ЛитМир - Электронная Библиотека

Места за левым и правым столом принадлежат высшей знати, тем, кто представляет собой верхушку правительства, особо приближенную к венценосной семье: министрами, советниками и фаворитами, что поддерживают и питают корону. Это с их легкой руки род Ден'Эррайн получил и закрепил за собой право на трон. Но сегодня здесь присутствовал и Совет Двенадцати, прибывший вместе с королем.

С древних времен Тор-на-Дун был разделен на двенадцать торов – кланов, каждый из которых владеет подземным городом-княжеством и подчиняется непосредственно королю. Еще один – Заррагбан – является вотчиной кронпринца и, наконец, четырнадцатый – столица, великолепный Миррагдель, город дворцов, алмазных шпилей, мраморных фонтанов и площадей, где тысячелетиями короновались и правили древние короли.

Каждый тор имеет своего официального представителя, который входит в высший орган исполнительной власти – Совет Двенадцати, что постоянно находится при короле. С их помощью Его Величество всегда в курсе того, что происходит в его землях и чем живут его подданные.

И вот сейчас эти высокопоставленные вельможи, творящие историю своими руками, занимали места согласно установленным традициям и рангу. Они были единственными, не считая венценосной семьи, кому разрешалось сидеть в присутствии короля.

Оставив Брейна, я встала рядом с причитающимся мне местом на третьей ступеньке от трона. Как невестке короля, мне полагалось даже не кресло, а всего лишь маленький пуфик – таковы были правила этикета Тор-на-Дун.

Наконец церемониймейстер объявил о прибытии короля, массивные двухстворчатые двери распахнулись, и в зале появился Его Величество Даггерт в сопровождении наследника и солдат из личной гвардии.

Он стремительным шагом пересек помещение. Скользнул по притихшей знати хмурым взглядом, задержал его на мне несколько дольше, чем позволяли приличия, и, с грацией пантеры опустившись на бархатную подушку, занял мраморный трон.

Айренир же казался настолько погруженным в свои мысли, что практически не заметил моего присутствия. Я пристально следила за ним, пока он шел по залу, пытаясь прочесть на его лице ответы на те вопросы, что столько времени мучили меня. Но каменная маска, которой он скрывал свои чувства, не давала мне ни малейшего шанса.

Он даже не обратил внимания на приветствия приближенных. Молча опустился в кресло и тут же замкнулся, как человек, решающий важную дилемму, от которой зависит если не его жизнь, то будущее уж точно.

Но вот все заняли свои места, и герольды протрубили о начале собрания.

Глава 8

В проход между столами шагнул Брейн в сопровождении товарищей. Слишком серьезный, слишком собранный, совсем не похожий на того бесшабашного молодого мужчину, рядом с которым я стояла в коридоре. От него исходили волны внутреннего напряжения, говорившие о том, что он здесь не только для того, чтобы засвидетельствовать почтение темному королю.

Приблизившись к трону, веры опустились на одно колено и низко склонили головы, подставляя обнаженные шеи – жест доверия и повиновения. Как бы там ни было, а альфа маленькой деревушки был намного ниже по положению, чем тот, кто сидел на троне.

– Приветствуем тебя, Брейнор Эр'Грейд из клана Песчаных Львов, – величественно произнес Даггерт и жестом позволил верам подняться. – Что привело тебя в наши края?

Альфа вскинул на него серьезный желтый взгляд и сверкнул белозубой улыбкой:

– Рад видеть вас в добром здравии, Ваше Величество! Мой визит не был запланирован, это так, но у вас есть то, что было незаконно похищено из моего дома.

Король нахмурился, одарив нахала тяжелым взглядом, но тот все так же улыбался, ничуть не переживая за свою сохранность.

– И что же это? – осторожно поинтересовался Даггерт.

– Сокровище моего клана – Прекраснейшая Эльсамин. Она приняла клятву защиты и опеки, и по древнему обычаю является нирой моего клана.

Даггерт неопределенно хмыкнул, бросив на меня заинтересованный взгляд, будто я была забавной зверушкой, удивившей его в очередной раз. Мне стоило больших усилий сидеть спокойно, не показывая своего любопытства, но сердце билось в груди пойманной птицей. Неужели сейчас Брейн потребует моего возвращения? Да нет, в коридоре он говорил так, будто свадьба – дело решенное, тогда чего же он добивается?

