ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не вполне, но одна из веров меня просветила. Дело в том, что в замке я выпила большую дозу любовного напитка, а вкупе с кэршем это должно было свести Повелителя с ума и заставить его обернуться прямо на брачном ложе…

Я не договорила, потому что темный вцепился мне в плечи, прожигая огнем своих глаз, и полузадушенно прошипел:

– Так что ж ты раньше молчала!

Вот это да! Я оторопела.

– Простите, Прекраснейшая, – он отступил, убирая руки за спину. – То, что вы рассказали, весьма похоже на попытку убить Повелителя Эрионара. Если это произойдет, все веры и дроу, живущие на землях клана Молний, будут беззащитны перед эльфами. Мы еще не оправились от прежних войн и стараемся жить в мире друг с другом.

Я недоуменно уставилась на него. Ага, а нападение в лесу мне приснилось.

Он продолжил, не замечая мой молчаливый вопрос:

– Повелитель хранит границы своей территории и тех, кто на ней живет. Но если его не станет, ситуация может в корне измениться. Почему вы не сказали об этом раньше?

– Забыла, – я развела руками. – Столько всего случилось…

– Понятно. Сейчас я покину вас, но будьте готовы повторить свои слова при моем отце. Я прошу вас быть свидетелем в этом деле.

– Всенепременно.

Он действительно ушел, повернув у двери такой же перстень, как у меня. Я осталась одна и в изнеможении упала в кресло, еще хранящее тепло его тела.

Неужели Эрионару и правда грозила опасность?

Струйка холодного пота скользнула по моей спине.

А ведь эльфы направились к нему после посещения веров! Если герцог Карион так сильно хочет уничтожить этого асура, он не остановится перед неудачей, будет искать другой способ добиться успеха.

Да, асуры практически непобедимы, но у них тоже есть слабые места. Слабым местом Эрионара была я, и герцог решил мной воспользоваться. Он не мог спланировать этого заранее, ведь никто не знал, кто достанется мне в женихи, но после обряда… Да, он вел себя как-то странно, словно человек, поставивший сотню, а выигравший миллион. Слишком уж явное предвкушение было у него на лице, когда он отправлял нас с Деусом. Похоже, именно тогда он и начал строить свои злодейские планы!

"Планы изменились. Мне не нужна эта свадьба" – вот что он сказал магу в той таверне, из которой я сбежала с Арлет и ее братом. Как я могла забыть!

Я вцепилась руками в волосы и застонала. Только не это! Я не хочу, чтобы Эрионару причинили вред. Несмотря ни на что – не хочу!

Он все еще дорог мне.

***

Как и ожидалось, бессонная ночь не прошла даром. Утром я не могла поднять головы. Равнодушно взглянув на завтрак, вылезла из постели и потопала в ванную. Из зеркала на меня глянуло привидение с бледной кожей, всклокоченными волосами и темными кругами под глазами. Да, такой "красавицей" я не была даже после студенческих вечеринок! А ведь сегодня мне предстоит встреча с Брейном. Он и так, наверное, ненавидит меня после всего, что случилось. Не хочу, чтоб он меня еще и жалел.

По случаю прибытия гостей и присутствия правителя все мои занятия были отменены. Поэтому я до обеда валялась в постели никем не потревоженная, вспоминая и анализируя слова Айренира. Я же не ослышалась? Он действительно говорил о мире между дроу и верами? Но как тогда в этот мир вписываются бессмысленные убийства моей охраны и подруги? Или здесь в ходу двойные стандарты? И что означает "быть свидетелем в этом деле"? Что собирается предпринять Айренир? Отправится в замок Молний и расскажет все Эрионару? А тот рванет прямо к герцогу и потребует объяснений? Неужели своими словами я спровоцировала новый конфликт? Может, лучше было молчать?

От всех этих мыслей разболелась голова.

Наконец появились служанки, и все пошло по накатанной схеме: купание, притирания, маникюр, макияж, прическа.

