1
2
3
...
86
87
88
...
90

Большой зал выглядел точно так, как положено выглядеть залу в средневековом замке: голый серый камень стен прикрывали кое-где шкуры (охотничьи трофеи), знамена, части доспехов и оружие (боевые трофеи). Пол засыпан соломой, впрочем, чистой. В огромном камине можно было бы зажарить быка на вертеле. Рядом возились, грызли кости и лениво грызлись между собой собаки, сильно смахивающие на ирландских волкодавов. Посередине зала стоял длинный, ничем не покрытый стол, в дальнем от входа конце на небольшом возвышении к нему был приставлен стол поменьше, который покрывала шитая золотом скатерть. За ужином я убедился, что Алекс знал, что делал, – только по великой знатности рода нас посадили за чистый господский стол, куда блюда прибывали в первую очередь, где имелись тарелки и где у окружающих были хоть какие-то манеры. Все равно манеры крестьян из Трехгорья казались мне более изящными.

Принцессу посадили на почетное место слева от хозяина дома, кажется, это место хозяйки, но граф оказался вдовцом. Мы с ним померялись взглядами, и я первый раз в жизни чуть не проиграл. У него был прямой, пронзительный взгляд, твердый подбородок и лицо профессионального воина, лет ему было около сорока, а двое его взрослых сыновей сидели рядом с нами на возвышении, от самого почетного места их, правда, оттерли – я самочинно устроился слева от принцессы. Ребята сели справа от графа, там, где им указал мажордом.

Граф Рексем был занят только принцессой. Королевская дочь своим хорошо поставленным хрустальным голосом жаловалась на пещерную тюрьму и на дурное питание. На нас она не жаловалась, только ахая повспоминала про бой с дракончиком, происходивший в ее присутствии. Мне пришлось оправдываться, что дракончик был маленький и никакой опасности для принцессы не представлял.

– Большого дракона мы убили накануне, – пояснил я.

– Мне не показалось, – с издевательской вежливостью заметила принцесса, – что вы сочли его неопасным, когда смели меня к стене. Впрочем, я вас прощаю.

– Благодарю вас, ваше высочество, – таким же тоном ответил я. – Приятно думать, что по прибытии в Кейстор мне отрубят голову только два, а не три раза.

Принцесса слегка покраснела и опустила глаза.

– Что это вы сделали? – удивился Рексем.

– Говорят, я был не слишком вежлив с дамой, – пояснил я.

– Вы накликаете беду на свою голову, сэр Генри, – заметил граф.

– Разве не из бед состоит вся жизнь странствующего рыцаря? – парировал я с усмешкой.

– А я до сих пор думал, что из подвигов, – ехидно заметил виконт.

– Дракон – это большое несчастье. Некромант, который его вырастил, тоже, – мягко заметил я.

– Для крестьян, – покривившись от презрения, парировал мой собеседник. Ну и дурак же он, а королевскую дочь кто украл?

Принцесса помрачнела. Граф бросил на сына грозный взгляд.

– Они не менее вас наделены бессмертной душой, – возразил я экзальтированным тоном фанатика-крестоносца. Со священником я бы не рискнул затеять теологический спор, а с этим полуграмотным бугаем…

Полуграмотный бугай заткнулся. Жаль, было бы смешно.

– Так кто же из вас убил дракона? – поинтересовался его младший брат.

Я воззрился на него с удивлением:

– Мы сделали это все вместе.

– Это недостойно рыцаря! – воскликнул виконт. Ну и придурок. Наступила напряженная тишина.

Я резко вонзил свой кинжал в стол в миллиметре от его ладони. Он отдернул руку.

– Ваш отец, – начал я тихо, угрожающим тоном, – оказал нам гостеприимство, за что я ему очень благодарен, – вежливый поклон в сторону графа. – И мне не хотелось бы убивать его сына. Но оскорблять себя я не позволю, – я сделал небольшую паузу. – Отчего же вы, такой храбрый рыцарь, не отправились спасать ее высочество самостоятельно? Только не говорите мне, что вы не знали. Знали!

Он побагровел и открыл рот, силясь придумать ответ.

– Сэр Генри, – решительно вмешалась принцесса, – я запрещаю вам бросать вызов виконту Рексему!

– Я вам не вассал! – возразил я резко.

– Вы поклялись доставить меня в Кейстор!

