ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мерзлякова! Раненый боец Мерзлякова сядьте! — строго, неожиданно командным голосом потребовал Антон, указав мне на стул.

Глаза в глаза он проводил меня до места.

— Надо стол накрыть. — мямлила я, присев на край стула.

— Угу. Раненая, голодная, литр крови потеряла и стол накрывать?! Сиди спокойно, с контейнеров поедим, никто не треснет. Унесу всё в гостиную. Там, вообще, футбол. — подцепив пакеты, Антон отправился с ними к телеку.

— Мне-то можно на диван пересесть? — хохотнув, поинтересовалась, на что получила согласие.

Игорь с девушкой Леной пришли спустя пять минут, когда я уже хомячила салат наплевав на приличия и Антон мне разрешил, даже сам контейнер подал. За едой, просмотром футбола, весёлой беседой с Игорем и Леной время пролетело незаметно. Проводив гостей, ушли с Антоном спать и я сразу отрубилась. Спала только плохо, снилась всякая жуткая херня, проснулась от ужаса, не помня при этом самого сна. Только факт, что он был неприятным, с чувством тревоги в душе я ещё какое-то время пролежала с закрытыми глазами успокаиваясь, пока не поняла, что что-то мешает.

В спальне ещё было темно, Антона рядом не было, а на ноге что-то болталось. Ощущение было такое, словно я ещё не проснулась и это продолжение моего дурного сна. Но нет. Дотянулась до лампы, тусклый свет прогнал тьму.

К моей ноге к большому пальцу был привязан шарик. Яркий, жёлтый шарик идеально круглой формы с надписью серебристым цветом. Села на кровати и поймав летающий шарик за ленточку притянула к себе.

Моя, выходи за меня.

Без вопроса, в духе Алиева.

К моей ноге был привязан не только шарик, ещё и колечко. Простое без камней, но необычное тем, что плоское и широкое перекрученное в одном месте как ленточка. Никогда таких не видела.

Глава 10

Наше время…

До самого ужина я крепко и беззаботно спала, пока мне не принесли еду на подносе. Медсестра помогла сесть, хотя я и сама могла это сделать, у меня ничего не болело, только приятная тяжесть в мышцах от долгого сна.

К мясу с овощами прилагался стаканчик с таблетками. Три пилюли, одна из которых была красно-белой, что настораживало. Красный предупреждающий цвет и пить мне неизвестные лекарства не хотелось, но сил на сопротивление просто не осталось. Я как бревно поплыла по течению послушно закинув в рот сразу все таблетки и запила их водой. Хоть проверю, чем меня тут лечить будут. Не сразу же отупею до состояния овоща.

Медсестра одобрительно кивнула и вышла, оставив меня одну.

Есть не хотелось, но таблетки принесли с ужином, значит, я должна поесть иначе к моим проблемам со здоровьем плюсом желудок пойдёт. Моё внимание привлекла бежевая коробочка с молоком. На ней был изображён коричневый верблюд, на шее моей весел такой же, вспомнила про него лишь сейчас. Тут же сняла этот подарочек от сумасшедшей Али. К чёрту подальше, закинула его под матрас и потянулась к молоку. Неужели верблюжье? На самой упаковке всё было написано на арабском, и с чего я решила, что внутри молоко? Открыв коробочку, убедилась, что всё же это молоко. Жирное, но… на вкус как обычное ничем не отличающееся от молока привычной мне коровы.

Заставила себя всё выпить и съесть, хотела встать, чтобы унести поднос на стол, но дверь в палату открылась. Первый маленьким вихрем влетел Ваня.

— Мама! Мама! — бежал ко мне соскучившийся, топая ногами как слон и кричал так радостно что до слёз, которые я еле сдержала, поймав рукой маленькую горячую ладошку.

Евгений шёл следом, он прикрыл дверь, и убрав поднос, помог Ване забраться на высокую больничную кровать.

Сынок сразу зарылся личиком в грудь, распластавшись на мне звёздочкой. Он был весь вспотевший, распаренный и…с песком в волосах.

— Возил его на пляж, там обалденные детские площадки. У Ивана появилась русская подружка Алёна. — мягко пояснил Евгений на мой немой вопрос.