– Прекраснейшая Эльсамин Тильнаминуэр – наша невестка. А эта клятва недействительна, поскольку нира несовершеннолетняя и не имела права брать на себя обязательства без одобрения своего опекуна. На данный момент это ее муж и мой старший сын Айренир.

– Будущий муж! – возразил Брейн.

– Действующий! – парировал король. – Брачный лист был подписан мной, как представителем жениха, и Владыкой Леовереном, на тот момент единоличным опекуном невесты, вместе с передачей прав. Вы же понимаете, что до совершеннолетия ни один эльф не имеет права подписывать какие-либо документы, принимать клятвы и давать обеты без разрешения своего опекуна? А у нас нет времени ждать так долго.

Мне казалось, что я ослышалась. Ладони вмиг вспотели, когда я сжала бирюзовую ткань платья, пытаясь унять дрожь в пальцах.

Как же так?! Значит, Леоверен и Даггерт подписали брачный лист?! На Эретусе это все равно, что свидетельство, выданное в ЗАГСе – свершившийся факт, а пышная церемония венчания в храме лишь красочное приложение к официальной части.

Так значит, юридически я уже являюсь женой кронпринца! Но тогда почему он молчал все это время?

Я украдкой бросила взгляд на лицо Айренира – окаменевшее, с плотно сжатыми губами.

Что он скрывает? Что ему нужно?

Говорит, что любит меня, а сам избегает, знает про брачный лист, но не настаивает на правах. Селит меня в покоях своих любовниц, а сам бьет брата до крови за нападение. Возвращает Кира с того света и молчит. Знает, что я считаю его убийцей, но не желает ничего объяснять.

Неужели ему все равно, что я о нем думаю? Чего он добивается: моей ненависти или благодарности? Желает, чтобы я обвиняла его или, наоборот, чувствовала себя виноватой? Если б я только знала, что ему нужно!

– Брак не осуществлён. Брачные татуировки не проявились, – заметил Брейн обвиняющим тоном.

– Задержка с консуммацией исключительно по причине несовершеннолетия новобрачной, – вывернулся Даггерт.

Меня передернуло. Теперь-то я знала значение этого слова.

Брейн на мгновение застыл, словно переваривая услышанное, но вот его взгляд уперся прямо в глаза кронпринца, и вер с нажимом произнес:

– Так пусть Его Высочество по праву мужа и господина позволит своей жене принять мою клятву еще раз.

Теперь все внимание было приковано к Айрениру. Тот криво усмехнулся, устало прикрыл глаза и глухо произнес:

– Как опекун я признаю прежнюю клятву действительной. Я знаю, чего ты хочешь, Брейн, но Эльсамин не вернется в клан. У вас нет магов для ее защиты и обучения, но твои люди могут остаться здесь и стать ее личной гвардией. Как тебе такой вариант?

Он явно не желал спорить. И Брейн, похоже, догадался об этом.

– Мои люди будут телохранителями, – альфа начал торговаться.

– Твои люди не защитили ее от гвардейцев Мерильена, – напомнил король. – Какая от них польза?

– Веры-телохранители используют мощные артефакты, защищающие их от магического влияния, а в нашем клане их нет, это так. Но, приняв моих людей в охрану ниры, вы будете обязаны полностью экипировать их, разве нет?

Я услышала, как кто-то скрипнул зубами: то ли Даггерт, то ли его сын.

– Это все, чего ты хочешь? – обманчиво спокойным тоном поинтересовался король.

– Нет, – Брейн снова ослепительно улыбнулся, – еще хочу знать, когда будет свадебная церемония. А то, знаете ли, у меня половина клана боится пропустить это событие.

Я увидела, как руки Айренира с силой вцепились в витые подлокотники, оставляя вмятины на темном дереве. Неужели ему ненавистна сама мысль об этой свадьбе? Тогда зачем все эти намеки на любовь – ничего не понимаю! Это ж вроде я должна возмущаться!

11
{"b":"700106","o":1}