ЛитМир - Электронная Библиотека

Я прокатился под вытянутой шеей, меня в очередной раз окатило драконовой кровью (ну что за невезение), и перебрался на другую сторону как раз вовремя, чтобы пинком ноги отбросить к стене славного героя Тони – дракон чуть было не раздавил его лапой. Алекс в этот момент только поднимался на ноги, его плащ был разодран на черные ленточки. Свой меч я воткнул в ступню нависшей надо мной драконовой лапы, он ее отдернул, и я успел срубить ему один из когтей. В этот момент дракон окончательно осел на брюхо, задрал морду к потолку и выпустил струю пламени. Вся пещера превратилась в сауну. Хуже всех пришлось Лео – он был очень высоко над полом. Роберто спрыгнул с драконовой спины в сторону Гвидо, прекрасно, теперь братишка не один.

Откуда этот чертов ящер берет свой огонь? Я побежал обратно, под драконову шею, и вонзил свой меч почти в ту же точку, в которую уже вонзал его сегодня днем (а кажется, это было так давно). Дракон уже от безнадежности дрыгнул лапой и напоролся на подставленный Алексом клинок. Я вытащил свой меч из глубокой раны и еще несколько раз рубанул по шее там, где Лео лупил по ней сверху.

Внезапно поток пламени иссяк, и в тот же момент стало тихо.

– Энрик! Берегись! – закричал кто-то. Я едва успел откатиться в сторону, как на то место, где я только что стоял, упала драконова шея. Голова упала чуть дальше.

Глава 38

Сразу же наступила тьма. Как хорошо! Если не считать многочисленных синяков и нескольких слабых ожогов, ничего не болит, не мутит, не тошнит и спать не хочется.

– Ребята, подайте голос, все! – велел я.

– Жив, – откликнулся Алекс.

– Я тоже, – это Лео.

– И я, – сказал Роберто.

– Цел, – заявил Тони.

– Гвидо?! – испугался я.

– В порядке, сейчас из-под лапы выберусь, – кряхтя от напряжения, ответил братишка.

– Ф-фух! – громко, с облегчением вздохнул я. Мы успели до полуночи и остались живы.

– Сейчас я зажгу факел, – обещал Лео.

Раз-два, раз-два!
Горит трава,
Взы-взы – стрижает меч,
Ува! Ува! И голова
Барабардает с плеч!

– вспомнил я о добровольно взятых на себя обязательствах.

– Да, ты вылечился, – заметил Лео с удовлетворением, пытаясь одновременно выбить искру, мне было слышно, как он колотит – не то кремнем по огниву, не то наоборот.

– Осталось одно четверостишие, – сказал Алекс.

– Не-е, – возразил я, – два. Хливкие шорьки и мюмзики повторяются в конце.

В руке у Лео вспыхнул факел. Мы сразу побежали высвобождать Гвидо из-под драконовой туши.

– Да, – отметил Алекс, оглядывая результат наших трудов, – всё, как ты сказал, мы его нашинковали.

У Бармаглота были отрублены все четыре лапы, хвост и голова, позвоночник был рассечен надвое, одно крыло осталось целым, второе висело, подраненное еще утром. Почти все когти лежали отдельно.

– Тебя не очень обожгло? – спросил я у Лео. – Там же был настоящий ад.

Лео только поморщился. Понятно. Я опять взял командование на себя:

– Быстренько рубим ему оба уха и – наружу, там рядом был ручей.

Как далеко, оказывается, мы зашли вглубь пещеры – когда мы выбрались на поверхность, была уже глубокая ночь. Наши кони не пропали – страх перед драконом охранил их лучше любых караульных.

Не разжигая костра (хватит с нас на сегодня огня), мы разделись и плюхнулись в восхитительно холодную и чистую воду.

Только через пару часов мы вернулись к нормальному состоянию, то есть вспомнили, что надо разбить лагерь, залечить раны, распределить вахты, выставить часового… И не хлопать ушами, чтобы нас не могли застать врасплох… Почивать на лаврах рано, не зря же к моему седлу приторочен волшебный меч, средство против того, кого боится даже дракон. Если бы было очень надо, мы, конечно, могли бы подняться на рассвете, но сейчас мы даже не знали, в какую сторону, собственно, следует ехать, поэтому я никого не будил и не поднимал, и окончательно все проснулись, когда солнце уже высоко стояло над горизонтом. Даже постиранная ночью одежда успела подсохнуть.

