ЛитМир - Электронная Библиотека

Отойдя метров на сто, я остановился и обернулся к Луиджи.

Он поднял глаза и решительно произнес:

– Я не буду ничего сочинять, жаловаться капитану или распускать слухи.

– Вот и хорошо, – согласился я. – Этот тигренок за того котенка не отвечает. Ммм, а впрочем… Думаю, извиниться перед Романо все-таки стоит.

– Угу, – кивнул он.

– И завоевывать доверие друзей тебе тоже придется. А это непросто.

Луиджи опять кивнул.

– Давай топай, налаживай отношения.

Он счастливо улыбнулся и побежал обратно к нашему лагерю.

– В сосну не впились, – крикнул я ему вслед.

– Ага!

Я вздохнул с облегчением и тоже пошел обратно: надо сворачивать лагерь и идти дальше.

Тигрята собрались в кружок и что-то тихо обсуждали. Ладно, помирятся они, куда денутся. Даже не подрались! Романо собирался было треснуть Луиджи, но тот решительно убрал руки за спину: «бей», и Романо не смог. Очень хорошо!

Собирая рюкзак, я никак не мог найти веревки и карабины. Меня бросило в жар: нам еще через одну реку перебираться, где я мог их потерять?! Но до меня тут же дошло: начальник штаба продолжает мне мстить. Вот вернемся, всего в песке обваляю!

– Гвидо, – заметил я ехидно, – я понимаю твое стремление меня пожалеть. Но почему ты мне не сказал?

– Э-э-э, – Гвидо почесал в затылке, – чтобы обойтись без споров.

– Я уже испугался, что посеял тросы. Там же еще одна река впереди!

– Ладно, извини. Я не знал, что ты такой пугливый.

Все рассмеялись.

– Я тебя не в песке обваляю, я тебя утоплю! – пригрозил я.

– Договорились, – легко согласился Гвидо, – тогда отдай еще один плащ-тент.

– Обойдешься!

– Тогда не утопишь!

– Ага! Испугался! То-то же. Я очень страшный!

Немного поспорив, тигрята установили, кто когда понесет лисенка, но у Стратега было на этот счет свое мнение: он устроился у меня на здоровом плече и начинал вякать и рычать, когда кто-нибудь пытался снять его оттуда. Даже при помощи печенья мальки не сумели сманить его вниз.

Весело пикируясь, мы выступили в поход. Еще немного! Вверх по склону, а потом будет длинный крутой спуск к реке.

Через полчаса мы стояли на гребне. Далеко внизу, невидимая за соснами, шумела река.

– Хвоя очень скользкая, осторожно, – предупредил я тигрят, – даже не думайте бежать: впилитесь в дерево – костей не соберете. Понятно?

Тигрята покивали.

Мы медленно и осторожно потащились вниз. Несколько раз мне пришлось ловить скользящего мимо меня Романо. По-моему, он меня плохо понял и собирался проверить мои слова на практике.

– Тебя еще раз шлепнуть? – поинтересовался я зловещим тоном.

– Ну чего?! – возмутился он.

– Упал – тормози, а не катайся тут с горки.

Он смутился – поймали. То-то же. Больше, до самого низа, он не падал – пожалел свой зад. А головы ему было не жаль?

Река оказалась широкой настолько, что никто из нас не сумел забросить «кошку» на тот берег.

– Не достать, – деловито заметил Алекс, – придется плыть.

– Поплыву я, – решительно заявил Лео.

– Лучше я, – возразил Роберто.

Гвидо и Алекс тоже выразили желание совершить этот славный подвиг. Я промолчал – еще не хватало, чтобы меня обозвали идиотом на глазах у мальков.

– Бросайте жребий, – предложил я с безнадежностью в голосе.

– О, а ты поумнел, – ехидно заметил мне Алекс.

– Ага, – согласился я, – и до чего же это скучно.

Самую короткую соломинку вытащил Лео. Слава Мадонне, Гвидо мог бы и не доплыть – вода холодная, течение быстрое.

Лео разделся, пристегнул веревку к страховке и бросился в воду.

Мы сели на берегу – нам остается только ждать. Лео сносило вниз по течению довольно сильно. Ему еще придется возвращаться по противоположному берегу.

Алекс вытравливал веревку, Нино сидел рядом с ним и переживал за Лео. Не беспокойся, ребенок, Лео доплывет!

– А про Рим вы так и не рассказали, – разочарованно заметил Вито.

