метров, – и врезался в заросли.

Уже через двести метров я пожалел о своей самоуверенности. Еще через несколько метров Лео оттер меня плечом:

– Передохни. Будем меняться почаще, – и пошел вперед.

Я остановился.

– Надо снять с него рюкзак, – предложил Гвидо. – И с тебя надо было снять, я поздно догадался.

Я только кивнул, скинул рюкзак на скошенный тростник и уперся руками в колени, переводя дух. Вито и Романо остановились передо мной, как адъютанты перед командующим:

– Энрик! Ты как? – испуганно спросил Романо.

– Вроде жив пока, – признался я. – Не пугайся. Сейчас немного отдышусь…

– Хорошенький маршрутик, – с иронией заметил Роберто, останавливаясь рядом, – интересные у Алекса представления о дорогах.

– Предпочитаешь асфальт? – спросил я, успокоив дыхание.

– Ха! – ухмыльнулся Роберто и отправился следить за Лео, чтобы вовремя его сменить. Очень серьезный Луиджи проследовал за ним.

Без рюкзаков дело пошло поживее, но все равно идущий впереди периодически отваливался в сторону, тяжело дыша. Тогда его заменял следующий. Каждый раз при этом Романо смотрел на меня умоляюще, в надежде, что я передумаю и позволю ему покосить тростник. Лео ворчал, что глаз да глаз нужен не за котятами, а за мной, а то рухну мертвым. Зато я первым увидел просвет: заросли кончились. Болото продолжалось дальше, но это были уже пустяки. Впереди, в трех километрах, Алекс обещал высокий, твердый берег. «Чмок, чмок, чмок», – раздавалось у нас под ногами. И вот, наконец, твердая земля.

Все выбрались на высокий берег, рухнули на траву и некоторое время лежали, не в силах подняться.

59
{"b":"70","o":1}