ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Твердость характера. Как развить в себе главное качество успешных людей
Мисс Магадан
Битва за воздух свободы
Всё, о чем мечтала
По ту сторону
Мир внизу
Подземный город Содома
Ноль ноль ноль
Мой нелучший друг

Сначала мы довезли Ларису. Синьор Арциньяно, поджидавший ее на крыльце, заглянул в машину, убедиться, что я жив. Я слабо улыбнулся.

Когда мы остались вдвоем со Стромболи…

– За последние три дня тебя могли застрелить из бластера, съесть, зарезать или замучить до остановки сердца, – заметил капитан. – Тебе не кажется, что это слишком даже для тебя?

– Я-т-то тут п-при чем?! – возмутился я.

– Ну раз ты этого не понимаешь, придется посадить тебя на короткий поводок.

– Т-только п-попробуй! Я т-тебе н-не л-лаб-боратор-ная к-крыса!

– Ты не лабораторная крыса, – спокойно согласился Стромболи. – Ты сын генерала Галларате и оперативник нашего отдела. И твоя безопасность и секретность – это моя работа.

– Н-ну и что?! М-мне что, п-по улицам не ходить?!

– Генерал ходит?

– О, ч-черт! И что же мне д-делать? – спросил я почти жалобно. – Не хочу я д-дома сидеть!

Стромболи смягчился, я видел его лицо в зеркальце.

– Фернан говорил, что настроил тебе комм на всякие неприятные неожиданности. Почему ты не дал сигнал сразу, еще когда на тебя только напали?

– Ну, это же п-просто д-драка! К-кто ж з-знал, что эт-тот т-тип т-туда заявится. И т-тревожная к-кнопка у меня не н-наст-троена.

Стромболи только головой покачал:

– Настрой.

– Л-ладно.

– Кстати, как ты догадался про рэкет? Ты мне хорошо подыграл, спасибо.

– М-может б-быть, я ошиб-бся.

– Нет. У сержанта было такое лицо… – улыбнулся Стромболи.

Хватит заикаться. Я взял себя в руки, начал говорить медленно, и дело пошло на лад:

– Тогда, осенью, охранники приехали очень вовремя, ну, бывает, мы этих типов долго били. Кстати, Лео уже тогда заметил, что Гвидо охрана не защитила. А на этот раз… весь бой длился минуту, не больше. Две случайности. И еще… Чем-то Аличе мне тогда не понравился, и сейчас я понял, чем.

– Ну?

– Синьор Соргоно всегда очень торжественно говорит: «Дети – это самое главное», а лейтенант позвонил профессору и сказал: «Генерал Галларате, извините за беспокойство». Ну, как будто я – это что-то мелкое и незначительное!

– Понятно, – задумчиво ответил Стромболи и сбросил скорость: мы подъезжали к воротам Лабораторного парка.

Фернан меня когда-нибудь доконает: в дом меня внесли на руках, сразу в медкабинет; сканирование, уколы. Ой! Ну хватит уже.

Утром проф все еще не появился, и Фернан, как самый компетентный медик, оставшийся в парке, легко убедил синьора Соргоно, что мне надо провести денек в горизонтальном положении. А я опять был оставлен на попечение начальника охраны.

Так что я лежал в постели и болтал со всеми друзьями по комму, по очереди. Успокаивал: жив я и здоров, просто у меня нянька – паникер.

На следующий день я взбунтовался и отправился выбивать из синьора Соргоно разрешение пойти погулять с Ларисой, она сдала последний экзамен, невозможно не отпраздновать.

– Вот видите, – заметил присутствовавший при нашем споре Фернан. – Если бы Энрик уже вчера был в порядке, его нельзя было бы продержать целый день дома.

– Что?! – взвился я. – Ну все, ты еще пожалеешь!

Фернан только расхохотался. Я ему все равно отомщу!

– Ладно, – согласился синьор Соргоно с моими доводами. – Только не по темным переулкам. Два раза подряд… Не нарывайся…

– Да ну-у, эти типы еще в больнице лежат.

– Тяжелый танк «Энрик», – проворчал синьор Соргоно. – Ты меня понял? – мягко, как маленького, спросил он.

– Угу, – вздохнул я.

Лариса светилась счастьем: первое сложное испытание в жизни успешно пройдено. Мы покатались на всех аттракционах, попробовали все виды мороженого, какое только нашлось в Центральном парке, постреляли во всех тирах. Лариса быстро прогрессирует. Трижды встретили парочку «Алекс с Джессикой», дважды «Лео с Терезой» и целых пять раз «Гвидо с Лаурой».