Платье из муара переливалось всеми оттенками бирюзы и было расшито по подолу золотыми и серебряными узорами. Так уж повелось с древних времен, что серебро считалось мужским металлом, а золото – женским, но сочетание этих двух говорило о том, что их носитель – последний представитель своего рода. Так что я смело могла носить украшения из любых драгметаллов, жаль только, что мысль об этом не вызывала ни малейшего удовольствия.

Вот и все. В зеркале отражается мой тонкий силуэт в переливающемся платье. Волосы распущены, из-под светлых прядей виднеются темные, открытый лоб украшает венок из белоснежных роз. Это особые розы – сарвейские. У них нет шипов, и они не вянут долгое время, надо лишь знать их секрет.

Есть среди эльфов такая легенда: когда-то первый король сидов гулял в Сарвейском саду среди белых роз, которые были гордостью города. Он хотел сплести венок и украсить им чело своей любимой, но оцарапался шипом, и его кровь пролилась на цветущий куст. В тот же миг роза спрятала свои шипы, потому что не хотела причинять боль такому светлому существу. Король надел венок из роз своей возлюбленной, а она сказала, что хочет сплести такой же и для него. И снова роза потребовала крови, а получив ее, убрала шипы. Два лунных эльфа были так прекрасны в венках из роз, что сами боги прослезились, глядя на них, и повелели, чтобы с этого момента сиды не носили венцов из металлов – ни золота, ни серебра, только из белых роз. Сарвейских роз, потому что отныне они без шипов.

Еще перед аудиенцией у короля дроу мне принесли белые розы. Я сама сплела венок так, как учила меня мать, и дала ему каплю своей крови. Теперь он не увянет, пока я жива и здорова.

– Ниэра, уже пора, – заглянул в комнату один из магов, ожидавших меня.

Я глубоко вдохнула, пытаясь успокоить бьющееся сердце. Неужели сейчас встречусь с Брейном?!

***

Не заметить Брейна оказалось невозможно, слишком уж он выделялся среди среброволосых дроу своей брюнетистой шевелюрой. Я увидела его еще издали и невольно прибавила ходу. Он стоял ко мне спиной, окруженный несколькими темными: более широкоплечий, более мощный, более естественный в своей животной сущности, чем все они. Я откровенно залюбовалась им, подходя ближе.

Перед дверями в зал для аудиенций уже собралась небольшая толпа: здесь были знакомые маги из консилиума, советники кронпринца и те, кто приехал с королем. Рядом с альфой я заметила еще двух веров, показавшихся мне знакомыми – кажется, я их видела, когда бежала от эльфов. Наверняка, Брейн прихватил их для престижа, все же он какой-никакой глава клана. Только почему так мало? Семь веров не смогли отбиться от кучки дроу, а тут он сам лезет прямо в логово этих беспринципных убийц! Неужели не понимает, что может погибнуть здесь так же, как Кир? Как можно быть таким доверчивым!

До Брейна оставалось всего несколько шагов, когда его плечи внезапно напряглись, словно он учуял что-то, и в тот же миг альфа обернулся, чтобы встретить меня сияющей улыбкой. Я немного оторопела, не заметив на его лице следов недоверия или беспокойства.

– Прекраснейшая! – Брейн легко опустился на одно колено, приветствуя меня, но тут же поднялся и заключил в крепкие объятия. – Я так рад, что с тобой все в порядке!

Глава 7

Я окинула его изучающим взглядом. Ради встречи с королем темных он явно принарядился: коричневые кожаные штаны, мягкие сапожки с широким голенищем, песочного цвета туника длиной до середины бедра перехвачена на поясе широким кушаком. Тщательно приглаженные волосы очаровательной волной вздымаются над загорелым лицом со смеющимися глазами. Передо мной стоял не деревенский увалень, а гордый представитель своего рода: альфа, глава клана.

Сопровождающие его веры тоже приоделись, сменив холщовые рубахи и штаны на более приличную одежду. Вслед за альфой они преклонили колено, но тут же поднялись и чуть отступили, показывая, что не будут вмешиваться в наш разговор.

9
{"b":"700106","o":1}