Я улыбнулся самому любопытному тигренку и уже было собрался ликвидировать свою латинскую задолженность, как вдруг почувствовал, что меня дергают за рукав. Я скосил глаза: Луиджи. Хм, что ему еще неясно? Спросил бы у Роберто.

– Гвидо, расскажи, пожалуйста, – попросил я. Гвидо кивнул. Мы с Луиджи отошли в сторонку.

– Что такое? – поинтересовался я мягко. Луиджи покраснел, смутился и опустил голову:

– Ну-у, в общем, э-э-э…

– Ну что? – с насмешкой в голосе перебил я последовательность нечленораздельных звуков.

– Помнишь, ты сказал тогда?..

– Что? Я всегда очень много болтаю. Конкретно?

– Ну, что у меня нет чести, совести и разума! Ты и сейчас так думаешь?

– Нет, не думаю.

– Ты считаешь, что они могут появиться за день? – Луиджи пер на меня как бык.

– Ну-у, скажем так, эти свойства у тебя были, но очень крепко спали. А сейчас проснулись. Проснуться можно очень быстро. И если они опять заснут, я буду очень огорчен.

– Понятно, – кивнул Луиджи. – Да и чего я ждал, ты не выкрутишься?..

– Опять ты считаешь, что все вокруг ложь. Скажи, сейчас ты смог бы «пошутить» так, как позавчера?

– Э-э-э, – Луиджи ненадолго задумался, а потом решительно помотал головой.

– Ну и всё, значит, я сказал правду.

Мы вернулись к ребятам, Луиджи покинул меня, чтоб просунуть свою голову под мышку Роберто. Тот тоже внимательно слушал Гвидо.

Похоже, у нового школьного предмета будет много поклонников.

Я сел рядом с Алексом: и где там наш Лео? Лео здорово снесло вниз по течению, но он уже почти доплыл до противоположного берега. Вот он встал на ноги. Нино громко облегченно вздохнул.

– Ты боялся, что он утонет? – удивился Алекс.

– Угу.

– Зря. Лео не утонет.

Нино хмыкнул. Да, со стороны наша наглая самоуверенность выглядит очень смешно. Но Лео ведь и правда не может утонуть. Во всяком случае, не тогда, когда от него зависят друзья. И когда они его страхуют.

Противоположный берег оказался гораздо выше нашего: переправа будет тяжелой: вверх по веревке рюкзаки сами не заскользят, да и мы тоже.

Алекс пристегнулся к веревке, забрал камуфляжку Лео и отправился на тот берег, толкая перед собой чей-то рюкзак.

Ох, сколько раз нам придется проехаться взад-вперед? Одиннадцать рюкзаков… я посмотрел на самое солидное в окрестностях дерево, к которому мы пристегнули нашу переправу. Рюкзаки придется толкать по одному. Тигрят, возможно, тоже. Что бы такое придумать? Разумное… Ни один простой механизм не дает выигрыша в работе. А использовать батарейки от фонарей? Не-е, за полчаса мне электродвигатель не соорудить, водяное колесо – тоже. А больше никаких источников энергии нет. Вывод: ничего разумного придумать не удастся. Даже теоретически. Плохо.

Алекс добрался до противоположного берега, сбросил груз, отдал Лео одежду и легко поехал обратно. Роберто с трудом оторвался от рассказа о Второй Пунической войне: из меня сейчас плохой работник, поэтому перевозить грузы придется ему вдвоем с Алексом. О! В Древней Греции педагогами были калеки, больше ни на что не пригодные. Поэтому я буду читать лекцию, а Гвидо – организовывать переправу – так будет побыстрее.

Лихорадочно вспоминая Тита Ливия, многократно обруганного современниками за многословие и вранье, я предложил Гвидо поменяться ролями. Гвидо с удовольствием согласился – он как раз добрался до разгрома на Тразименском озере, рассказывать о таких поражениях наших далеких предков никому не понравится. А впереди еще «Канны».[14]

Вито, с ужасом смотревший на слишком длинную и тяжелую переправу, прислонился к моему плечу, чтобы набраться храбрости. Романо немедленно поступил так же.

Пока мои друзья переправляли через реку одиннадцать рюкзаков, предельно обленившийся я добрался до Фабия Максима Кунктатора.[15]

Остановившись на этой мажорной ноте римской истории, я заметил, что пора уже и нам переправляться через реку.

вернуться

14

Отсылаю читателя к великолепной работе Б. Лиддел-Гарта «Энциклопедия военного искусства. Стратегия непрямых действий», с. 47–49.

вернуться

15

Кунктатор – Медлительный (лат.).

63
{"b":"70","o":1}