– Я хочу тебя спросить, – неуверенно начала Лариса. – Ты не рассердишься?

– Когда это я на тебя сердился? – ласково спросил я.

– Понимаешь, после того как меня похищали, я уговорила Габриеля, это мой брат, поучить нас драться. Ну не так, как вы, а просто, чтобы не быть совсем уж беззащитной…

– Ну, я догадывался, что что-то такое происходит. Он вас по субботам и воскресеньям консультировал, в остальные дни вы занимались самостоятельно. И еще хранили это в тайне от нас. Алекс ужасно страдал от неудовлетворенного любопытства.

– А вчера… Я, наверное, могла что-то сделать. Но испугалась. Просто шевельнуться не могла.

– Ты же была со мной. И за полгода ничему серьезному научиться нельзя, так что не переживай. Хорошо, что ты в драку не полезла, это могло бы плохо кончиться.

– Я же не о том, хорошо это или плохо! Почему мальчишки этого не боятся?

– Адреналин, – кратко ответил я. – Мы по-разному устроены. Я могу хотеть победить сильнее, чем остаться в живых, а ты – нет.

Лариса кивнула и опустила голову.

– Мне все это не очень нравится, – продолжил я. – Ну, пока девочки не дерутся, все знают, что их нельзя трогать… A если они тоже умеют…

– Ты неправ! – решительно заявила Лариса. – Порядочного человека остановит сам факт, что я девочка, а какого-нибудь мерзавца ничто не остановит.

– Да, наверное, – неуверенно проговорил я. – Но тогда сама ни на кого не нападай!

– Естественно, – язвительно согласилась Лариса.

– Да? Я имею в виду, ни при каких обстоятельствах, даже если в двух шагах я дерусь с превосходящими силами противника.

– Понятно, – усмехнулась она.

– Я серьезно. Если бы кто-нибудь из них поймал тебя в какой-нибудь захват, мне пришлось бы позволить им перерезать себе горло.

– Ох!

– Вот-вот.

Глава 5

Проф вернулся в пятницу вечером. А рано утром в субботу я уже должен был уезжать в военный лагерь.

– Как дела? – спросил проф.

– Э-э-э, нет, рассказывайте лучше, как ваши!

– Армия может организовать все! – провозгласил проф.

– Знаете старый девиз? «Сложное мы делаем сразу, невозможное требует немного больше времени».

– Хм, не знал, но он мне нравится, – проф воззрился на меня с подозрением. – Почему это ты не хочешь рассказывать, как твои дела?

– Вы такой догадливый или уже успели поговорить с капитаном Стромболи?

– Догадливый. Докладывай.

Я кивнул, вздохнул и рассказал, как я жил эти несколько дней.

– Да-а, – потянул проф. – Ну, я уже это говорил, с тобой всегда что-то случается. Мне придется просто с этим смириться.

– Вот и хорошо, а то Стромболи уже грозился запереть меня в парке. Если бы вы с ним согласились… Плохи были бы мои дела.

– Вот и помни, что я могу это сделать.

– Р-рр!

Проф посмотрел на меня с веселым интересом:

– Война?

Я покачал головой:

– Гораздо хуже. Когда самурай почему-то не мог вызвать обидчика на поединок, он делал харакири у него на пороге. Это месть.

– Надо же, я сам подтолкнул тебя к изучению истории, – вздохнул проф. – Но это не в твоем стиле. Что-то вроде сдачи в плен еще до боя.

– Самураи не считали смерть поражением, иногда это могла быть победа.

– Брэк! А то мы с тобой никогда не остановимся.

– У вас просто кончились аргументы, – ехидно заметил я и увернулся: проф попытался меня поймать. Через пару минут ему это удалось.

– Ну и что? – спросил я отсмеявшись. – Розария больше нет, а все остальные колючие кусты слишком хлипкие, чтобы бросить туда меня. Выкопали бы пруд – не было бы проблем.

– Ты разве когда-нибудь предлагал его выкопать? – удивился проф.

– Конечно! Я даже яму для него сделал.

– Да, действительно, а я не понял. Это был такой новейший метод рытья прудов. А осколки от всех окон должны были украсить дно, – проф такой же ехидный, как я.

– Не-е, осколки – это ошибка эксперимента.

– Куда бы бросить этого болтливого типа? – пробормотал проф, взгромождая меня себе на плечо.

– Только не в терновый куст! – завопил я, дрыгая ногами.

8
{"b":"70","o":1}