ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тяжёлый! — первое, что подумала, взяв в руку сие ювелирное творенье, так это то, что им убить можно.

Кулон был не полый, а цельной, даже ни кулоном, а статуэткой. Можно вполне поставить на полку, шею под такую тяжесть было жаль.

— Верблюд приносит удачу в этой стране и вообще. Пусть он оберегает тебя и Ваню заодно. — Аля радостно улыбнулась и подскочила ко мне, с явной целью напялить на меня килограмм этого драгоценного металла.

— Спасибо. — душа рухнула в пятки, но, не выдав беспокойства, я изобразила смущение.

— Носи его и не снимай. Тогда все проблемы обойдут стороной. С тебя уже хватит. — Аля, застегнув замочек цепочки, уселась на место.

— Спасибо, очень красиво. — я покрутила для вида верблюда, любуясь его глазами, — Теперь чувствую себя неловко, у меня нет для тебя подарка.

— Да как нет?! — с улыбкой и весельем возмутилась Аля, глядя за заборчик игровой, — Вон носиться, самый лучший подарок, какой я получала за последние семь лет. Чудный племянничек. — самое странное во всём этом было то, что отношение к Вани у неё было искреннее и сын это чувствовал, спокойно идя на контакт с, по сути, чужим человеком.

Глава 7

Три года назад…

Отношения с Антоном как лавина набирали скорость с каждым днём, хотя куда стремительней?! У нас и так всё началось внезапно как снег на голову, и за месяц совместной жизни буквально проросли друг в друга. И всё было бы прекрасно, если бы не то, чего в принципе не могло произойти.

Ещё до начала отношений с Антоном я пила противозачаточные таблетки. Я в принципе их всегда пила лет с семнадцати ещё до первых отношений, ведь забеременеть для меня было чем-то страшным. Не обошлось без влияния матери и психопата отчима. Где самой страшной угрозой от них были заявления что если притащу в подоле, то заставят выносить и родить, чтобы неповадно было ноги раздвигать, а потом отнимут ребёнка. Мало мне было издевательств от них, они были бы рады сломать психику ещё одному невинному человеку.

Но то, чего я больше всего боялась, даже больше, чем отчима и мать, кажется, случилось несмотря на все мои предосторожности.

Кажется, потому что я ещё не делала тест и не сходила к своему гинекологу, хоть и записалась на конец этой недели. Трусила, лелея надежду, что это просто сбой в организме, и я не попала в этот мифический грёбанный процент тех, кто даже будучи на таблетках смог забеременеть.

От тяжёлых мыслей оторвал стук в дверь. Это был Игорь, он всегда стучал, прежде чем заглянуть в кабинет, а теперь, когда мы с Антоном открыто вступили в отношения ещё и выжидал ответа, вгоняя меня этим в краску.

— Открыто! — свернула все окна со статьями про беременность при гормональной контрацепции и развернула файл с таблицами.

Немцы будь они неладны затянули с деньгами и на прилавки должны были открыто встать дешёвые малоизвестные, но, по сути, те же самые лекарства.

— Привет, Красавица! Готовы списки? Я сейчас по точкам проедусь, сразу закину. — будучи любителем солнечного загара, Игорь и сам был как солнышко, постоянно с улыбкой.

— Готовы, сейчас на флэшку скину. — туго соображая нашла в столе чистый накопитель и вставила в порт.

— Сделай на две, пожалуйста, Антону тоже нужна, хочет немцам отправить. — Игорь встал возле стола, никогда не садится, всё на бегу.

— Не нравится мне всё это. Холодок по спине. — призналась, поёжившись от пробирающих неприятностями мурашек.

— Поменьше сериалов стрёмных смотри. — смеясь, посоветовал Игорь.

— Пфф. — фыркнула, но с ответной улыбкой, — Я, вообще, забыла, как телевизор выглядит.

Только за две последние недели с Антоном успели отдохнуть в трёх разных местах типа санаториев и слетать по работе на два дня в Сочи к морю.

— Чего тут бояться? У немцев таких сетей как наша знаешь сколько по всем странам? Одной больше, одной меньше, да и потом они всегда смогут вернуться на своё место, если платить за него исправно начнут. — Игорь не пытался успокоить, а конкретно так успокаивал, но это я не успокаивалась.