«Заткнись!» – прошептал Лео одними губами. О черт! И он, и принцесса правы: чего это я взвился?

– Прошу прощения, ваше высочество, – произнес я спокойно.

Граф Рексем решил сгладить острые углы и очень вежливо попросил рассказать о бое с драконом. Все с облегчением вздохнули, и Алекс начал свое повествование с драки в трактире. В нашем драгоценном пустомеле погибает менестрель. Или трубадур?..

Я что-то ел, что-то пил – и изрядно расслабился в тепле и уюте.

Постепенно шум в зале утих, кое-кто из слуг уже отвалился от стола и устроился поспать прямо на покрытом соломой полу.

Граф подал принцессе руку и предложил ей проследовать в опочивальню. Мы не такая чистая публика, как принцесса, поэтому нас в «опочивальню» провожал мажордом. Ну и крутые же в этом замке лестницы…

Глава 41

Когда мы остались одни, я обнаружил, что Тони где-то носит, а Алекс продолжает стоять в дверях и не заходит в комнату.

– Тони! – воскликнул я. – Где он?

– Т-ш-ш! – остановил меня Лео. – Протрезвись, умник! Он узнает, где принцесса, и придет.

Меня и впрямь здорово развезло, я потряс головой, чтобы в мозгах наступило некоторое просветление. Не помогло. Лео внимательно оглядел лишенную засова дверь:

– Не пойдет. Роберто, взгляни, что там в комнате напротив.

Роберто выскочил в коридор.

– Умойся. Вот вода, – велел мне Лео. – Твоя судьба – прожить трезвую жизнь.

– Э-э-э, – удивился я, – а чего я не заметил?

– Ты не заметил злобного взгляда виконта и насмешливых, обращенных на него. Какого дьявола ты выставил его таким дураком?!

Я поскорее опустил лицо в тазик с холодной водой – натворил я дел, если уж Лео рассердился…

Холодная вода помогла – я пришел в нормальное состояние, в этот момент в комнату проскочил Тони:

– Ниже этажом, и у ее двери граф поставил охрану, – доложил он.

– Тебя не засекли? – поинтересовался Лео. Тони скорчил недовольную мину:

– Конечно, нет!

Роберто тихо проскользнул в дверь:

– Три комнаты напротив пусты, и там почему-то есть засовы на дверях. Непонятно, зачем надо было запихивать нас всех в эту конуру?

– Затем, что у кого-то слишком длинный язык, – все еще очень сердито откликнулся Лео.

– Зря ты катишь бочку на Энрика, – заметил Гвидо, – внутренний засов с этой двери убрали не полчаса назад.

Гвидо тоже немного перебрал вина и очень старался говорить правильно, чтобы никто этого не заметил. Лео проигнорировал последнюю реплику:

– Ночуем напротив, спим вполглаза, – скомандовал он.

Убедившись, что коридор пуст, мы передислоцировались и закрылись на засов. Лео постоял у двери, подумал, покачал головой:

– Нет, это мышеловка.

…Сдвинул засов и чуть приоткрыл дверь.

– Роберто, ты дежуришь первый, – как сквозь вату услышал я голос Гвидо и рухнул поспать на какую-то покрытую ковром лавку, даже не выяснив, когда моя очередь.

Она наступит – меня разбудят.

Кто-то осторожно прикоснулся к моему плечу, я сел и открыл глаза – в комнате царила полная тьма.

– В коридоре уже целый отряд собрался, – прошептал Лео мне на ушко.

– Ясно, – выдохнул я.

В узкой щели, оставленной Лео еще вечером, промелькнул свет факела.

– Сколько?

– Больше десяти, – ответил Лео.

– Когда они рванут нас резать, – предложил я, – действуем безо всяких там рыцарских вызовов, ночные убийцы их не заслуживают.

– Ага, – согласился сэр Лайонел.

Мы собрались около двери, на ощупь выяснили, кто где находится, я отодвинул юных героев сэра Гвидо и мастера Энтони подальше от выхода – нам только не хватало застрять в проеме, дабы враги умерли от хохота.

Там, в коридоре, кто-то ногой толкнул дверь комнаты напротив – началось.

Очень тихо и медленно Алекс раскрыл нашу дверь. Интересно, чем они ее вечером смазали? «Ядом горыныча»?

С громким лихим гиканьем (пусть они успеют хотя бы испугаться) мы вылетели в коридор и напали на врага.

87
{"b":"70","o":1}