– И куда мы теперь? – поинтересовался Алекс за завтраком.

– Ну-у, – потянул я задумчиво, – например, мы можем вернуться в Вулвертон и пьянствовать в свое удовольствие на тринадцать тысяч золотых корон.

– Я же серьезно, – недовольно покачал головой Алекс. – Дракона-то мы нашинковали, но еще никого не спасли! Что-то я не заметил, чтобы из этой пещеры выбегали толпы красивых девушек.

– Да уж, красивых девушек ты бы не смог не заметить! – поддел Лео Алекса.

Тот, разумеется, полез мстить…

Пока эта парочка возится на травке под одобрительные возгласы и хохот окружающих, мне надо придумать, куда мы поедем и что будем делать.

Где же может быть этот самый страшный, так пока и не названный по имени? У меня было ощущение, что я что-то упустил, какую-то подсказку… но какую?

Допустим, девушек дракон воровал для злого волшебника. Так, а куда он их относил? Сюда! Иначе крестьяне в Трехгорье не были бы так уверены, что дракона надо искать именно здесь. Это во-первых. А вторая подсказка тоже есть: Джек, не робкого десятка парень, только испуганно помотал головой, когда Лео спросил его, ходили ли местные жители в пещеру раньше. Ну не может же быть, чтобы в большом селе не нашлось любопытных храбрых мальчишек! Значит, было что-то, что держало их на расстоянии от этого места.

Вывод: мы провели ночь на пороге у противника. Странно, что мы до сих пор живы. И еще – с точки зрения этого самого страшного, мы забрались в конуру его сторожевой и охотничьей собаки и оставили там ее хладный труп. Я бы на его месте обиделся.

Но противник, у которого дракон в роли любимой собачки… Приключение обещает быть интересным, если, конечно, не окажется смертельным.

– Ну, и куда мы пойдем? – требовательно поинтересовался Алекс, тяжело дыша. Он надеялся, что я уже всё придумал, мы начнем собираться, и тогда Лео придется прекратить прижимать его лопатками к земле.

Я пожалел приколиста и ответил:

– Обратно в пещеру.

– Это еще почему? – заинтересовался Лео, отпуская Алекса. – Живи пока.

Я пересказал свои рассуждения и выводы.

– Угу, – согласился Лео. – Это называется «дуракам – счастье» или «пьяному море по колено».

– Или его сейчас нет дома, – потянул Алекс.

– Лошадей придется оставить, – заметил Роберто.

– Ну, можно отвести их отсюда подальше, чтобы они не попались на глаза этому… – Гвидо замялся, – э-э-э, а как мы будем его называть?

– Злодей, – предложил Тони.

– Мог бы придумать что-нибудь посвежее, – упрекнул его старший брат. – Ну ладно, какая разница!

– Вот именно, – отрезал слегка обидевшийся Тони.

– А факелы у нас еще есть? – поинтересовался я.

– Один, – ответил Лео, отрицательно мотнув головой, – остальные я потерял во время боя.

Да, один факел – это не запас.

– Придется возвращаться в Трехгорье, – заметил я, – по коням, ребята.

Счастливые и довольные своей победой, мы галопом влетели в Трехгорье, пронеслись на центральную площадь (единственную в селе) и осадили лошадей перед знакомым домом.

Церковный староста вылетел на крыльцо, как будто его туда черти выгнали:

– Что?

– Мы его нашинковали, – весело ответил Алекс.

Староста привычно обернулся к сожженной церкви и с достоинством перекрестился:

– Слава тебе, Господи.

Вообще-то, по-моему, слава нашим мечам, ну да пусть его.

О светозарный мальчик мой!
Ты победил в бою!
О храброславленный герой,
Хвалу тебе пою!

– пробормотал я специально для Алекса. Сам себя не похвалишь…

Алекс показал мне большой палец.

– В лес пока не ходите, – сурово добавил я, – это еще не все. И нам нужны еще факелы.

81
{"b":"70","o":1}