Стрёмно. — вот правильное определение всего происходящего.

— Ага. Только вот Электрогорские уходить не захотят.

— Агата. — шумно выдохнув, Игорь задрал голову к потолку, — Ты всюду видишь последствия, а надо посмотреть под другим углом, на возможности. Они ничего и не узнают. Им-то флэшку никто отправлять не станет.

— Думаешь они не поймут, когда их продажи вырастут в несколько десятков раз? Не дураки же сидят там. Вот. — сделав копии, подвинула по столу флэшки.

— Эту прибери пока, Антон сам заберёт и не забивай голову ерундой. Не думай о немцах. — Игорь подмигнул и быстро пошёл к двери.

— Не буду. — честно улыбнулась, забывая обо всём, ведь у меня была проблема покруче немцев.

— Вот и не думай.

Игорь как появился внезапно, так и ушёл быстро. На часах уже было без четверти два, и раз Антон не зашёл до сих пор за мной, значит на обед без него. Я и собралась быстро на выход, воткнув флэшку в порт системного блока, чтобы не потерять. Есть вовсе и не хотелось, но вот в аптеку зайти и купить хотя бы тест было необходимо. Иначе мой внутренний дятел Вуди издолбит весь мозг до конца недели в ожидании приёма у Тамары Андреевны.

Закрыв кабинет на ключ, я спокойно ушла в ближайшее кафе, заскочив мимоходом в аптеку. По привычке купила тест на беременность и ещё одну пачку противозачаточных, хотя на стрёме у меня уже лежала одна, и я надеялась, что и эта лишней не станет.

После скучного обеда без аппетита я вернулась в офис, а в моём кабинете меня ждал Антон, что неудивительно, у него были ключи от моего кабинета. На столе цветы, как всегда разные, но нежные, на этот раз розочки. А он, сложив руки на груди, дремал сидя в моём кресле.

Я перестала двигаться и дышать, аккуратно прикрыла дверь, и поставила сумку на пол бесшумно, боясь нарушить эту идиллию. Чтобы не спугнуть его такой короткий ценный сон, ведь он жил в бешеном ритме и спал крайне мало. Даже когда была возможность спать Антон не мог, потому что часто на нервах. И сейчас он бы поспал, если бы не телефонный звонок на мой идиотский смартфон.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Твою мать! — выругалась про себя, отключая гаджет с противной надписью «Мать» на экране.

— Прости. Это мама. Вечно она не вовремя. — извинилась перед сонным Антоном и подошла к букету. — Красивые. — счастливая улыбка этими частыми букетами возникала на моём лице сама собой.

Антон был невероятно внимателен и заботлив, казалось, конфетно-букетный период в нашей жизни будет длиться вечно, и мы минуем штормы.

— Где была? — потягиваясь, поинтересовался Алиев, в костюме под цвет глаз, что делал их ярче и глубже.

Обожая его глаза, оставила букет и поторопилась сесть к нему на колени, чтобы полюбоваться этой удивительной игрой света и цвета с цветом. Антон прижал к себе, как только приземлилась на него.

— На обед ходила. Ты за флэшкой? Она… — я хотела указать на носитель, но его не было в системнике.

Испуг не заставил себя долго ждать, сердце грохнулось в пятки и даже ниже, где-то колотилось на полу под ногами Антона.

— Я забрал. — провёл указательным пальцем по кончику носа, щекоча с улыбкой.

Выдохнула. Где бы нервов новых килограммчик прикупить, а то те что в наличии уже ни к чёрту.

— Ты дрожишь. — заметил Антон, взглянув на свою руку, лежащую на моей талии поверх жакета.

Даже через слои одежды чувствует, странно, что у меня зубы не стучат, ведь трясёт меня прилично.

— Я испугалась за флэшку. Ты же знаешь, мне не нравится это вся эта рокировка. — спряталась, уткнувшись носом в границу кожи и воротников от пиджака и рубашки, вдыхая пряный аромат перца и освежающего ментола.

Причин для дрожи было несколько, и возможная беременность всё же выходи́ла на передний план., особенно когда вот так, у Антона на коленях.

— Только это? — он спросил осторожно, запуская ласковую ладонь под жакет, провёл по позвоночнику, тормозя подушечками пальцев на застёжке бюстгальтера.

10
{"b":"700657","o":1}