Радость за сына перемешалась с материнской тревогой за его здоровье. Никогда я не была мамашей наседкой, но сейчас беспокоилась о том, чтобы не заболел. Куда?! Кто будет за ним ухаживать, если я сама тут нахожусь, на больничной койке?!

— Он не перегрелся? Очень горячий. — потрогала его золотистую макушку, мне, охлаждённой кондиционером, казалось, что она словно кипяток.

Евгений тяжело вздохнул и сказал то, чего говорить не собирался сейчас.

— Агата, ему нужно адаптироваться сейчас, пока он маленький это будет проще проходить. Я хочу, чтобы вы остались тут. Если не навсегда, то надолго. Рому, — он сделал паузу опуская при Ване ненужные слова, — Для вас опасно возвращаться в Москву, пока не выяснится кто это сделал.

— Да, конечно. Я понимаю. А выяснится? — меня обдало мурашками.

Не хотелось верить, что всё это с нами происходит.

— Ищут Агата. — убедительно, словом и взглядом ответил Евгений, не было сомнений, что ищут.

Ваня закопошился и сполз с меня, устраиваясь под боком, явно собираясь спать, но я даже не обратила внимания на это. Всё моё естество было в сторону Евгения. Желание выяснить хоть бит информации поглощало как чёрная дыра.

— Это из-за его нечестных дел? — я продолжала не верить в этот бред, но решилась сходить туда, куда меня так старательно ведут иначе я топчусь на месте поглощённая в своё неверие.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовался он, прежде чем отвечать.

— Хорошо. Ничего не болит. Ответите?

— Девяносто девять процентов из ста. Мой сын, как выяснилось, любил переходить дороги в неположенных местах. — Евгений кивнул в сторону уже крепко спящего Ивана, — Пока спит, обсудим мой статус в его глазах? — он спросил, глядя на меня так, что сначала обдало волной жара, потом забросило в холод.

В этих мужских серых глазах было столько надежды и отчаянья, словно Ваня его шанс вернуть потерянного сына. Реверс. Шанс повернуть вспять то, что давно ушло вперёд.

— Да. Что вы хотите сказать? — снова перешла на вы от волнения.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Я хочу, я готов быть ему отцом. Хотя я понимаю, что это мой внук. Так что если ты против, то…

Перебила его неосознанно.

— Антон точно мёртв? — упорно называя Алиева тем именем, которое знала всегда, понимая, что как бы ни было, он для меня был и останется Антоном, Иван носит его отчество, никакого Рому я не знала.

— С чего такие мысли? — спросил Евгений, вздёрнув брови, и изменив свой потерянный взгляд на настороженный.

— Алина высказала предположение, что он жив. Если это правда, что она рассказала, то он уже умирал понарошку. Сердечный приступ… — прошептала последнее, Евгений стал как его глаза серого цвета и продолжительное время молчал, прежде чем ответить на вопрос.

— Да, у меня была надежда, именно поэтому я летал в Москву. Анализ ДНК что проводился с материалами Романа и Ивана показал девяносто девять. Но анализов было на самом деле два и ДНК с моими материалами и материалами Ромы показала тот же результат. Это была проверенная кантора, если в первом случае я мог сомневаться в подлинности ДНК, то в экспертизе собственной лаборатории я уверен. Не понимаю, почему Алина тебе такое сказала. Она знает, что её брат мёртв. Кстати, она улетела в Париж, в ближайшие три месяца ты её точно не увидишь. — Евгений взял меня за руку, перебрав пальцы, глаза тут же защипало от слёз, так делал Антон.

Поборов эмоции, и ком горечи, подобравшийся к горлу, я согласилась.

— Я не против. Пусть вы будите Ване отцом. Он слишком мал, чтобы мы смогли ему что-то объяснить.

— Ты. Говори мне ты Агата. — Евгений крепко сжал мою руку и улыбнулся по-доброму.

Мощная поддержка, получаемая мной от Евгения, порождала и доверие к этому человеку. Не отрицаю, что и сходство с Антоном играло особую роль. Я потянулась за ним, именно к нему, потому что они так похожи. Иллюзия питала теплом, позволяла держаться от убивающей тоски по любимому подальше. Немного воображения и за руку меня держит уже Антон. Совсем чуть-чуть…

18
{"b":"700657","o":1}